Безымянные

Размер шрифта: - +

История 0. Часть 3

Несмотря на приход гостей, с рассветом деревня не подаёт виду, словно что-то изменилось. Южане просыпаются, завтракают и идут работать. Лишь одна семья отвлекается от обычного распорядка дня. Нужно ведь узнать: кто эти гости, откуда и с какими намерениями, рискуя жизнью, перешли ущелье Серых облаков.

Ни парень, ни девушка точно не помнят, как вошли в дом и потеряли сознание от усталости и голода. Не помнят, как их растормошили по утру, накормили и стали расспрашивать. Даже когда их оставляют одних, девушка просто смотрит в окно, за суетой южан, а парень разглядывает балки под крышей, так и не встав с кровати. У обоих взгляд замутнён тихой болью и незнанием собственного будущего.

Утро сменяет полдень, и свет солнца проникает сквозь окно в дом, переливается на досках, а пара по-прежнему не двигается с места. Из-за двери доносятся приглушенные голоса. Незаметно к ним присоединяются шаги и в дверь стучат.

Девушка вздрагивает первой и по привычке складывает руки на коленях. Дверь со скрипом раскрывается, впуская ещё больше света в пропитанный запахами трав дом. На пороге замирают двое.

Первым внимание привлекает седовласый мужчина со спокойным лицом и серыми глазами. Одежда на нём светло-серая: туника с ниспадающими рукавами, пояс, штаны, к лодыжкам перевязанные бинтом, и лёгкая обувь. Стоящий рядом, по сравнению со своим спутником, выглядит более по юношески, имеет мягкую задорную внешность: чёрные вьющиеся волосы, подхваченные широкой лобной повязкой, тёмно-зелёные, прищуренные и выдающие хитрость хозяина глаза. Одежда на нём тёмно-зелёная: туника с коротким рукавом, лента на талии, повязки на руках и лодыжках, штаны и та же лёгкая обувь. Единственное, что их объединяет, не присущая южанам бледность кожи.

— Как тебе? — заговаривает зеленоглазый.

— Тихая и тоскливая. Даже отголоска нет... — взгляд серых глаз останавливается на девушке, но не пугает, слишком он спокойный. — А ещё хрупкая и печальная.

— Какой ужа-ас, — усмехается второй.

Парень привстаёт с кровати и недовольно оборачивается на вошедших. Он с самого начала ожидал появления магов, вот только из-за погасшей искры сам их почувствовать не мог.

— Некроманты, — сразу же определяет владелец мёртвой искры.

— Он всё чувствует! — вскидывает брови зеленоглазый.

— Нет.

Седовласый качает головой. Просунув руку в рукав, вынимает бутыль, но вместо жидкости высыпает из неё маленькие косточки. Он соединяет ладони и с пальцев срывается фиолетовое пламя, тут же впитывающееся в свой новый сосуд и оживляющее его. Всего мгновение и на ладони седовласого садится скелет мыши. Приподняв череп, словно принюхавшись, мышь спрыгивает на доски и так и остаётся сидеть под столом.

— Ты никогда не ошибаешься, да?

— Просто слышу. Для тебя это то же, что найти вещь или существо, которое не поддастся разложению.

— А!

— Что вам нужно? — прерывает разговор носитель погасшей искры.

— Пришли поздороваться. Меня можешь звать Одиннадцатым, а его, — зеленоглазый указывает на своего серого спутника, — Первым. У нас нет имён, так что мы решили называть друг друга так.

Не услышав ответа и не увидев хоть малейшей реакции, парень с немым вопросом обращается к седовласому и тот качает головой.

— Мы не были пленниками Ордена, как ты, и нам не понять тех мучений, что ты пережил, но ходят слухи, что погасшую искру можно возродить, — спокойная речь некроманта успокаивает и невольно располагает ответить. — Мы скрываемся в этих землях от Ордена. А что на счёт тебя?

— У нас нет конкретной цели.

Ответ даётся магу тяжело, тем не менее он даже не обращает взгляда на девушку, тихо сидящую у окна и опасающуюся вмешиваться в разговор.

— Ха! — зеленоглазый закладывает руки за голову и прищуривается, разглядывая парочку с непробуждёнными искрами. — Время не лечит душевные раны и оттого что вы здесь сидите и тоните в собственной боли — ничего не изменится. Раз уж мы с тобой рождены с одним пламенем в душе, то должны помогать друг другу. Если возникнет желание, приходи. Мы попробуем пробудить в тебе искру. В скором будущем она тебе понадобится, можешь не сомневаться. Орден серьёзно настроен избавить мир от таких, как мы. И никто, кроме нас самих, не изменит этого.

— Мышь останется в доме, — седовласый указывает рукой на скелетик. — Как только твоя искра начнёт оживать или изменяться, она заметит это. Пока же в тебе нет и крохи мёртвого пламени, она не сдвинется с места. Но вы должны скрываться от южан: они тоже не жалуют нас.

Переглянувшись, некроманты уходят, не забыв закрыть за собой дверь. Парень ложится обратно, продолжая бездумно наблюдать за скользящими по потолку тенями. В нём ничего не меняется. Девушка, напротив, чувствует себя неуютно.

— Могу я?.. — внезапно выпаливает она, пока тишина снова не протискивается между ними, и всё равно вздрагивает от собственного голоса, — ...пройтись по деревне?

Парень кивает. Его спутница продолжает сидеть на месте и он обращает к ней серые с лиловым отливом глаза.



Акира Зарксис

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться