Безымянные

Размер шрифта: - +

6

Бирюлев не мог припомнить, доводилось ли ему хоть раз встречать посетителя в лавке Легкого. Выглядела она порядком заброшенной. Провел пальцами по прилавку – едва не утонули в пыли.

Хозяин вскрывал усеянные иероглифами коробки, которые прислали накануне.

– И что, кто-нибудь тут покупает?

– Бывает. Вот, глянь, что пришло, – он протянул нелепую куклу в пестрых одеждах. Довольно мелкая и не слишком приглядная. Волосы ненастоящие – из ниток.

Бирюлев взял легкое тельце в руки.

– Что за материал?

– Гипс, – Легкий принялся за другую коробку. – Прошлый век. Нравится? Забирай. Жене подари.

– Ммм… Спасибо.

– Как думаешь, успеем начать возню с читальней до декабря?

– Боюсь, что нет. Слишком много бюрократии… Бумаги подготовить, согласовать…

– Любят чинушки время тянуть. Надо бы ускорить. Ладно, с этим не к тебе. Спрошу у Шевцова, где можно нажать.

– А строить кто будет? Тоже твои? – Бирюлев достал платок, аккуратно обернул куклу, убрал в карман. Неудобно получилось – она наполовину торчала наружу.

– По-хорошему, надо бы устроить, но там я мало кого знаю, – Легкий неловко расставлял на полке маленьких Будд. – Как Свиридов?

– В ярости, – редактор усмехнулся, вспомнив очередной визит тестя.

Кажется, удалось убедить его, что похитители не представляли, кто такой Бирюлев, и отправили послание просто в газету, рассчитывая, что так оно попадет по адресу. Удачное совпадение.

– Негодяи настолько уверены в безнаказанности, что не боятся заявлять о своих злодействах на весь город, – возмущался заводовладелец, пока Ирина, точно маленькая девочка, стояла рядом и гладила его по могучей спине.

– Снова пошел к легашам или платить намерен?

– Очень хочет пойти, но боится, как бы с девчонкой чего не случилось. Слухи ходят разные, а он надеется получить ее назад целиком.

– Ну, Свиридов – человек разумный… Алекс должен потом и с тобой поделиться.

Бирюлев кивнул, хотя этот вопрос и не обсуждался.

– Да, и вот что… Тестю напели, что Соньку могли сразу убить, а потом уже выкуп потребовать, так что теперь он колеблется. Плюс, есть еще и его рабочие…

О настроениях на заводе, как ни странно, чаще других напоминал Семен – родитель похищенной. Именно он поселил в голове Свиридова мысль о возможном убийстве – как раз перед тем, как отбыть в Маньчжурию. Срывать сделку из-за дочери он не стал.

– Рабочие – это довод. О них сразу нужно было подумать. Но для чего убивать девку? Глупость какая. Кто так работает? Хотя им-то откуда знать.

В прихожей послышались голоса, и через миг над дверью лавки звякнули китайские колокольчики.

– Освободился вот – и сразу к тебе, – сообщил растрепанный Соловей. – Утром снова пытались напасть на голову. Опять возле курильни.

– А Одинцов упрям в увлечениях, – Легкий ответил на рукопожатие. – Только не говори, что и на этот раз промахнулись.

– Тот даже попробовать не успел, – Соловей поздоровался и с Бирюлевым. – Задержали. И тут самый смак. Знаешь, кто помешал избавить тебя от конкурента?

Легкий закатил глаза, поднял ладони кверху.

– Червинский.

– Да ладно? И как?

– Заметил на улице, как тот готовится – и сбил с ног. Прямо геройский, мать его, поступок. Уйма прохожих видела.

– Вот же… – скривился Легкий.

Бирюлев удивился не меньше.

– А Червинский не с теми, кто покушался? В последний миг произошло разногласие… – не без умысла предположил он.

– Может быть. Охранка в любом случае проверит. Но не знаю пока, стоит ли сильно напирать на эту идею. Хотя, если надо, то мы, конечно, поможем найти доказательства.

– Н-да. Тут надо не спешить, а поглядеть, как дальше пойдет, – задумался Легкий. – Голова-то, небось, Червяшу ноги от счастья лижет?

– Почти, – Соловей расстегнул ворот, принялся расчесывать покрытую красными пятнами шею. – Крапивница. А сегодня еще и забегался… Все газетенки теперь расскажут, какой Червинский молодец. И твоя тоже. Твой человек у нас, как раз беседовал с ним, когда я уходил. Петренко, кажется.

Бирюлев фыркнул. Молодой и слишком амбициозный. Не стоило его брать.

– И что получится? Сначала – негодяй, а теперь – герой?

– Проследи. Слишком хвалить его точно не стоит. А лучше – и вообще не упоминать детали, – посоветовал Легкий. – Но и пропускать такое – тоже не дело. Это странно выглядит.



Юлия Михалева

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться