Безымянные

Размер шрифта: - +

12

Исписав стопку бумаги, Червинский едва разжал пальцы. Давно не доводилось браться за ручку. Сперва даже показалось, что разучился ее держать.

Но занятие – хотя и подзабытое, но такое знакомое и когда-то привычное – втянуло. Раскладывая исчирканные листы, как карты в пасьянсе, бывший сыщик словно разбирал свои спутанные мысли.

Свободного времени – а значит, и возможности что-то выяснить – осталось совсем немного. В ближайшие дни Червинскому предстояло приступить к службе, и теперь это огорчало ровно в той же степени, что и радовало.

На каждом листе он обстоятельно записал все, что знал о каждом пропавшем ребенке. С учетом рассказанного Евой – про себя Червинский называл даму-директора фамильярно – их было одиннадцать. Одиннадцать!

За цифрой крылись живые души… но бывших коллег и она не впечатлила. Проклятое змеиное гнездо! Все давным-давно стало ясно, еще до увольнения. Но одно дело – просто знать, и совсем другое – оказаться с обратной стороны.

Ольга с Алей сегодня навещали кузину. Катя в гимназии. Прислуга ушла за покупками. В доме почти тихо – если не брать в расчет шум ледяного октябрьского дождя за окнами да мерное сердцебиение напольных часов. Звуки убаюкивали – а Червинскому, наоборот, следовало встряхнуться.

Стараясь не вслушиваться, он поднял со стола первый листок. «Лиза Червинская. 10 лет». Здесь вряд ли можно что-то упустить. Отложил, взял второй. «Федя Лапин. 8 лет. Сын учителя. Не вернулся из мужской гимназии». «Коля Трегубов. 9 лет. Сын приказчика из галантерейной лавки. Не пришел домой из реального училища». Дальше шли простые, похожие друг на друга имена. «Аня Петрова. 9 лет. Воспитанница сиротского дома. Отправилась в лавку за лентами по поручению учителя. Не вернулась». Эта девочка, по словам Евы, пропала первой. Госпожа директор долго и подробно ее описывала – чувствовалось, что Аня была ей ближе других. Рыжеволосая, смешливая, артистичная. Старательная, но не слишком одаренная от природы: ей одинаково плохо давались что арифметика, что правописание. «Даша Иванова. 7 лет. Отправилась на прогулку с воспитателем. Спросила разрешения посмотреть на выступление шарманщика. Исчезла». «Петя Иванов. 9 лет. Отправился по поручению учителя к сапожнику. Не вернулся».

Исполнительные, послушные дети в возрасте от семи до десяти лет. Они хорошо ладили со взрослыми и потому не отказали бы, если бы незнакомец их о чем-то попросил – вот первое, что всех объединяло.

Бедная одежда – второе. Сойти за сирот, которых вряд ли бы стали особо разыскивать, с виду могли и домашние: Лиза разлила на себя чернила, Федя перемазался при чистке печей. Коля Трегубов – юркий шалун. Если верить его отцу, он всегда находил, где перепачкаться.

Третье – отсутствие компании на улице и не слишком людный час. Все дети исчезли с февраля по сентябрь, в присутственные дни и в один промежуток времени – от 11 до 14-15.

Четвертое – черный автомобиль. Червинский понимал, что нельзя слепо доверять словам какого-то чиновника. В конце концов, тот мог выдумать всю историю со скуки. Но пока, за неимением лучшего, приходилось отталкиваться от его версии.

Тем более, косвенно ее подтверждали и сыщик Свиридов с Бирюлевым. Точнее, их осведомители, уверявшие, что в кварталах оврага, где обитали головорезы да нищие, о пропавших детях не слышали. А черный автомобиль – новый, дорогой и довольно редкий – мог принадлежать только человеку с определенным положением.

Нет, не «только». Скорее, «как правило»: ведь и купец Демидов, решивший наладить судьбу Червинского, и его коллега явно не имели в деньгах недостатка, но тоже по каким-то причинам жили именно в Старом городе.

Если же соединить все четыре конца воедино, то складывалась вполне правдоподобная версия.

Некто, не стесненный в средствах, ездил днем по улицам, высматривая одиноких бедных детей – сирот, которых, как говорилось в анонимке, «некому искать». Он подзывал их и просил об услуге. Те, что были покладистыми, соглашались. Садились в автомобиль – и больше их не видели.

Нет, не нужно думать о том, что происходило дальше. Предположения далеко не лучший советчик.

Черный автомобиль…

В последние дни Червинский бродил по городу, высматривая такие. Подходил, расспрашивал о владельцах, рискуя привлечь к себе ненужное внимание и вызвать подозрения добропорядочных горожан.

К счастью, машины редко управлялись теми, кому принадлежали – а шоферы отличались разговорчивостью, а не мнительностью.

Так что список автомобилей Червинский тоже составил. Не слишком обширный – пока всего из семи пунктов. Включил туда всех без разбору, не размышляя раньше времени.



Юлия Михалева

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться