Безымянный Бог или История одной учительницы

Размер шрифта: - +

9.6

Почти всех преподавателей собрали после обеда в малом зале, уютном и куда более теплом, чем другие помещения Академии. Остальные же преподаватели проводили занятия у академистов первых трех годов обучения – для них занятия решили продолжить во время проведения турнира. Это вызвало волну недовольств, но спорить со Светлейшим никто, конечно же, не стал.

В малом зале не было парт, отсутствовали энергетические шары. Вместо этого в несколько полукругов располагались мягкие невысокие кресла, а свет проникал через высокие стрельчатые окна. Слабый свет едва проникал внутрь, даря помещению полумрак, нагнетающий атмосферу. И все присутствующие преимущественно молчали, сидя или стоя в одиночестве.

Светлейший задерживался. Это нервировало, ведь предстояло обсудить немало важных вопросов. Седовласый декан целительского отделения хмуро мерил шагами пространство вдоль дальней из стен, на которой висело несколько мрачных портретов. Мужчина думал о том, что в его крыле этим утром накрыли простыней тело юной девушки, сгоревшей заживо в собственном пламене прошлым вечером. Ее так и не удалось спасти. Думал и о другой девушке, провалившей отбор почти сразу после начала. Ее сожженные руки удалось восстановить, но теперь пальцы не чувствовали потоков, пропуская сквозь себя.

С двумя юношами ситуация сложилась куда лучше – некроманту прочистили от земли желудок, которой он успел наглотаться во время медитации, да восстановили разорванные ткани, воднику и вовсе повезло, лечить его почти не требовалось. А девушка с ледяным даром – отдельная история. Здесь требовалось собрать всех специалистов и решить, что с ней делать дальше, потому как способности заморозки могли очень сильно помешать при работе с потоками – если их заморозить, пока они проходят через тело…

Пожилая невысокая эльфийка, декан отделения некромантов, выкрасила серебристые волосы в красный цвет и сильно побледнела. Но ее губы не покидала мечтательная улыбка – всё же только с ее факультета отбор прошли трое учеников. Волнения по поводу погибших почти не тревожили ее.

Светлейший пришел тогда, когда казалось, что уже нет сил ждать. Мария, к своему стыду, уснула в кресле, откинувшись на мягкую спинку, а потому громкий звук хлопнувшей за эльфом двери заставил ее изрядно встряхнуться и нервно оглядеться по сторонам. Впрочем, никому не было до нее дела – как дикие звери, преподаватели, не теряя зря времени, накинулись тут же на Светлейшего с невероятным количеством вопросов, отдающих паникой, страхом и гневом. То, что произошло за последние сутки, не оставило никого равнодушным.

- Тишина! – громогласно пронеслось по малому залу и все вмиг затихли, со смущением или удивлением смотря на ректора. А он в свою очередь обвел грозным взглядом собравшихся. – Вы ведете себя недостойно преподавателей Академии! Соберитесь!

Пока все собирались с мыслями, рассаживаясь, Грайэль смог пройти до невысокого стола в самом начале кабинета. Облокотившись о него и скрестив руки, Светлейший медленно посмотрел, казалось, каждому в глаза, словно в поисках чего-то, или пытаясь в чем-то убедиться. Наконец, медленно кивнув, он позволил начать совещание.

- Грайэль, - начал декан целительского отделения, которому позволялось называть декана по имени при всех, потому как он был самым пожилым, по человеческим меркам, среди присутствующих, - во время отборочного тура мы потеряли одну ученицу.

Светлейший взглянул в мрачные и грустные глаза мужчины. На какое-то время в малом зале воцарилось молчание.

- Распорядитесь, чтобы тело доставили семье и сделали соответствующие выплаты. Что с Элоной? Удалось восстановить руки?

- Да. Но магические потоки ей больше недоступны. Остальные приходят в себя.

- Хорошо. Позже мы поговорим с тобой на эту тему, - предупредил Грайэль и наконец-то обернулся ко всем собравшимся. – Как вы знаете, утром нам всем предстоит провести первый этап турнира. Я говорил, что самостоятельно выберу наставников среди вас, однако пришло распоряжение от Повелителя, - в этот момент по малому залу прошлась волна взволнованных шепотков, - в котором четко указаны новые правила проведения этого задания. Деканы факультетов не будут участвовать в качестве наставников. Кто станет им – решит прозрачный куб. Его уже доставили в Академию.

Если к первой новости все отнеслись спокойно, то вторая взбудоражила преподавателей – они наперебой стали что-то говорить доказывать, возмущаться. Всё это слилось в единый гул и Мария поняла, что голова просто разрывается – она так и не взяла лекарство у целителя, а прошлой дозировки в виде маленькой капли, судя по всему, не хватило.

Грайэль тоже сморщился и сделал едва заметный пас рукой. Тонкой паутинкой на всех преподавателей опустился полог тишины. Он был настолько тонок, что позволял продолжать споры, но громкость голосов заметно снизилась.

- Я выскажу общее мнение, Грайэль, - тихо проговорил декан целительского отделения, на которого подействовал полог, отчего голос был едва слышен. Светлейший манул рукой и мужчина благодарно кивнул. – Куб способен выбрать кого угодно. Мы не станем сомневаться, что он выбирает не просто так, а по каким-то своим критериям, однако не хотелось бы подставлять молоды и еще неопытных в делах турнира преподавателей. К тому же, не все способны работать с потоками, что может сказаться на…

- Достаточно, Руаль, - устало перебил седовласого мужчину Светлейший и потер пальцами переносицу. На его лбу мимолетно проявилась едва заметная тонкая поперечная морщинка. Глубоко вздохнув и прикрыв глаза, эльф помолчал какое-то время, а когда открыл их, то во взгляде все увидели невероятную усталость и печаль. – Я понимаю тебя, понимаю вас всех. Но приказы Повелителя мы не в праве обсуждать. Но мы можем встать плечом к плечу и поддержать тех, кому будет сложно в эти тяжелые дни турнира.



Ольга Хеленгур

Отредактировано: 31.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться