Безымянный мир.

Размер шрифта: - +

Глава 37.

***

Этси продолжала носиться над городом, как угорелая. Через некоторое время, она решила, что снизошедший еще не прибыл. Если честно она не знала, как он обнаружиться. Быть может, столб небесного света сопровождает его повсюду, или над ним кружат феи с лирами в руках. Все может быть, на все нужно обращать свое внимание, а пока нужно отдохнуть. Богиня птиц приземлилась на крышу старого маяка, находящегося в западной части Руббина, поближе к океаническим водам.  С крыши самого высокого здания в городе можно было разглядеть городские ворота, лучшего пункта для наблюдения не придумаешь.

Свесив миниатюрные ножки с края водостока, Этси взирала на снующих туда-сюда по улицам людей. Сейчас они такие крохотные точь-в-точь, как она сама. Богиню птиц захлестнули негативные чувства. Наружу вылез комплекс, словно надоедающий чешущийся прыщик на спине до которого не дотянуться, как бы ты не старался. Но почему ей досталось это тельце. Словно чья то злая шутка. Может создатель хотел, чтобы она была ближе к маленьким народцам, вроде фей и злобных кнаксов. ( Кнаксы миниатюрные человекоподобные существа, покрытые с ног до головы густой шерстью, обитающие на крайнем юге в ледяных пещерах). Конечно, можно было влюбиться в эфея (эфеями называли мужских особей фей). У Этси начинал дергаться глаз об одной мысли об этом. Как можно любить этих щеголей, всю жизнь любующихся в зеркальце и жрущих цветочный нектар. Богиня птиц не так долго для бога, но ужасно долго для человека любила ЕГО. Но что она могла дать ему? Обнять палец или пощекотать крылышком щеку. Бред, несбыточные мечты. Этот неназванный ни кем мир ее достал, за ее мучительно длинную жизнь. Хотя нет, был шанс. Этси обманывала саму себя, когда думала, что идет на спасения новому богу. На самом деле, в помощи нуждалась она сама. Ведь в маленьком тельцем скрывалось несоизмеримо большое сердце способное любить не только себя.

Небо озаряло сразу три солнца. Лишь краткий миг, когда по мнению местных жителей первое солнце погружалось в пучину, а третье, вечернее медленно всплывало. Среднее же солнце взошло на небесный пьедестал и дарило всему безымянному миру свое тепло. Богиня птиц расправила свои крылышки, ловя ими теплые лучики света. В ее головку продолжали лезть мысли, хорошие и плохие. Но Этси уже все решила для себя. Пускай это будет стоить ей бессмертия, пускай будет стоить ей крыльев, но она измениться ради него.

***

Сомнения терзали бога обмана.  План рушится на глазах, и только он знал об этом. Избранной осталось не долго.  Что поделаешь если в этом мире нет не единого существа обделенного магией. Титадина Лоунс тому не исключение, в ее сердце скрывалась крошечная, практически не заметная,  капелька магии. Этого вполне достаточно для того чтобы умереть от сил кафтана. В конце концов, она сама виновата. Не чего было медлить. Но что будет, если она не успеет. Об этом даже думать не хотелось. Плевать на место глашатая, и на почтение его персоне среди остальных  божественных сущностей. Если снизошедший доберется до них и начнет то зачем он явился в этот мир. Возможно в боге обмана, вовсе пропадет необходимость.

В зал, который мерил шагами обеспокоенный Силим, влетел, словно шаровая молния, ведомая своей необъяснимой траекторией, бог уюта, к бутылкой вина в левой руке, томиком стихов в правой и шахматной доской под мышкой. Увидев Силима, он резко затормозил:

- Ох, друг мой. Вижу тебя, что-то тревожит. Может  немного амброзии развеет беспокойства.

- Не до тебя сейчас, - огрызнулся бог обмана, срывая злость на гостеприимном хозяине.

- Потише, потише незачем так кипятиться. Если что-нибудь понадобиться просто свистни. Нет, серьезно только свистни…

Юстус убежал прочь из зала в неизвестном направлении. Силим подметил, что коротышка забежал в кладовку, но оттуда так больше и не появился. Вековечный замок был пронизан потайными ходами, комнатами лазами и залами. Юстус хвастался тем, что как истинный смотритель дома богов, знает все уголки замка. Бог обмана подошел к окну, открывающему вид на безбрежные просторы океана и бесцеремонно, словно самый обычный смертный, перегнулся через подоконник и плюнул вниз. Ничего сверхъестественного не случилось. Плевок не взмыл в небо, превращаясь в чайку, словно плюнул не обычный смертный. «Что же, быть может мы и не совершенные, - подумал бог обмана. – И мы можем допускать ошибки».

***

Юстус вбежал в огромный тайный зал. Самое большое помещение в Вековечном замке. Праздник во славу свершения божественного замысла, (название придумал сам бог уюта), должен был быть самым грандиозным событием в истории мира. Все самое лучшее. Из погребов в недрах скалы, сотворенных самим богом камня, будут подняты вековые вина, лучших мастеров древности. В центре уже весела люстра из пурпурного жемчуга, с лампами, в точности повторяющими карту звездного неба. На этот раз фонтан в середине зала  будет представлять из себя миниатюрный Безымянный мир, с реками из амброзии падающими водопадами за край. Пир состоявшийся не так давно в верхнем зале, покажется жалкой попойкой в дешевой таверне.

 

                                                                     



Alex Pok

Отредактировано: 08.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться