Безымянный мир.

Размер шрифта: - +

Глава 43.

***

Двери храма всегда были открыты для его королевского величества. К тому же на проникновение туда была веская причина. Панихида по лжеепископу Иоппу. Пулька решительно запротестовала, когда Витиар попросил ее остаться дома, поэтому пришлось взять ее с собой. Девушка одела свой самый черный наряд из шелка, став похожа на размазанное пятно чернил, с щеками в эпицентре.

 - Как думаешь, этот наряд меня не полнит? – Спросила она, садясь в карету.

- Нет что ты? – Не соврал молодой король, поскольку считал, что это она полнит платье. Карета тронулась, ловя колесами булыжную мостовую.

- Похороны епископа это тоже часть квеста? – Улыбаясь в тридцать два зуба, поинтересовалась Пулька.

- Частично. Епископ на самом деле погиб.  Я обязан там присутствовать.

- Вы что ради меня убили епископа? – В глазах дочери хана загорелись искорки, Витиар поежился.

- Конечно, нет. Кстати в центральном королевстве даже не казнят людей. - Формально казни действительно не было, но было наказание в виде отрубания головы, за особо тяжкие проступки иногда назначалось. – Кстати где ты так научилась драться? – Решил сменить тему Витиар.

- У меня шесть сестер, я ведь писала тебе об этом.

- А это тут причем?

- Я старшая. Поскольку братьев у нас нет. Я стану править после смерти отца. – Пулька задумалась, по крайней мере, лицо приняло задумчивый вид, брови сдвинулись, лоб наморщился. – Если честно мне не очень хочется заниматься всей этой чепухой. Тебе ли не знать, правление и все такое. В отличии от сестер, меня всегда тянуло в центр.  Так вот эти салам-хатим (Кривозубые ослицы) не раз пытались прикончить меня. Драться я научилась, отбиваясь от них незримое количество раз.

- Это ужасно, вы же семья.

- Это весело, - хихрюкнула старшая, из сестер Каллаар. – Представляешь, кто-то из них подложил мне в постель ужа. Ладно, если желтобрюхую кобру или песчанку обыкновенную, но ужа это слишком глупо даже для них.

- Ясно. Мне вот очень хочется спросить тебя, как ты относишься к рабству? – Витиар, наконец, добрался до вопроса интересующего его более всех остальных.

- Ни как, главное чтобы рабы всегда были под рукой. Кстати не понимаю, как вы без них обходитесь.

- У нас есть прислуга, они получают оклад. И все остаются довольны. По мне рабство, изъеденная временем глупость. Извини, если обидел ваши традиции.

- Все нормально, я бы тоже их всех прибила.

«Эта девушка неисправима, - думал Витиар. – Как можно быть настолько жестокой. Нужно налить в это море ненависти и злобы, графин сомнений».

- Зачем терять преданных людей?

- Преданных? Ты шутишь? – Непонимающе вопросила Пулька. – Дай им волю, они шею зубами нам перегрызут, а потом еще станцуют на холмике из песка, в котором нас закапают.

- Я считаю все относительно. Представь, стоит лишь искоренить рабство, и бывшие невольники начтут чтить любого, кто это сделал. Конечно, кто-то уйдет, но большинство останется преданно служить освободителю.

- Интересная идея, но старик не согласиться на это. – Развела руками дочь хана. – Он у меня консерватор. - Пулька не так давно узнала значение этого слова и хотела блеснуть своими знаниями. Ранее она считала консерватором того, кто делал консервы. А сейчас упорно ломала голову над тем как называть изготовителя консервов. Консервист, или быть может, кансерводел?

- Сколько людей, столько мнений. – Демократично подвел итог молодой король.

Карета остановилась, и молодые люди проследовали в храм. Лужайка возле центрального входа была украшена цветами, обернутыми черным, - классическое выражение траура у служителей богов. Перед, широко распахнутыми дверями, стоял невысокий монах, в черной робе с наброшенным капюшоном. Он награждал гостей поклоном, благодаря за приход на панихиду.

- Рад видеть вас ваше величество, благодарю за то, что вы чтите традиции, - монах отвесил легкий поклон. Кулик поклонился в ответ. Пулька попыталась отвесить реверанс, но едва не воткнулась носом в каменные ступени храма.

Зал, как и предполагалось, был полон. Такие события всегда вызывали интерес у местного населения, а сегодня двери были открыты для всех желающих. Людей конечно больше интересовали угощения, а также выпивка после похорон, но они терпеливо стояли, склонив голову и выражая самое, что ни наесть прискорбие. Кто-то держал влажный платок, возле глаз, вытирая невидимые слезы.  Для короля с гостьей из соседних земель, пустовало два места в  первом ряду. Чувствуя кожей взгляды собравшихся, Витиар сел возле  советника Мэдви.

- Последнее время вас не видно сэр. – Шепнул советник. – Вы знаете, что я не из тех, кто сует нос не в свое дело. Но сэр, она вам явно не пара.

- Мэдви, совать нос в чужие дела у тебя выходит даже хуже чем советовать королю. Прости, если обидел.

- Это вы меня простите сэр. В участке я сделал все точно так, как вы сказали. Наорал на Гратца. Сообщил ему, что король лично принес извинения и освободил подданную северо-западных земель Пульку Каллаар из-под стражи. Если честно, я даже немного вошел в роль и выбил чернильницей окно.



Alex Pok

Отредактировано: 08.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться