Беззаконная комета

Размер шрифта: - +

Глава 6 (эпизод 2). Обновление от 6 сентября

 

 

В следующие полчаса она, не находя себе места, мрачно расхаживала по комнате, с тревогой прислушиваясь к малейшим шорохам, доносившимся извне. Но вокруг было тихо, казалось недавние завоеватели потеряли всякий интерес к осаждаемой крепости, и Светлана неожиданно почувствовала нечто вроде разочарования.

Стараясь не поддаваться подобным мыслям, она села за стол и придвинула было к себе начатое письмо, но, разумеется, сосредоточиться на нем не смогла. К тому же день уже клонился к вечеру, в комнате быстро сгущались сумерки, и писать стало невозможно. Потянувшись за канделябром, Светлана обнаружила, что вчерашние свечи догорели до основания, но заменить их сейчас не было никакой возможности.

Смирившись с этим, она вновь уселась на оттоманку и с удивлением вслушалась в кладбищенскую тишину, наполнившую дом.

Впрочем, с улицы, а точнее, с внутреннего двора, кое-какие звуки все же доносились: негромкий металлический лязг и скрежет, словно стая воронья садилась и вновь взлетала с карнизов под окнами.

Внезапно в комнате стало совсем темно, и в недоумении обернувшись к окну, Светлана едва не закричала от ужаса: стекло заслонял силуэт человека, и человеком этим был… князь Батори.

Держась за выступ стены, он невозмутимо стоял на карнизе, с улыбкой глядя на похолодевшую девушку. На подгибающихся ногах она приблизилась к окну, что было сил рванула накрепко закрытые рамы, ломая ногти, распахнула их, впустив в комнату поток ледяного ветра и метель.

Поблагодарив ее коротким поклоном, венгр переступил через подоконник, и спрыгнул на пол. Захлопнув створки окна, он обернулся к находившейся в полуобморочном состоянии барышне.

- Простите, я, кажется, напугал вас, - ярко-синие глаза Батори с интересом смотрели на нее. – Но, похоже, это был единственный способ повидаться с вами.

При звуке этого безмятежно спокойного голоса шок Светланы внезапно сменился негодованием.

- Ну, знаете ли, - выдохнула она, - это уже переходит всякие границы! Кто дал вам право?..

- Именно об этом я и хотел поговорить с вами, - не сводя с нее глаз, венгр приближался к ней, меж тем как Светлана пятилась от него, совершенно выбитая из колеи. – Вы не считаете, что нам есть, что обсудить?

- Не считаю! – выпалила она. – Если вы думаете, что я приду в восторг из-за того, что вы залезли ко мне в окно, словно герой бульварного романа, то вы глубоко заблуждаетесь. Я не желаю иметь с вами ничего общего!

Остановившись, молодой человек молча смотрел, как Светлана, за спиной которой неминуемо оказалась дверь, поспешно отодвигает задвижку. Распахнув ее, она выскользнула из комнаты, бросив не без опаски последний взгляд на неподвижного венгра. Пролетела через коридор, совершенно не представляя, куда идти и что делать дальше, и наконец, обретя некоторое присутствие духа, с достоинством вошла в боковую дверь гостиной.

Там, молча глядя на нее, стоял отец. Он не сдвинулся с места и не произнес ни слова до тех пор, пока вслед за строптивой невестой не вошел жених. Лишь тогда, обернувшись к ним обоим, он холодно и отрывисто изрек, выполняя обещанную церемонию знакомства:

- Светлана Арсеньевна Закревская. Князь Батори.

Столь лаконичный стиль вполне соответствовал ситуации, но венгр счел нужным уточнить, ослепив невесту белозубой улыбкой:

- Меня зовут Миклош.

- Дурацкое имя! – с приторно-любезной улыбкой сообщила Светлана.

Миклош (теперь мы будем звать его именно так) в ответ неожиданно засмеялся:

- Совершенно с вами согласен. Но менять что-либо уже поздно.

- Светлана! – выведенный из себя, граф Закревский схватил дочь за руку. – Что ты себе позволяешь?!

- Арсений Андреевич, - вмешался молодой человек, - давайте не будем заострять на этом внимание. Сойдемся на том, что у вашей дочери есть повод сердиться на меня, ведь правда?

- Я ни малейшего повода не вижу, - отрезал граф. – Но в одном ты прав, мой мальчик: мы еще успеем поговорить об этом. А теперь пойдемте обедать.

С этими словами граф Закревский предложил руку присоединившейся к ним супруге. С тем же намерением к Светлане повернулся Миклош, но она проигнорировала его жест, и гордо расправив плечи, в одиночестве проследовала  в столовую.

Но, к несчастью, избежать его соседства за столом было невозможно. Отец и Аграфена уже сидели на своих местах; приборы, приготовленные для жениха и невесты стояли напротив, рядом друг с другом.

Когда Миклош опустился на стул возле девушки, она постаралась как можно дальше отодвинуться от него, всем видом, несмотря на гневный взгляд отца, демонстрируя оскорбленное достоинство. Но на молодого князя, казалось, ее неприязнь не произвела особого впечатления. Как и хозяева дома, он хладнокровно принялся за еду, и Светлане ничего не оставалось, как последовать его примеру, или, по крайней мере, сделать вид, что ест: близость венгра напрочь отбивала у нее всякий аппетит.

Со своего места Аграфена с улыбкой посматривала на странную пару и, встречаясь с ней взглядом, Светлана невольно пыталась подметить искру интереса между мачехой и женихом. Но ничего похожего на тайную страсть обнаружить ей не удалось: Миклош практически не смотрел на графиню, разговаривая с будущим тестем о политике. Но этот факт нисколько не успокоил Светлану. В конце концов, Батори не так глуп, чтобы строить глазки своей пассии в присутствии ее супруга…



Марина Одинец

Отредактировано: 27.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться