Беззаконная комета

Глава 9. Обновление от 18 сентября

 

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

ПОДСЛУШАННЫЙ РАЗГОВОР

 

Когда за горничной закрылась дверь, и шаги ее затихли в коридоре, Аграфена взяла с подноса чашечку с дымящимся кофе и негромко спросила:

- Я не понимаю, Веро, как же ты догадалась о том, что Светлану ждала не Дженнифер?

Они собрались на совет в гостиной дома Закревских, все три: обессилевшая от слез Светлана полулежала на диване, закутавшись в плед, рядом, в уютных креслах, расположились Аграфена и Веро.

После возвращения из Смольного уже несколько часов обе дамы не могли добиться от девушки ни единого слова: она упорно молчала, точно окаменев. Ни говорить, ни вспоминать сейчас о великом князе ей не хотелось. Одна мысль о новом и, судя по всему, гораздо более рискованном свидании, к которому вынуждал ее Михаил, приводила в ужас. Ее девическое тщеславие вполне устраивал невинный флирт с ним, более импонирующий ее возрасту и образу мыслей, и придающий некоторую ценность ее безрадостной жизни, но Михаил хотел большего. Того, что она дать ему не могла, да и не желала. Стоявшая перед ней дилемма, казалось, просто не имела решения, и потому Светлана, следуя своей привычке, постаралась загнать ее в самый дальний угол своего сознания.

Но помимо данной великому князю безрассудной клятвы, было в этой встрече еще кое-что, сильно встревожившее девушку. Не слишком ли много знал о ней Михаил? Откуда стало ему известно о предстоящем браке? Помимо членов семьи об этом не знала ни одна живая душа, но для великого князя, похоже, в доме Закревских секретов не было…

Веро не сразу ответила Аграфене, поглощая один за другим нежные пти-фуры со сливочным кремом, и, наконец, опустошив блюдо, спокойно изрекла:

- C'etait facile. (Это было несложно. (франц.) Слишком уж много таинственности напустила эта дамочка, и мне это показалось подозрительным. Когда она увела Светлану, я немного поразмыслила и поняла, что дело явно нечисто. Ну, а придя к подобному выводу, я не колебалась.

- Могу себе представить! – отозвалась Аграфена. – Должно быть, это было незабываемое зрелище: княжна Сабур, атакующая противника, словно батарея тяжелой артиллерии! Тебе крупно повезло, что его высочество находился в таком двусмысленном положении, иначе ты вполне могла бы с рассветом дня оказаться в Петропавловской крепости.

- На Неве идет лед, как сказал недавно господин Пушкин, - отмахнулась Веро, - и Петропавловка вне досягаемости. Кроме того, подумай сама, как бы великий князь выглядел в глазах своей пассии, если бы решил наказать меня? Вряд ли тогда мог он рассчитывать на благосклонность Светланы.

- Только это тебя и спасло!

- Меня гораздо более занимает другое, - продолжала княжна, - что могло произойти между ними? Но, кажется, барышня не собирается посвящать нас в подробности.

- Не трогай ее, Веро, - мягко сказала графиня Закревская, - ты же видишь, она еще не пришла в себя. Что произошло между ними? Думаю, ничего. Пока ничего, - она метнула взгляд на отрешенную Светлану и, помолчав, медленно проговорила: - Не знаю, как вы отнесетесь к моему предложению, но, все же, выслушайте. На мой взгляд, этот инцидент ни в коем случае не следует доводить до сведения мужчин, - как Арсения Андреевича, так и князя Батори.

- Возможно, ты и права, - поразмыслив, кивнула княжна Сабур, - но не пожалеем ли мы впоследствии об этом? Если мужчины будут в неведении, значит, они не смогут в случае необходимости помочь нам.

- Но и навредить тоже не смогут, - возразила на это Аграфена. – Ты хотя бы понимаешь, в какое сложное положение мы их поставим, открыв правду? Уж не знаю, на что решится мой муж, узнав, что великий князь совращает его дочь, но в реакции Батори я нисколько не сомневаюсь. Он немедленно потребует сатисфакции у его высочества, а что последует за этим, страшно даже представить.

- Уж не думаешь ли ты, что он будет первым, кто решился на это? – усмехнулась Веро. – Если мне не изменяет память, лет шесть назад уже произошло нечто подобное, правда, с цесаревичем Константином. Его вызвал на дуэль, вступившись за честь своего полка, один кавалергард, Михаил Лунин. Ты, может быть, слышала о нем от Саши, Светлана? - окликнула она девушку, но та не отозвалась. – Он кузен братьев Муравьевых, весьма незаурядная натура и настоящий сорвиголова.

- Мне знакомо это имя, - вставила Аграфена. – Кажется, Лунин тогда легко отделался.

- Да, более чем. Его высочество обратил все в шутку. Так что, кровожадная мечта Лунина – сойтись в поединке с августейшей особой, так и осталась неосуществленной. А жаль, право. Был бы хороший урок Михаилу Павловичу. Не говоря уже о том, что не всей же гвардии состоять из холуев! Такие мужчины, как Лунин, несомненно, являются украшением нации, но жизнь, как всегда, вносит свои подлые коррективы. Впрочем, все, что ни делается…

- Впервые слышу, Веро, чтобы ты в таком возвышенном тоне говорила о мужчине! – лукаво улыбнулась Аграфена. – Если Лунин и вправду был так хорош, почему же ты не остановила на нем выбор?

- К сожалению, до моего идеала он не дотягивал, - серьезно сказала Веро. – Наружность его не в моем вкусе, а мне тогда это казалось существенным. Но, разумеется, не все были так же разборчивы, как я. Помню, сестра тогда писала мне, что в Вильно, где он прожил какое-то время, уйдя в отставку, дамы буквально сходили с ума по нему.



Марина Одинец

Отредактировано: 27.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться