Библиотекарша по характеру

Размер шрифта: - +

Больше не одна

Всю ночь моросил дождь, и утром свинцовые тяжёлые тучи низко нависали над домами, деревьями и дворами. Я промочила все ноги, пока дошла до казармы. Переобулась в тапочки, налила дешёвого несладкого кофе и нехотя потащилась работать.

Я, наверное, всё-таки устала. Казалось, что книгам нет ни конца ни края. И последнее время всё больше выматывали мысли о том, что мне позарез нужны деньги, и надо искать нормальную работу...

Из-за шума дождя я не сразу уловила, как открылась входная дверь. Только услышав весёлый женский голос, я вздрогнула и обернулась.

- О, открыто тут...

Это было сказано просто так, не мне, и я промолчала в ответ, глядя на пухленькую милую тётеньку, отряхивающую бордовый зонт, а потом ставящую его у двери сушиться.

Тётенька глянула на меня и улыбнулась:

- Ааа, здрасьте!

- Здрасьте...

Это же повар, работавшая здесь! У меня отлегло от сердца.

Тётенька сняла лёкгий плащ, развесила его на спинке стула у входа и прошла на середину холла.

- Ну ничего себе Вы тут уже потрудились! Ну Игорь так и предполагал, что Вы, скорее всего, уже начали тут наводить порядки и никого при этом не предупредили...

Она немного грустно улыбнулась и покачала головой:

- Вы что же, одна тут работаете?

Я тоже попыталась улыбнуться:

- Одна. А кого я должна была предупредить?

Тётенька жизнерадостно хохотнула:

- Да хотя бы меня! Чтоб я Вам тут есть готовила, например!

Я сделала вид, что смутилась:

- Эээ... я как-то не подумала об этом...

- Ну ничего, теперь я знаю, что Вы тут... А Вы по каким дням работаете?

Теперь я действительно смутилась:

- Нууу... Вообще-то каждый день...

- Каждый день одна? - жизнерадостная тётенька, кажется, немного удивилась.

Я смущённо улыбнулась.

- Ну Вы даёте... - тётенька направилась в кухню.

Через три минуты она вернулась с мусорной корзиной в руках, полной пустых упаковок из-под лапши, и гневно причитая:

- Это что такое? У нас тут сроду никто никогда так не питался! Тоже мне чего удумала!.. Сейчас гречки тебе сварю, поешь хоть нормально...

Она понесла корзину на улицу, качая головой и продолжая возмущаться вслух, явно не ожидая от меня ответа. Я улыбнулась про себя и продолжила расставлять книги. Хорошая тётенька, душевная... Стало намного веселее на сердце.

Через полчаса я заглянула в столовую, принюхиваясь к аромату гречневой каши, но убеждая себя, что просто хочу попить кофе. Тётенька весело напевала себе под нос, а у неё под руками что-то аппетитно шкворчало, дымилось и очень заманчиво пахло. Она подняла голову:

- Ааа, заходи давай! Сейчас обедать будем.

Я подошла к ней, неловко переминаясь с ноги на ногу, не зная, как предложить свою помощь.

- Садись иди, сейчас сама принесу!..

Я вернулась и неуклюже залезла за стол. Оказывается, зря я не полезла открывать две узкие дверцы в правой стене, решив, что там какие-нибудь вентеля и счётчики для воды находятся... Там располагались небольшие кладовки, полные продовольствия. В одной даже стоял допотопный советский холодильник, тарахтящий сейчас на всю кухню из-за приоткрытой двери. А я думала, это проводка так гудит...

Тётенька поставила на стол поднос и сняла с него две тарелки с дымящимися гречаниками, сложенными аппетитной горкой и политыми подливкой, и села напротив. Я шумно сглотнула слюну, предвкушая, как наконец-то желудок наполнится вкусной нормальной едой... Вообще, я гречку не люблю, но теперь вот, похоже, не просто люблю, а прям обожаю.

- Ты чего же ничего не ела-то тут? Молоко испортилось, сметану тоже я выкинула... Принципиальная такая что ли?

Я, глотая недожёванный горячий кусочек, пробубнила:

- Да не знала я, что тут есть продукты...

- Ну так а как же, конечно, мы на всякий случай оставили немного... Ешь давай и не болтай. Меня, кстати, Томой зовут - тётенька лучезарно улыбнулась.

- Очень приятно, я Лиза, - я почему-то покраснела.

Тома усмехнулась:

- Да знаю я, кто ты... Шкафы тебе тут кто ставит?

Я покраснела ещё больше:

- Сама... Они не тяжёлые...

Тома демонстративно округлила глаза и положила ложку:

- Нет, ну с ума сошла что ли?.. У нас так не принято. Нечего женщинам мужскую работу делать, как, впрочем, и наоборот... Ну чего ж ты не предупредила, что начала уже свои книги-то раскладывать... А если бы я не зашла сегодня, так и продолжала бы одна?..

Вопрос был, наверное, риторическим, но я на всякий случай кивнула:

- Ну да... Мне не тяжело, честно.

- Ой, Лиза-Лиза... - Тома снова взяла ложку. - Завтра помощников тебе приведу...

Я сдержалась, чтобы не облизать тарелку, от души поблагодарила Тому и вернулась в холл. Наверное, хорошо, что я столько дней тут одна была, мне это было просто нужно на этот момент. Но теперь с меня хватит одиночества. И я очень рада, что наконец-то тут появится кто-нибудь ещё.

 

На следующий день я, как назло, проспала. И не просто на полчасика, а проснулась ближе к полудню. За окном лил монотонный холодный серый дождь, и дом пропитался сыростью. Вылезать из кровати совсем не хотелось. Кошки со счастливейшим видом жались ко мне со всех сторон, отчего под одеялом было очень тепло и комфортно. Наверное, будет не лишним протопить и прогреть батареи сегодня немного.

Я нехотя вылезла в из уютного кокона и прошаркала на кухню. Может, не ходить сегодня никуда? Возможно, если бы сегодняшний день обещался быть таким же, как все предыдущие, я бы так и поступила. Но вдруг, не смотря на дождь, придёт Тома с помощниками?.. Или уже пришла даже, а меня нет... Надо идти.

Я попила горячего кофе, нацепила джинсы и толстенный свитер, с отвращением засунула ноги в непросохшие кроссовки, накинула ветровку, отыскала на вешалке зонт и пошлёпала по одной сплошной луже через весь город. С собой я взяла вещи, чтобы переодеться в сухую одежду на месте.



Виктория Анкай

Отредактировано: 16.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться