Биение.

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая. Лакрима

Ночь пролетела мгновенно, а ранним утром Литус оделся, обнял Лаву и сказал:

– Я ухожу. Теперь я буду постоянно сопровождать Амплуса. Это его распоряжение.

– Почему мы здесь? – выдохнула она наконец наболевшее.

– Там, – Литус махнул рукой куда-то в сторону окна, – Бараггал. Там все решится, вот увидишь, я это чувствую. И я должен быть там. Но сам по себе я мало что могу. Поэтому… я с Амплусом.

– А я? – прошептала она.

– И ты будешь там. Но пока тебе придется побыть здесь. И я не обещаю тебе, что будешь сидеть без дела. Это война, Лава. Но не волнуйся, мы еще увидимся. И если Энки соблаговолит, то мы оба переживем эту напасть. Только сдерживай себя, если случай столкнет нас. Ни на секунду не забывай, что враг может захотеть подобраться к тому, что скрыто во мне. И через тебя тоже. Береги себя.

– Подожди, – она потянулась, поймала его за ногу, прижалась щекой, замерла на секунду, потому что только теперь ощутила, что минувшая ночь может оказаться единственной и последней, и ощущение тепла, защиты, нежности – тоже единственным и последним. – Иди.

– Сейчас, – он наклонился, тоже прижался губами к ее ноге, скользнул по бедру, выше, замер. Она изогнулась, раскрылась, потом повернулась к нему лицом, обняла и только тогда не удержала слез.

– Плачь, – он пристегнул ее ардуусский меч на пояс, накинул балахон послушника ордена Земли, подхватил мешок. – Слезы приносят облегчение. Но помни, я живучий. Так что береги себя. Забираю твой меч, у тебя их два, к тому же орден Воздуха не носит мечей. Но может быть, тебе разрешат оставить меч даку. Он подойдет тебе больше. Но я оставлю тебе еще и мой меч. Это твоя защита. Поупражняйся, привыкни к нему, в нем есть секрет. И собирайся. Еда на столе. Но здесь оставаться нельзя. За тобой придут. Через час. Или позже. Если тебе будет трудно, помни, что быть послушником в магическом ордене не то же самое, что быть послушником в одном из Храмов Энки. Послушники ордена – воины ордена.

– С кем они сражаются? – спросила Лава.

– Обычно с теми, кто пытается навредить ордену, уничтожить его, – ответил Литус. – Но теперь у нас у всех один враг.

Улыбнулся и ушел.

Ушел.

Она лежала еще минуту или две. Сначала перестала лить слезы. Потом успокоила дыхание. Еще лежа, стала гладить живот. Поднялась, вновь погладила живот, пожала плечами, ощупала себя всю, особенно там, где прикосновения Литуса как будто еще не истаяли без следа. Подумала, что какое-то новое ощущение появилось или в ушах, или на коже, но не на животе. Мотнула головой, выпрямилась, потянулась и только после этого ужаснулась, бросилась к дверям, задвинула щеколду и осмотрелась.

Обитатели башни ордена Земли явно не слишком заботились о роскоши, но не отказывали себе в удовольствиях. Стены небольшой кельи, шесть на десять шагов, были сложены из грубо обработанных камней, но швы между ними были тонкими, едва различимыми, и уж точно исключали возможность сквозняков и каких-то потаенных пазов для сырости и насекомых. Узкое окно-бойница располагалось высоко, почти под самыми сводами, смыкающимися конусом, но давало достаточно света, и теперь было чуть приоткрыто, но высокий табурет на толстых ногах и палка с крючком, чтобы управляться с рамой и замком на ней, стояли тут же. «Пролезу, – подумала Лава и снова ощупала живот, – пока пролезу. Но зачем? Кажется, мы поднялись едва ли не на середину высоты башни. И от кого мне убегать?» На цветном витраже в свинцовой раме был изображен охваченный пламенем человек.

Лава оглянулась. Все в предоставленной им с Литусом комнатушке было таким – удобным без следа скупости и щегольства одновременно. Широкий лежак был сделан из дуба, но его прочность превалировала над красотой. Удобный тюфяк скорее всего был набит конским волосом и прятался под дорогим бельем, но покрывало явно видело не только лучшие годы, но и лучшие десятилетия. Все это стояло на обычном каменном полу, на нем же лежала изрядно потертая коровья шкура. На нем же стоял и ничем не украшенный сундук, выполненный, однако, из красного дерева. Простенькое, накрытое глиняной крышкой отхожее место в углу комнатушки, за глиняной же печью, тем не менее не издавало никакого запаха. Жаль, что не было зеркала. Лава наклонилась над чаном с водой, пригляделась к собственному отражению, взъерошила короткие волосы, вздохнула об утраченном богатстве, но тут же вспомнила, что оно в целости и сохранности лежит в ее мешке. Зачем ей теперь отрезанные волосы? Хотя в сказках из женских волос воины плели тетивы для луков. Но и лука у нее тоже нет. А теперь нет и меча.

Лава посмотрела на угол, в котором лежал ее мешок, на забитые в стену костыли, на которых висела ее одежда, шагнула к столу, стоявшему у изголовья кровати. На черной от времени столешнице отсвечивал обливным боком глиняный кувшин, на блюде лежал хлеб, сыр, тушеное с фруктами мясо. Интересно, кто приносил еду, или Литус сам ходил за ней? Во всяком случае, Лава проснулась обнаженной, одеяло сбилось в жарко натопленной комнате к ногам. Ладно. Теперь было бы неплохо перекусить. Но чуть позже. Неужели он и в самом деле оставил ей подарок собственной матери? Да, пояс Литуса лежал тут же и окружал блюдо с явствами, как стальная змея. Оставил, значит, так и надо, но не натрет ли ремень ей живот или бедра? И как она застегнет его, если у нее вырастет живот? Что значит если? Обязательно вырастет. Рукоять диковинного меча вместо пряжки, конец лезвия заходит под нее, под рукоятью крючки, но увеличить размер пояса можно только на две ладони. Хороша же она будет, когда пояс придется застегивать под животом? Или к тому времени война закончится? Или закончится она сама, Лава? Пять метательных ножей с одной стороны, два кинжала с другой, кисет с мантией и, кажется, кошель, и еще какие-то кисеты – с другой. Все в рунах защиты. Фламма, наверное, прочитала бы каждый знак и все объяснила. Но Фламмы уже давно нет… Блеск черного изогнутого клинка и бронзовых скоб снаружи, бронзовые сплетенные друг с другом кольца под клинком и желтая мягкая широкая кожа изнутри. И никакой магии. И даже от мантии… Все сделано как надо. Позаботился…



Сергей Малицкий

Отредактировано: 28.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: