Биение.

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая. Иктус

На второй день после разговора Камы с Процеллой в Лапис прибыл Фалко Верти, впервые подержал на руках маленького Никса, обнял жену, затем поговорил сначала с Таркосой, а затем с собственной сестрой – Стратой. После этого, оставив в слезах двух новых вдов, мрачный, как грозовая туча, нашел в крепости Ос Каму, которая только что вернулась с дороги на перевал, где был укрыт лагерь ее войска.

– Здесь все случилось? – спросил он ее, с удивлением приглядываясь к принцессе, которую не видел шесть лет.

– Изменилась? – устало улыбнулась Кама.

– И да, и нет, – покачал головой Фалко. – Внешне – нет, хотя ты была гибкой, как речной тростник, а теперь кажешься гибкой, как стальной меч. Лаписский меч. Я ведь был тобой так увлечен, что даже делал предложение твоей двоюродной сестре Лаве, когда ты пропала. Она тоже красавица, и есть в ней что-то такое же, как в тебе. К счастью, она мне отказала. Так что я рад тебя видеть. Не переменившуюся, но закаленную. Да, и у тебя что-то появилось в глазах.

– Там много разного, – усмехнулась Кама и подошла к стене с отметинами. – Да. Здесь была убита моя мать. Это сделал Стор Стормур. Тот самый, чьей смертью и смертью моей тетки закончилась в Аббуту свейская война. Отец был зарублен вон там. Нукс и Нигелла – здесь. Лауса сбросили вниз на мечи отсюда. Дядю Латуса – отца Дивинуса и Процеллы – убили в спину, напротив вон той двери. Малум, младший брат Латуса и моего отца, открывал эту дверь, запускал убийц. Потом еще вонзил меч в живот Нигеллы. Но добила ее Тела. А своего двоюродного брата – Палуса, я убила сама. Проткнула стрелой вон с той башни. Он был с матерью на стороне свеев. Вызвался порубить плененных крестьян, чтобы сыграть с Лаписом в игру. У меня была одна или две секунды для выбора, кого убить – Палуса или Телу. Я выбрала Палуса.

– И тем самым убила обоих, – кивнул Фалко.

– Не думаю, – скривила губы Кама. – Я видела Телу. Не могла ее убить, она была с детьми, но я ее видела.

– И я видел, – согласился Фалко. – И год назад, и два года назад. И всякий раз мне казалось, что я вижу живого мертвеца. Малума в Ардуусе ведь тоже убила ты?

– Да, – сказала Кама. – И не только его.

– Знаешь, – заметил Фалко, – странно, но у меня возникло ощущение, что эта война идет уже давно. Начиная с войны со свеями. Мы их разбили, ушли на несколько лет на отдых, а ты продолжала воевать. И воюешь до сих пор. Уже вместе с нами. Что у тебя в глазах? Тебе нужно влюбиться и родить ребенка. И не одного.

– Ты уже не первый, кто мне это говорит, – усмехнулась Кама. – Я подожду окончания войны. Какой смысл влюбляться, если каждый второй, или вообще никто не выживет?

– В любви нет никакого смысла, – развел руками Фалко. – Но без нее смысла еще меньше. И никак не угадаешь и не убережешься.

– Хорошо, – улыбнулась Кама. – От любви я буду оберегать себя в последнюю очередь. Что-нибудь изменилось за последние дни?

– Ничего в наших планах, но кое-что изменилось вокруг них, – кивнул Фалко. – Войско Лауруса как раз теперь переправляется на наш берег возле Утиса. У него более ста тысяч воинов из Раппу, Бабу, Араманы, Аштарака и Дины. Хорошая добавка к моим сорока тысячам.

– Сорока двум, – поправила Фалко Кама.

– Тогда еще больше, – улыбнулся Фалко. – Оружие роздано всем, кто может его держать в руках. Одних стариков, которые еще стоят на ногах и не забыли, с какой стороны хвататься за меч, набралось тысяч десять. Все, кому не досталось оружие, вооружаются тем, чем могут. Так и у тебя ведь хорошее войско. Пятьдесят тысяч. Всего у нас около двухсот тысяч воинов.

– Столько же, сколько и у гахов, – вздохнула Кама. – Или даже чуть меньше.

– Мы справимся, – твердо пообещал Фалко.

– Да, – согласилась Кама. – Но мне не хотелось бы разменивать одного нашего воина за одного гаха. Надеюсь, мы обойдемся малыми жертвами. Что там с Иктусом?

– Он в порядке, – кивнул Фалко. – Я даже думаю после уговорить его прийти ко мне в Фиденту воеводой. Если он выживет.

– Он не выживет, – сказала Кама.

– Да, это вряд ли, – согласился Фалко. – Там никто не выживет. Твои еще ничего не знают?

– Нет, – вздохнула Кама. – Почти все войско на горной дороге за дозорной башней крепости Ос. Все уверены, что мы огромная засада для противника, который захочет покуситься на нашу твердыню.

– А Лапис? – нахмурился Фалко. – Конечно, я видел начальницу твоей стражи – Фангу, она произвела на меня впечатление, да и две сотни лучших воинов на страже твоего замка – тоже на загляденье, но если гахи…

– Сотня лазутчиков в горах, – сказала Кама. – Дозоры и ловушки на всех тропах. Мосты разрушены. Если будет хоть что-то, я узнаю мгновенно.

– Хонор продержался не более трех часов, – напомнил Фалко.



Сергей Малицкий

Отредактировано: 28.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: