Биение каменного сердца

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Герцог Дэвон Тревелиан, глава Черного замка, в задумчивости склонился над ворохом различных бумаг словно ураганом разбросанных в беспорядке на широком дубовом столе. Уже битый час он изучал доносы и рапорты, описывающие состояние дел в Крепости Хаильхольд. Сначала он никак не мог понять, зачем его давний друг, ныне глава Красного замка, герцог Блэйз Ратленд, попросил его просмотреть данные материалы. Черный замок занимался исключительно расследованиями, судами и поддержанием порядка в стране. Все военные дела были прерогативой Красного замка. Он понял бы еще, если Блэйз обратился за помощью к главе Голубого замка, как к оплоту внешней политики империи. Но Черный замок к этому делу не мог иметь никакого отношения. Вот только его сомнения выветрились, стоило ему углубиться в эту тему и по привычке начать собирать полную картину по кускам. Дело в том, что как не старался, глава Замка Правосудия, картина выходила странная и с какой стороны не посмотри, куски совсем не складывались по-другому.

Когда Дэвон уже начал выходит из себя и готов был бросить эту затею, в дверь постучались. Не дожидаясь приглашения в кабинет размашистой, по военному уверенной походкой вошел Блэйз, тот самый, кого Дэвон в уме проклинал уже битый час.

- Вижу ты во всю стараешься выполнить мою просьбу. С широкой улыбкой проговорил герцог Ратленд, без приглашения устраиваясь в кресле напротив. Дэвон только покрепче сжал зубы, стараясь не проронить рвавшиеся наружу ругательства.

- Так что ты думаешь? - не обращая на заметное мрачное настроение друга никакого внимания, продолжил Блэйз.

Дэвон хотел было высказать товарищу все, что он о нем думает, но быстро отказался от этой идеи. Друзей у него было не много. А близким другом он и вовсе считал только Блэйза. Так что в его присутствии Дэвон старался держать свой взрывной характер под контролем. Хотя Блэйз и был единственным, кто мог его выдержать достаточно долго, но кто знает…

- Ты же сам знаешь! Не зря же ты всю эту макулатуру сюда тащил. - проговорил Дэвон, окидывая друга тяжелым взглядом.

- Я знаю, что все это очень странно, но вот что именно, я так и не нашел, поэтому и принес все это тебе.

Дэвон вздохнул, сдаваясь и принялся раскладывать бумаги в только ему одному понятном порядке.

- Хорошо, давай начнем сначала. Судя по этим отчетам, - указал он рукой на несколько листов справа. - на Крепость Хаильхольд напала армия арианцев пять дней назад. То, что это именно арианцы, пишет сам граф Вольфорд, капитан Берг и несколько соглядатаев из числа постоянного гарнизона. Но судя по отчетам никаких флагов, гербов или штандартов у нападающих не было. Среди них были несколько отрядов наемников из числа людей, скорее обычные головорезы, шифтеров и даже краснолобых. Плюс среди отчетов пару раз упоминается, что порядка трех сотен были одеты как легендарные Каменные Звери. Причем нигде и никто так и не пояснил откуда стало известно, во-первых, что это арианцы, а во-вторых, что те три сотни всего лишь ряженые.

- Ну первый твой вопрос достаточно прост. На арианцев указывает то, откуда пришла армия. До границы с какой-либо другой страной достаточно далеко, а Арианский Лишархат, как купеческая страна, хорошо контролирует свои земли и подобную толпу вряд ли пропустила бы. Плюс, всем известно, что они редко воюют своими руками и часто пользуются услугами наемников. Вопрос тут только зачем и кто именно.

- Второй же твой вопрос, как по мне, не так важен. Может наемники не так уж хорошо притворялись Каменными?

- Я так и подумал сначала, но потом я внимательно перечитал все отчеты и нашел одну очень странную схожую черту. Посмотри, - он указал на несколько бумаг. - Вот здесь, здесь и здесь. Разница в отчетах ровно в один день. Первый почти сразу после начала осады, а второй сразу после первой атаки. Писали одни и те же люди. Но их мнения и само настроение резко меняются.

- Ну это вполне понятно. Сначала они при виде Каменных все струхнули, а как начался приступ, быстро смекнули, что они не настоящие и их вполне можно победить. Там же только новички, да вояки, которые то в бою ни разу не бывали. Что ты от них хочешь?

- Ну ты у нас главнокомандующий армии, ты мне и скажи. Вот только я участвовал пару раз в защите крепости, и скажу тебе прямо, особого подъема от того, что я видел, я не испытал. А это было считай при условии, что количество защитников к нападающим было примерно один к трем. Здесь же при примерно одинаковом соотношении еще и отряды шифтеров и краснолобых. Они-то ряжеными не были.

- А может были?

- Нет, отчеты уже после отступления говорят о том, что у стен было оставлено немало тел как шифтеров, так и краснолобых. Они были настоящими. Плюс в отчетах четко звучит не раз, что склад с боеприпасами краснолобых был взорван еще при первом нападении, вопрос как? Никто мне на него так и не ответил. Нигде это не звучит. Почему граф сам не похвастался таким достижением? Ведь, известно, что, чтобы провернуть такое, надо сначала найти этот склад в лагере врага, а потом еще и как-то подобраться к нему, чтобы поджечь. И это все в ходе сражения, в самом его начале. При этом граф не преминул упомянуть об их задумке с шифтерами и духами. Идею конечно хорошая, но все же странно оно как-то.

Блэйз лишь развёл руками, этим вопросами он сам задавался уже не раз. И даже послал двух гонцов с заданием разузнать об этом поподробнее. Но пока ответов не было.

- Плюс, зачем граф повел почти весь гарнизон на вылазку в самом начале сражения, в конце первого нападения? Это вообще какая-то дурость. Я ведь многое слышал о Волькрофте и его заслугах. Неужто он из ума выжил?

- На счет его уравновешенности, я наверняка не скажу, но вот тот факт, что об этом мероприятии и другие отзываются вполне положительно тоже странно. Я где-то даже прочитал что-то типа “наконец граф разрешил вылазку” будто всем там не терпелось за стены выбежать, а граф их только удерживал. Причем это донесение было от одного из старого состава гарнизона. После этого я и решил к тебе прийти. Тут явно что-то нечисто и дело тут вовсе не в арианцах. С ними и их мотивами я и сам вместе с главой Голубого разберусь. А вот что случилось с нашими, это я попрошу тебя разузнать. И еще одно. - увидев на лице Дэвона определенное недовольство, но почувствовав, что друг все же не откажет, продолжил Блэйз. - мне только сегодня с утра пришло донесение, что капитан Парис эль Марстерс сразу после отступления арианцев покинул крепость вместе с пятью воинами из его десятка. Причем разрешение ему дал лично граф. При этом постовые в столице этой ночью донесли, что Парис эль Марстерс въехал в город в сопровождении пяти воинов и двух телег. И телеги капитан досматривать не дал, ссылаясь на военную тайну.



Марина Влас

Отредактировано: 09.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться