Бигдатер

Font size: - +

Бигдатер

Она взяла в руки свой телефон за секунду до того, как он пискнул:

«Лаксист отправил вам файл 0042.wav.»

В ответ она написала:

«Надо же, как раз собиралась тебе позвонить! :)»

На экране высветилось: «Лаксист пишет…»

Она ждала, не отрываясь смотрела на экран и по привычке касалась его мизинцем, чтобы не темнел. Наконец, сообщение выпало на нижнюю часть экрана:

«Послушала уже? Интересная аудиозапись. Так сказать, инсайд. С самого верха. Скажи, что думаешь?»

Мигающий треугольник приглашал проиграть загруженный файл. Она провела по нему пальцем, в наушниках зазвучали голоса:

« – Тогда надо запретить компьютеры, – произнес кто-то знакомым уверенным тоном.

– Как так? Запретить? – возразил испуганный собеседник.

– Да! Скажем, что они представляют террористическую угрозу, – продолжил уверенный, а на заднем плане раздалось какое-то ворчание. – Что? Кто-то сказал, что это бред? А не бредом ли было запрещать доступ в интернет? Полная чушь. Все равно им пользуются. И да, мы не повторяемся, мы – последовательны.

– Вы хотите сказать, что граждане плюют на запрет интернета? Интернет доступен по-прежнему? Как так?! – в разнобой закричало несколько голосов с одинаковым недоумением.

Шипение.

– Да, представьте себе, мне доложили. Не делайте вид, что вы не знали. Народ запросто сидит на старых модемах и в каких-то самодельных сетях, соорудили передатчики.

– Так может… Не бороться с тем, что нельзя остановить? Ну и что, что биг-дата… Может, наши прогнозисты ошибаются? – пробормотал робкий голос.

– Ерунда! – продолжал уверенный и ставший авторитарным тон. – Остановить можно все. Особенно эту угрозу. Вам ли мне объяснять, чем все это чревато. Биг-да-та, вы и слово-то это недавно узнали!!! Если хотите знать….»

На этом аудиозапись оборвалась.

«Это же голос… нашего президента? Откуда это у тебя?»

«У меня в правительстве знакомый. Он по моей просьбе записал»

«Ну ты даешь! Значит, компы собираются запрещать?»

«Ты же сама слышала…»

 

==*****==

 

Как это началось? Да кто ж теперь скажет. Когда? Сразу после гражданской войны, которая была спровоцирована нашим старым правительством. Сами виноваты, они решили отключить интернет, вообще запретить туда доступ. На самом деле интернета правительство боялось давно. Не, не из-за бесконтрольной свободы слова, наплевать на нее – сплошь белый шум, по этому поводу не беспокоились. А из-за биг-дата, – это мощная, оказывается, штука.

Всё сперва происходило потихоньку. Мало-помалу правительство блокировало разные сайты как вредоносные, как противозаконные, на самом деле-то на них биг-даты было слишком много… А затем – бах – гром среди ясного неба.

Вдруг в сети все запестрело информацией о методах террора. Баннеры, самовключающиеся видеоролики, вирусы с выпадающими окнами – на всех, даже самых безобидных сайтах. И повсюду вот эта вся ерунда о том, как делать бомбы, что убивает вернее всего, когда лучше совершать теракты. Тогда, под предлогом, что нельзя заблокировать все это безобразие, потому что его слишком много, – президент запретил интернет. Полное отключение интернета на всей территории страны.

Никто не сомневался, что все это правительство специально подстроило. Но гражданской войной в тот момент и не запахло, потому что наш народ к тому моменту стал достаточно продвинутый, и мог пользоваться интернетом и без официального разрешения – кто через давно забытые самопальные сети, соединяющиеся через городские телефоны или радиопередатчики, кто через спутники.

Через несколько лет правительство, увидев, что интернет в стране доступен будто и не запрещен, возмутилось и постановило: запретить компьютеры, планшеты и смартфоны вообще. То есть каждый обладатель такого устройства – становился террористом, уголовным преступником и приговаривался, ни много ни мало, к высшей мере.

Для изъятия компьютеров и борьбы с их обладателями было рекрутировано полнаселения страны. Помимо хорошей зарплаты им разрешалось посещать правительственные компьютерные залы, которые, хотя это и держалось в строжайшей тайне, существовали по всей стране, а доступ к ним имелся только у госаппарата и вот, теперь, у наемных борцов с виртуальным миром. Мы, вторая половина страны – бескомпьютерщики – возмутились и восстали. Началась бы настоящая гражданская война, если бы наши первые пленные, от страха, не разболтали сразу же о том, где находятся эти самые тайные залы.

В результате бескомпьютерщики разделились и пошли, кто на резиденцию правительства, кто на взлом тайных залов и складов хранения отобранных компьютеров, – обделенная часть страны как-то с самого начала побеждала и была сильнее. Удивительно, сколько энергии содержит возмущение вопиющим нахальством, когда на кон поставлено то, к чему ты намертво привык, например, жизнь, семья или виртуальное общение. Впрочем, нам, победителям, помогло не только это…



Майя Азбукина

Edited: 19.04.2017

Add to Library


Complain