Билет на Остров

Билет на Остров

 Вот уже в третий раз я вырвался сюда. Этот прекрасное место, о котором мечтают многие,  доступное лишь мне. Сколько трудностей нужно было преодолеть, чтобы оказаться на этом райском острове, где абсолютно все было замечательным: яркие цветы, сочная зелень, песок на пляже, чистая прозрачная морская вода, и бескрайнее голубое небо.  Но даже это не заставило бы меня так стараться попасть сюда, если бы не она. Единственная жительница этого острова, та, кто во много раз украсила бы своим появлением любой, самый пышный и знатный королевский дворец, предпочла жить в этом необитаемом и скрытом от посторонних глаз месте, а из всех мужчин на свете, предпочла на этом острове жить со мной. Анна,  так звали мою мечту.  Хозяйка этого острова позволила мне быть с ней, а когда меня насильно выдворяли, она, представьте, скучала по мне и ждала. Ее голос был подобен звонкому журчанию ручья, а поцелуи утоляли жажду подобно глоткам чистой родниковой воды. Если бы я был художником или поэтом, я бы непременно сравнил ее с ангелом или лесной феей. Но скажу проще, она стала смыслом моей жизни,  тем человеком, ради которого можно и нужно совершать смелые и безрассудные поступки, не выбирая средств, откинув принципы, все ради того, чтобы быть с ней как можно дольше…
    «Мы желаем тебе только добра»
    - Ты весь в поту, ты бредил во сне  - она тихо прильнула к моему плечу,
   - да, беспокойный сон, опять – я протер глаза сел на краю кровати,
   - тебе снова снились они? – с дрожью в голосе спросила она.
     Я, ни чего не ответив, обнял ее. Все можно стерпеть и решить, и пережить насильственное расставание, и всеми силами постараться вернуться, но тяжело сдерживать себя, когда вспоминаешь, что она их видела тоже, наяву, в те злосчастные дни, когда они приходили за мной. Чудовища из страшных снов - они были реальны. Их группа появлялась  отовсюду, они действовали слаженно,  выбегали из джунглей, спускались на веревках с неба, поднимались из высокой травы. В защитной униформе, с повязками на лицах. Я понимал, что за повязками они прячут не человеческие лица, а уродливые морды  животных, которых, по сути, не должно быть на земле. И их голоса, скрежещущие противные голоса.   Все это она видела и слышала. Та, которая должна была видеть только красоты окружающего мира, его прелесть и великолепие, из-за меня оказывалась уже два раза в ситуации, о которой нельзя было даже рассказывать ей. Они не тронут нас больше, мы дадим им отпор, подстережем их и захватим их судно, или же на своей лодке, которую я недавно смастерил, переплывем  на другой остров.  Я что-нибудь обязательно придумаю...
     Затем мы целый день провели, катаясь на лодке и рыбача, живя в этом месте, я узнал много нового, в том числе научился ловить морскую рыбу. Вечерний ветер, наполнив наш маленький парус, погонял лодку к берегу. Неожиданно наш кораблик остановился, точнее, встал как вкопанный,  мы с Анной, не удержавшись, покатились по дну лодки, а вместе с нами и  все что находилось на судне, по инерции полетело вперед. Доски лодки были расколоты, но вода немного разлившись по дну, тут же остановилась.  Приподнявшись на колени и заглянув за корму, я увидел под водой темную огромную глыбу, в которую со всего лету ударилось наше суденышко. Оглядев остальное состояние лодки, я увидел и другие повреждения, мачта треснула, и в любой момент грозила рухнуть на борт. Лодка лежала кормой на камне, и из-за этого противоположная часть едва ли не сровнялась с уровнем воды. Сняв со дна лодки пайол, я извлек спасательные жилеты и передал один Анне. 
  - До берега не далеко, доберемся вплавь, - максимально спокойным голосом сказал я,
  - В одних жилетах?
  - Ага.
      Вода была теплая и успокаивающая, мы плыли, не спеша, экономя силы, и даже позволяли себе болтать на разные темы.  Остров зеленым пятном виднелся впереди  и  становился все ближе, когда из под воды поднялись они. Сначала из водной глади появились их головы в масках, затем они все более поднимались, как будто их поднимал какой-то механизм, я огляделся, их было восемь, некоторые были еще по пояс в воде, другие уже по колени, кто-то взошел на поверхность, как заносят ногу, чтобы ступить на очередную ступень. В итоге они все оказались над нами, стоя на воде, как ни в чем не бывало.  «Это точно не люди» - промелькнуло у меня в голове.
     Обернувшись на свою испуганную спутницу, я поспешил успокоить ее: 
 - они тебя не тронут, им нужен только я,
 - я знаю, - ответила Анна, - я за тебя боюсь,  ты же вернешься? 
 - я постараюсь, нет, я обязательно вернусь…
        Двое схватившись за ворот жилета, начали поднимать меня из воды, я отцепил крепление, и, оказавшись без жилета, упал в воду. Нырнув вниз и в сторону метров на пять-шесть, я обернулся. Рядом с Анной никого не было, она только мирно покачивалась на поверхности, оставаясь на том же месте и подтверждая тем самым, что жива и здорова. Я решил плыть дальше сам, что бы отвести их подальше. Но меня остановили. Отвернувшись от девушки,  я увидел, что передо мной в воде спокойно, и не особо двигаясь, уже находись четверо, а остальные тихо подплывали сверху. И все они смотрели на меня. Запас воздуха в легких иссяк, но вверх я не смог двинуться, так как те, что были сзади, проплыв вниз, схватили меня и потащили за собой. Я автоматически вытянул руки, чтобы ухватиться за одежду того  из них кто был ближе всех. Пальцы достигли лишь маски, и увлекаемый вниз я сорвал ее… 
      Очнулся я с ужасной головной болью, от громкого противного разговора. Сильный свет пробивался сквозь веки, не открывая глаз, я понял, что лежу в помещении, на жесткой кровати или на полу в окружении нескольких существ. Хоть и голоса их были чуждыми, все же слова их я мог разобрать. «Мы хотим тебе добра» - снова я услышал эти слова, обращенные уже ко мне, возможно, они уже сообразили, что я пришел в себя. Я открыл глаза, но из-за яркого света с потолка снова зажмурил их. И тут я почувствовал, что не только свет причинял мне боль. Абсолютно все тело буквально горело и ныло одновременно. Спина болела от холода и жесткости кушетки, голова раскалывалась из-за голосов и непонятного гула в помещении, горло горело, будто было залито кислотой. Хотелось подняться и унестись из этого места, войти в теплую воду, залить жар в горле холодной водой, хотелось тишины. Я снова хотел на остров. Но я не мог пошевелиться, руки и ноги были связаны, и, увидев мои старания выбраться из ремней, одно из существ, менее крупное, с более тонким и высоким голосом сказало двум другим покинуть помещение. 
- Не беспокойтесь, мы не хотим сделать Вам ни чего плохого, - проскрежетало уродливое существо, - я Ваш доктор, меня зовут  Мария, я занималась Вашим восстановлением больше двух недель.
- Что? Каким восстановлением? Мое сердце сейчас выскочит, я вот-вот откину копыта. Мне было хорошо там! Меня не нужно было лечить! Зачем? Зачем? – я кричал что есть сил, и беспомощно рвался из ремней, - Зачем вы забираете меня оттуда? -  На шум в комнату вбежали двое. – Все в порядке, - вытянув руку вперед, остановила их доктор. 
- Зачем вы держите меня здесь? Если Вы хотите мне добра, что же Вы связали меня? Что вам надо от меня?   - обессиленный я заговорил спокойней.
- Нам? Ни чего. Вы. Вы нуждаетесь в нашей помощи. А зафиксировать Вас пришлось исключительно из-за Вашего агрессивного поведения. – От такой циничности я зверел, но пытался уже не дергаться. Мне нужно было сберечь силы. Переводя разговор на другую тему, доктор поинтересовалась, не хочу ли я есть. Я хотел только пить, но на ее вопрос утвердительно кивнул. Надеясь, что для приема пищи меня развяжут и куда-то поведут, я постарался казаться мирным и спокойным. Тяжело гремя обувью, доктор с человеческим именем Мария удалилась из комнаты. Мне совсем не нужна ее помощь. Не ее, ни кого бы то ни было. Мне нужно было вернуться к Анне. В прошлых случаях я уже не помнил, что именно делал для побега, но точно знал - мне нужен был билет, билет на остров. 
   В комнату тихо приоткрыв дверь, вошел еще один представитель их расы, с опаской оглядываясь по сторонам, увидев меня, он приветливо кивнул. Заходя в помещение, он прислонил к ближайшей стене швабру, с которой зашел. В нем было, что-то знакомое, будто я видел его раньше. 
- Кто ты? – спросил я, надеясь больше узнать о своих похищениях.
- Не помнишь меня. Благодарности я и не ожидал, но, чтобы забыть… - незнакомец, явно хотел показать, что знает меня.
 - Ты один из них? 
- Ну, в общем, да. Я работаю здесь. Ты что, действительно меня не помнишь? - Он  еще раз подошел к двери и, выглянув за нее, убедился, что за ней ни кого нет, достал из кармана маленький квадратный сверток из бумаги. - Но ты помнишь это. Угадал?
- Это билет?! – воспоминания начали возвращаться ко мне быстрее пули, этот гость и раньше выручал меня. Когда то ранее, мы встретились с ним в придорожном кафе, на окраине города, в человеческом кафе, и окружали  нас тогда обычные нормальные люди. Что же случилось с ними. Где все люди? Но сейчас не это главное. Главное – билет! Я вспомнил, как передал ему внушительный конверт с деньгами, а он пообещал навещать меня, когда мне это будет нужно.
 - Конечно билет, называй его как хочешь. Хочешь – называй билетом, а хочешь - можешь называть его как другие – ключом, дверью, мостиком, - мои руки лихорадочно схватили бумагу, и привычны жестом развернув ее, поднесли ко рту. – Я Ваш верный проводник, а Вы мои путешественники, - я высыпал содержимое свертка себе в рот. Сладкий и одновременно горький, утоляющий жажду, и успокаивающий боль золотой порошок был моим билетом на остров. – Ты все еще отправляешься к ней, когда ты ее похоронил? Года два назад? Ее вроде Анной звали? 
Но я уже не слышал его. Крепко держа в руке оснастку парусника, второй рукой я обнимал свою любимую, теплый ветер ласкал ее прекрасные волосы, мы неслись к своему острову.



Рэм Гуд

#22588 в Проза
#14086 в Современная проза

В тексте есть: реализм

Отредактировано: 27.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться