Билет на уходящий поезд

Размер шрифта: - +

Глава 1

 

 

Апрель, 2001 год

 

«I can go where no one else can go,

I know what no one else knows,

Here I am just a-drownin’ in the rain

With a ticket for a runaway train…

And everything seems cut and dried

Day and night, earth and sky

Somehow I just don’t believe it…»*

 

- звучало у меня в наушниках, пока я шел мимо огромных окон магазина. Посмотрев на свое отражение, я запустил руку во взлохмаченные весенним ветром волосы, желая хоть как-то прибрать эти вечно рассыпавшиеся по лицу пряди. Стричься «под ежика» я отказывался наотрез, поэтому мой взлохмаченный причесон часто вызывал раздражение в окружающих, а при более близком знакомстве раздражение чаще принимало две крайние формы: либо мгновенная симпатия и «вечная любовь» либо необъяснимая, не знающая границ, необъятная ненависть ко мне.

В отражении мне улыбнулся светлоглазый парень, достаточно смазливой наружности и симпатичной окружности, одним словом такой внешности, которая обычно располагает к знакомствам.  

«Просто грех сейчас этим не воспользоваться!» - сложилась мысль в моей голове, когда я увидел гигантскую очередь, выстроившуюся у входа в магазин.

Слово за слово, шутка за шуткой с теми, кто стоял ближе всех к дверям магазина, и вот уже одна немолодая дама оповестила окружение громким шепотом:

- Он здесь стоял. Это мой сосед. Просто отбегал по делам, а сейчас вернулся. Ну, скажи им, Никит!

«Нехорошо врать, конечно», - немного смутился я, но благодарно улыбнулся женщине. Стоять позади всей этой гигантской очереди мне совершенно не хотелось. Впереди и без того уже топталось человек пятнадцать, а дома меня ожидал пылесос и выгул собаки.

- Да, Татьяна Владимировна, - рьяно закивал «Никита», то бишь я, - подтверждаю: я бегал на почту, а сейчас вернулся. Мы вместе очередь занимали. А что с магазином-то?

- Товар, наверное, принимают. Просят подождать десять минут. И как ты догадался, что я Татьяна? Более того, мое отчество Валерьевна! – вкрадчиво поинтересовалась спасительница или как я назвал ее - «Татьяна Владимировна».

- Вы на Татьяну похожи.

- Правда? – кокетливо поправила свой берет спасительница. – Хотя, это распространенное имя, конечно. Небось, тебя за яйцами послали, да?

- Точно, - закивал я. – Без них запретили даже думать о возвращении!

- Мать?

- Жена, - усмехнулся я, вспомнив выражение лица своей супруги, когда та выставляла меня вон из кухни.

 

Дело было накануне Пасхи. По сложившемуся обычаю дома вовсю готовились к завтрашнему воскресному праздничному обеду. Жена порхала бабочкой-труженицей, но стоило мужу войти на кухню, как бабочка превратилась в шикающую фурию, посему и отослала благоверного в магазин за яйцами, чтоб не мешался под ногами. На восклицание: «тебе моих мало?», супруга, ничуть не постеснявшись, заявила, что «ничтожно мало, да и бить их жалко», после чего напялила на меня шарф, сунула в руку список покупок, зная особенности моей выборочной памяти, прильнула поцелуем и, одарив пакетом из помойного ведра, выставила из квартиры со словами:

- Без чужих яиц в количестве двух десятков, чтоб не возвращался!

- Да кто ж мне столько отдаст? Сопротивляться же будут.

- А ты сделай им предложение, от которого они не смогут отказаться! – и захлопнула дверь квартиры.  

 

Осмотрев очередь в магазин, я в сотый раз задался вопросом: «Откуда столько кур и яиц, чтобы обеспечить всех к этому грандиозному галактическому празднику, да еще и на каждой улице, в каждом городе, в каждой стране? И люди едят этих кур, эти яйца, напичканные, черт знает чем... А ведь сравнительно недавно прилавки были полностью пустыми... В деревнях, у кого свои куры, семья, может, и собрала бы весной десяток яиц, но это же не на продажу, а к столу. Технологический прорыв? С чего бы это?..»

Пока я размышлял на тему неожиданного прогресса, бройлеров и всевозможных инкубаторов, меня, оказывается, уже вовсю обсуждали.  

- Такой молодой, а уже женатый! – неодобрительно качала головой женщина в очереди. – Мой сын постарше тебя будет лет на десять, а всё еще холостым бегает. А и правильно, я считаю! И зачем ты жизнь себе портишь? Жениться надо, когда нагуляешься. Разведешься же. Вон, кольцо, я смотрю, уже успел снять!



nick vengens

Отредактировано: 29.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться