Биохимия против

Размер шрифта: - +

10

Это была самая дальняя из трёх планет и самая комфортная. По данным информбанка и атмосфера, и вода, и растительность на ней пригодны для человека. Планету не колонизировали по одной причине: на обоих материках исследовательские отряды встретили бешеный отпор со стороны биосферы. Из трёх хорошо подготовленных групп по двадцать человек, включая охранников, вернулось двое, покалеченные и отравленные. Заниматься уничтожением местной жизни высшее руководство Союза сочло трудоёмким и затратным, потому и оставили планетку в покое. Я намеревался на ней выжить.

— Достопочтенный ментор, — так теперь требовал Тюлькин обращаться к нему, — позвольте прервать ваши размышления.

— Что ещё? — отозвался мозговой паразит.

— Мне удалось обнаружить одну из планет, в коих мыслилось наше спасение. Будет ли дано согласие на смену курса?

— Это так необходимо?

— Мы падаем на местное светило. Чем ближе мы к нему, тем сложнее будет вырваться.

— Нас могут заметить.

Тут Тюлькин прав. Пока мы находимся среди других обломков, выявить нас трудно. Я знал тактику СС и понимал, что за пределами спиртового облака параллельным курсом летят не менее пяти микроскопических устройств. Они фиксируют любые изменения окружающей среды и передают информацию центральному компьютеру флота, а уж тот в состоянии проанализировать мельчайшие искажения и сделать выводы. Но взрыв породил сотню таких разбегающихся островков, и слежка за всеми не может продолжаться бесконечно долго. Когда же Хопкингс свернёт операцию? Никаких стандартных сроков на этот случай не существовало. СС карала беспощадно и основательно. Но Хопкингс — не боевой адмирал. Запасы деликатесов не безграничны, бездействие утомляет, лордам свойственно хандрить, а Вильгельму Третьему — ещё и капризничать.

— Энергии достаточно для сверхсветового прыжка, но варп-установка не работает. Если мы всё же хотим выбраться из системы Альпачи… — я сделал паузу. Мечта Тюлькина о глобальном заражении людей телепатией никогда не осуществится, если первый носитель вируса сгинет в малоизвестной звёздной системе. Так насколько же сильно желание Ментора изменить человечество?

— Хотим, — ответил Тюлькин поспешно.

Значит, это были не пустые рассуждения.

— …то необходимо обследовать варп-установку и, если понадобится, отремонтировать, — закончил я.

— Это можно сделать и в космосе, — парировал Тюлькин.

— С большими сложностями. Кроме того, нам необходимо пополнить запасы пищи, достопочтенный ментор, — привёл я следующий аргумент. — Тыквы и батончики закончатся, а космическим льдом сыт не будешь.

Кажется, угроза голода подействовала. Великий мыслитель снизошёл до импульса согласия. Итак, перелёт на планету санкционирован высшим руководством, прекрасно.

Я стремился сменить наше положение не только из высказанных соображений. Характер Льва становился всё более нетерпимым и высокомерным. Тюлькин наслаждался сложившимся положением. Его всё устраивало, меня — нет. Я день и ночь думал, как избавиться от подсаженной личности. Ничего в голову не приходило, кроме уговоров перейти в тело Десятова. Тюлькин отказывался совершить переезд. Зачем менять готовое, удобное и живое тело на спешно оживлённое инопланетным артефактом? Вдруг будут накладки и перенос личности пройдёт с искажениями? Или ёмкости мёрзлого зомби-мозга окажется недостаточно для высшей нервной деятельности? Как великому познавателю вселенной будет думаться в башке идиота? Я понимал Тюлькина, но терпеть его у себя в голове не хотел.

Не знаю, чем встретит нас планета, но там будет больше возможностей, больше вариантов, больше шансов наткнуться на что-то, что мне поможет. Удачливый человек не тот, кому везёт, а тот, кто создаёт возможности для везенья.

Полностью скрыть перемещение челнока вряд ли удастся, но я приложил все силы к тому, чтобы запутать наших преследователей. Я решил организовать взрыв.

Химические производство примечательно тем, что использует множество взрывоопасных компонентов. Будучи командующим, я визировал расход реактивов завода и знал, что спирт получали из этана, этилена или чего-то похожего по названию и серной кислоты. Увы, мои познания в химии ограничивались формулой реакции водорода и кислорода, о чём я сейчас немного жалел, но что ж поделать, зато я лучший боевой программист флота.

При разрушении завода части разлетались столь стремительно, что химически активные вещества вполне могли оказаться в изоляции друг от друга и лишь теперь под воздействием солнечного излучения и гравитации соединиться. Возможно, не слишком правдоподобно с точки зрения химии, но именно так образовались Вселенная, звёзды и планеты, насколько я знаю — слипаясь, перемешиваясь и взрываясь. Или как-то похоже.

С помощью регенерационной установки я наполнил половину пустых оболочек из-под сгущёнки водородом, другую — кислородом. Выбрался на обшивку корабля, запустил по рассчитанным траекториям банки с весёлым коровником и занялся самым трудоёмким — маскировкой челнока под обломок завода. Из тонкой фольги, проволоки и прессованных тыквенных корок я придал кораблю изувеченный бесформенный вид. Это заняло большую половину дня и от вечернего сеанса с учителем человечества мне удалось отбиться.



Павел Пименов

Отредактировано: 03.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться