Биохимия против

13

Стоило моему разведывательному отростку пересечь незримую границу, как на него набросились микро-Дубовы. Уже не с бластерами, а с морковками. Удача. Но что они делают? Мои уменьшенные копии схватили щуп и потянули к себе. Этого я не ожидал и не успел среагировать. В который раз я пожалел, что приходится полагаться на скорость человеческих реакций вместо привычного программирования автоматов. Мою сферу в мгновение ока затащили за решётку. Десятки трубопроводов вцепились в неё, ища разъёмы соединения. Не успел я опомниться, как был вмурован в сложную трёхмерную структуру.

И тут включился слух. Я различил биение сердца, бурчание в животе, ток крови и шелест дыхания. Я услышал внешние звуки, не так отчётливо, как до трансформации, но достаточно, чтобы заинтересоваться. За своими приключениями в микромире я совсем забыл про перелёт на планету и теперь жадно ловил любой звук извне. что же происходит? Судя по всему, на планету мы не сели. Рёва атмосферы тоже не слышно. Зато слышны характерные щелчки автомата защиты. Кто-то лупит лазером по челноку. Но кто?

Я не выдержал и заорал:

— Тюлькин!

— Ваня? — сразу же отозвался захватчик моего тела.

— Что происходит?

— На нас напали войска СС.

— Сколько их?

— Два истребителя.

У меня отлегло от сердца. С двумя нападавшими защита челнока справится. Но как они вычислили нас? Неужели караулили за пределами облака?

— На подходе ещё двое, — сообщил Тюлькин. — Ваня, что делать?

Это было плохо. Трёх точек лазерной атаки со стандартной программой обработки ответа щита достаточно, чтобы за пару секунд найти уязвимые точки и вспороть защиту.

— Дай мне управление телом! — потребовал я.

— А ты где? В конюшне? — спросил Тюлькин.

Я разозлился.

— Да, я в конюшне, иду на пастбище выпасать коров.

Но Тюлькин моего юмора не понял.

— Это тебе до пещеры далеко ещё. Озеро, потом гора. Нет, быстро тебя не вытащить.

— А если на коне?

— Каком коне?

— Который в конюшне!

— У тебя в конюшне кони? — удивился Тюлькин.

— Да, блин. Две брюхатые кобылы, пони, тяжеловоз и породистый скакун! Говори, как выбраться, иначе погибнем!

Тюлькин упёрся.

— Нет, не было в конюшне кобыл. И озеро ты не прошёл. Пока утку будешь ловить, пока седлать…

— Кого? Утку? — я окончательно потерял терпение, нашёл две бесхозные трубы и закоротил их на сфере.

— Ай!

— Ты хоть понимаешь, что защита челнока не выдержит? — я решил воззвать к разуму многолетнего алкоголика.

— Чего это?

— Да того это, что она не сплошная, а управляется программой защиты. Это как… — я задумался, какое сравнение привести, чтобы было понятно Тюлькину. — Как теннисная ракетка, только большая и похожая на рыболовную сеть.

Нет, видимо, не дошло.

— Поверь, — продолжил я, — и нападением и защитой управляют компьютеры. Они рассчитывают ходы как шахматисты. Ищут уязвимые места, оценивать скорость переброски энергии от точки к точке, изучают противника. И как только расколят алгоритм защиты, то смогут предсказать поведение щита. Где он будет сильнее, а где слабее. И тут же нанесут смертельный удар.

Тюлькин молчал.

— Там справа индикатор под значком рыцарского щита, видишь?

— Ну да.

— Сколько процентов?

— 54.

— Это предполагаемый процент раскрытия нашего алгоритма защиты. Нужно срочно его поменять.

— Скажи как, и я всё сделаю сам, — предложил хитрец.

Ничего не оставалось, как уступить. Не погибать же. Я объяснил, какие внести изменения в программу. А потом спросил:

— Так мне от озера куда идти?

— В горы. Там увидишь пещеру, зайдёшь, три поворота налево, на развилке прямо, потом направо, перепрыгнешь через трещину…

Тюлькин продолжал говорить, а я уже понял, что это ловушка. Решил от меня избавиться окончательно. Завести в подземный лабиринт. Ну и Лев, даром что фермер. Нет, не зря его в шпионы выбрали. Умеет следы запутывать.

И всё-таки, как же нас нашли. План был безупречен, почти.

— А как ты избавился от робота-наблюдателя? — спросил я.



Павел Пименов

Отредактировано: 03.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться