Биохимия против

16. Решающий бой

Отличия от реального мира были заметны не только в прорисовке объектов, но и в несоблюдении законов физики. Во-первых, деревянную лодку с двумя взрослыми людьми никакая стая уток не подняла бы в воздух, во-вторых, привязанные к одному концу лодки, утки в реальном мире развернули бы судно вертикально. Мы же спокойно сидели в удобном положении, наблюдая как вниз проносится склон горы, словно шахта лифта.

Столь же условным была и площадка, где утки оставили нас, попросту исчезнув без следа. Впереди зиял вход в пещеру.

— Что дальше? — спросил я Тюлькина.

— Сам не догадываешься?

— Я думал, что проход через пещеру — это твоя ловушка. Почему мы не может взобраться на вершину горы снаружи?

— А ты попробуй, — предложил Тюлькин.

Я попробовал. Горная стена была словно из масла. Рука входила в неё без всякого сопротивления. Понятно, очередной барьер, а пещера — точка входа в новую зону.

Я отцепил от борта лодки кусок лески и завязал конец на запястье Тюлькина.

— Не доверяешь? — ухмыльнулся он.

— Не доверяю, — согласился я. — Веди… спелеолог.

Тюлькин развернулся скрылся в пещере. Леска натянулась. Я шагнул за рудокопом во тьму.

Впереди тлел жёлтый огонёк, время от времени загораживаемый фигурой Тюлькина. Свой фонарик я не включал. Один поворот, другой… Я не ждал нападения, ведь артефактному вирусу доступ в эту зону закрыт. Больше я опасался обвалов. Пещера всё-таки, пусть и воображаемая. Где-то капала вода, сверху свешивались сталагмиты, но пол на удивление ровный, без единого камешка. Наши шаги гулко отзывались эхом.

Внезапно яркая вспышка ослепила меня. Я поднял руки к глазам и почувствовал, что леска свободна. Что-то разорвало прочную нить, связывающую меня с Тюлькиным.

— Лев! — крикнул я. — Ты жив?

Тишина.

Я нашарил в кармане жёлтый цветок и включил свет. Зрение понемногу возвращалось, я различил туннель, загибающийся влево, свод, стены, оборванный кусок лески. Я сделал несколько шагов и повернул за угол. Тюлькина не было.

Происходи дело в реальной пещере, я бы подумал, что неудачливого рудокопа утащило подземное чудище. Но что за зверь окопался в моём мозгу? Очередной защитник барьера? Я кинул в тьму туннеля образ себя-ребёнка. Нет, вряд ли. Скорее всего, проделки самого Льва Николаевича. Воспользовался поворотом туннеля, сжёг леску красным цветком и сбежал. Эту версию легко проверить. Я подтянул оборванный конец лески. Всё правильно, край оплавлен. А ведь я почти поверил Тюлькину!

Предатель наверняка уже спешит на вершину. Он знает путь, в отличие от меня. Но кто сказал, что дорога Тюлькина самая короткая? Всё же это моя голова и мой подгорный лабиринт!

Я добежал до развилки. Никаких следов конкурента. Левый коридор уходил с наклоном вниз, правый слегка поднимался. Я побежал направо. Метров через двести понял, что ошибся. Туннель сделал горку и нацелился глубоко вниз. Пришлось возвращаться. Нет, так дело не пойдёт. Стоя на перекрёстке, я вытащил горсть белых цветков. Попробую сквозной метод. Я сжал руку в кулак.

Загрохотало, сверху посыпались камни, но я не разжимал руку. Наоборот, ещё сильнее сдавил белые цветки. Проход, из которого я вышел на развилку, наполовину засыпало. Правый стал дрожать и стены усыпали трещины. В левом творилось что-то невероятное: он оплывал, стекал в разверзшуюся дыру.

Тут мой фонарик мигнул и погас. Я остановил разрушение пещер и сунул руку в левый карман. Пусто. Ни одного красного или жёлтого цветка. В правом тоже нет ничего, последний зелёный цветок я истратил, догоняя Тюлькина, а все белые были у меня в ладони.

Ничего не оставалось, как двигаться наощупь. Я наложил в карманы мелких камней и, проверяя ногой опору, побрёл влево. Когда по моим расчётам до внезапно открывшейся дыры оставалось метра три, я стал кидать перед собой камешки, прислушиваясь к звукам падений. Услышав всхлип, я опустился на четвереньки и дальше пополз.

Края дыры оказались в липкой дряни, обойти дыру я не мог. Сверху тянуло свежим воздухом.

Вдалеке мигнул свет. Тюлькин! Свет приближался.

— Ваня, — раздался голос рудокопа.

Я отозвался.

— Что же ты наделал, Ваня! Проход на гору засыпало.

Я обматерил хитроумного рудокопа, который нарушил соглашение.

— И как же дальше? — спросил опечаленный Тюлькин.

— Не знаю, как ты, — сказал я, — а у меня есть шанс вернуться ко входу и найти другой путь.

— Не бросай меня, Ваня, — заскулил предатель.

Я недолго думал. Оставить Тюлькина внутри — это как бомба с испорченным часовым механизмом. Не знаешь, когда рванёт. Лучше держать его при себе. Но для гарантии…

— Раздевайся и кидай все цветы. Или оставайся. Решай, — вот был мой ответ.



Павел Пименов

Отредактировано: 03.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться