Биологическая опасность

Глава 9: Киров. Город под защитой

“Цитаты не будет!”

Автор

14 апреля 2029 года. Победиловский тракт, Кировская область, Россия. 08:21 местного времени.

- Ваши документы! - крикнул солдат на очередном блокпосту.

Меры безопасности были такими, что никто в здравом уме не попытается идти напролом. Да и блокпост это был капитальный - четырёхполосная трасса по две полосы в каждую сторону сужается до одной полосы, и при этом, на этой полосе стоят бетонные блоки, вынуждая машину петлять на малой скорости. Ну и за такую чрезмерную безопасность мы заплатили общей скоростью движения.

- Выйти из машины! - крикнул какой-то голос.

Мы все покорно вышли из машины, и нас уже в третий раз полностью досмотрели: как я уже говорил, нам зачем-то посветили в глаза, ощупали, как будто нас проверяли на наличие оружия, но делали это с каким-то нажимом, словно стараясь вызвать боль. Кстати на оружие они никакого внимания не обратили.

Что хорошо было, так это то, что Лену досматривал не какой-то солдафон (не в передачу Лёхе будет сказано, вообще-то), а какая-то женщина, которую можно было окарактеризовать одним словом "Богатырша". 

Потом, когда нас, водителя и наших охранников досмотрели, нам разрешили ехать дальше. 

- Ладно, ребята, это был последний блокпост, дальше только Киров. Дальше просто пробьют номера и всё. - сказал водитель.

В Киров мы въехали через минут десять. В городе было очень мало машин. Частных всмысле. А вот машин МЧС, скорых, полиции, военных - столько, будто это прифронтовой город, в котором в спешке собирают войска для наступления.

Но что было необычно, помимо того, что весь транспорт ведомственный - так это фактически блокпосты на каждом перекрёстке. Но на них мы не останавливались, проезжая их как будто их там нет.

- А почему мы не остановились? - спросила Лена удивлённо.

- Эти блокпосты для отражения нападения регенератов. Своего рода - последняя линия обороны. - ответили ей

- Ясно. - ответила Лена.

- Простите, но мы можем какое-то время побыть в городе? - спросил я.

- Конечно. У нас приказ только привезти вас в управу и всё. А что насчёт возврата - скорее всего, прыгнете в бортовой "Урал". Они тут бегают каждые четыре часа между городом и аэропортом. Но до восьми вечера вам надо уже быть в Победилово. Комендантский час. Да и сейчас без основания лучше на улице не появляться.

- Нам в ЗАГС надо сходить. Уточнить кое-что.

- Это завсегда. Только если не развод! - заржал наш водитель.

Нет, не засмеялся, а именно заржал, как лошадь. 

Я решил промолчать, так как понял, что строить разговор с этим человеком бесполезно.

Через минут пятнадцать мы подъехали к управлению ФСБ, где нас встретило двое автоматчиков, из полиции.

- Пройдёмте! - сказали они

- Хорошо. - ответил я и мы вошли в довольно большое здание.

Довольно быстро мы вошли на третий этаж, при этом каждый этаж, который мы проходили, напоминал поле предстоящего боя: бойницы, составленные из мешков с песком, на лестницах я заметил несколько ящичков зелёного цвета, больше напоминавшие противопехотные мины. Они были прикреплены к канистрам с бензином и газовым баллончикам типа туристических.

- Огнём будут сжигать. - констатировал Лёха. - Надеюсь, получится.

- Это да. У нас даже вертолёт стоит на крыше на случай эвакуации. - откровенно сказал сопровождающий нас автоматчик. - Ансат[52], кажется.

- Неплохая машинка. Видел на МАКСе пару лет назад. - с интересом заметил я.

У меня самого была мечта научиться управлять вертолётом. Странное желание для пилота ГА, но всё же желание. Обычно у моих коллег есть только лицензия на полёты СЛА[53].

Когда мы подошли к нужной двери, я увидел импровизированную табличку из офисной бумаги, помещённую в файл[54].

“Миролюбов И.Д. Председатель Чрезвычайной комиссии Российской Федерации”.

Через пару минут к нам вышел сам Миролюбов и попросил меня с Лёхой зайти. 

- Ленусь, никуда не уходи. Надеюсь, мы скоро.

- Хорошо.

Лена меня обняла, и я быстро скрылся за дверью.

- Парни, во-первых хочу спросить, что по ситуации? Я конечно получаю информацию, но всё же хочу узнать от первоисточников.

- Ну хорошо. - начал я. - Большая часть Москвы… нечеловеческая. Местами, где нет широких магистралей, регенератов или очень мало, или их вообще нет. Что по Подмосковью - Краснознаменск защищают отряды ОМОНа, видимо местные. Также есть какие-то неадекваты, которые стреляют по людям. Используют детей как приманку.

Я заметил, что лицо Миролюбова сильно искривилось.

- Продолжайте. - сказал он сиплым голосом.

Тут слово взял Лёха.

- По обстановке в городе: всё что дальше третьего транспортного, считайте мёртвая зона. Бутово тоже, мы едва вырвались из аэропорта. Короче, как бы это странно не звучало, но все регенераты как сговорившись, идут прямо к Москве. И я не удивлюсь, если из крупных городов поступят схожие сообщения.

- Вы до Кремля добрались? Я про тот упавший самолёт.

- Нет. У нас не было людей в том районе, вот мы и не стали ехать туда.

- Вы правы, Алексей Викторович. - сказал Миролюбов и добавил. - Поступили схожие сведения из Новосибирска. Правда там вообще полный атас. Войска держат только левобережье, где аэропорт. А Казань вообще потеряли. 

- Понятно… - сказал я и спросил. - Про депутата рассказывать?

- Если не сложно. - сказал он, имея в виду, что и так собирался услышать эту историю.

- В семь пятнадцать вечера внешнее охранение…

- Алексей Викторович, я не требую от вас официального доклада. Просто расскажите, как всё было, как человек.

- Ну хорошо. На КПП у въезда мои парни заметили колонну из нескольких “Аурусов” и вызвали вас, но вас не было. Я сказал парням спрятаться и ждать приказа. Те выскочили, устроили своё маски-шоу, избили КВСа, едва его не застрелили. - Лёха показал на меня. - За отказ Сельчука вылететь с этим упырём на борту. И был таков. Мы устроили своё маски-шоу, при штурме убито пятеро человек из охраны Каверина, его самого типа судили, там за дверью ходячее замечание кстати. А потом, решили вообще спалить его, когда будем уходить.



Андрей Даньков

Отредактировано: 30.08.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться