Битва за босса

Глава 5

Поза, которую пришлось принять Юле, оказалась трудносовместимой с ее задачей сидеть тихо, сколько потребуется и ничем не выдавать своего присутствия. Она уже здорово пожалела, что бросила занятия йогой после третьего посещения спортзала. Хотя там ее заставляли сделать всего-то ничего: сложить ножки лепестками лотоса, завести руку из спину и схватиться за ближайшую коленку. А потом отпустить сознание, наблюдая, как энергия проходит через скрюченное тело.  

Та поза, в которой Юля пребывала в данный момент, была намного изощреннее. И она изо всех сил взывала ко всем йогобожествам, умоляя дать ей сил и терпения выдержать это испытание скручиванием. Взамен она обещала упорно заниматься йогой, пока не достигнет окончательного просветления.

Но божества, видимо, не слышали, что там просит у них женщина, застрявшая в шкафе. Сил и терпения ей не посылали и сидеть с каждой секундой становилось все сложнее. Ужасно ныла поясница, обе ноги кололи невидимые маленькие иголочки, а еще и нос начал ужасно чесаться.

И ведь еще надо было слушать, что происходит в кабинете! Не то чтобы Юле очень нравилась роль шпионки, но разу уж она случайно здесь оказалась, то почему бы и нет? Девушка слышала, как хлопнула дверь, затем раздались быстрые, уверенные шаги по направлению к столу и за ними другие – шаркающие, усталые. Ну, эти точно принадлежали их директору. Все-ж таки он у них не мальчик, и давно мог бы позволить себе выйти на пенсию, уехать в деревню и обустроить пасеку. Такая у него была мечта. Но дела все не отпускали.

- Я не понимаю, что у вас творится. Такого бардака я еще не встречал ни в одном офисе! – молодой, похожий на сталь голос, звучал негромко. Но чувствовалась в нем такая власть, что у Юли снова побежали по спине мурашки. Хотя вот в этом ее положении они были совершенно ни к чему и только еще больше мешали.

- Неужели сложной найти уборщицу? – продолжал Раскатов. – И что это за столпотворение в приемной? Почему в рабочее время никто не работает, а устраивают здесь какие-то акции протеста?

- Владимир Львович, это какая-то ошибка, - голос у директора дрожал, и Юле даже в какой-то момент стало его жалко. В конце концов, она чувствовала себя немного виноватой в том, что происходило сегодня в офисе.

- Что за девушка плакала в коридоре? – продолжал Раскатов. – И почему журналисты вынуждены искать мои прямые контакты? Кто заявил им, что я не общаюсь с прессой, если я всегда говорил, что открыт к диалогу?

Вопросы сыпались один за другим, и бедная скрюченная юристка понимала, что она не так уж и мало успела сделать за одно утро. Эх, только бы это все было не зря!

Желание хоть одним глазочком взглянуть на «объект №1», ради которого все это и затевалось, было таким сильным, что перевесило все остальные. Ей больше не хотелось выпрямить спину, разогнуть ногу, почесать нос, вдохнуть свежий воздух, в конце концов. Видимо, боги-йоги все-таки сжалились над ней, послав новое, гораздо более сильное искушение.

Бороться с ним у Юли никак не получалось, она совсем чуть-чуть подвинула руку и попыталась приоткрыть дверку.

- У вас что, еще и мыши водятся? – голос Раскатова звучал как-то уж совсем грозно.

- Н-н-нет, - совершено неуверенно ответил директор.

- Кто-то скребется в шкафу, - не отступал Владимир Львович.

А дальше Юля услышала шаги. Они совершено точно принадлежали Раскатову и безо всяких сомнений говорили о его приближении к ее убежищу. Девшука зажмурилась. Ох, не так она представляла себе первую встречу с мужчиной мечты!

И все же попыталась скрючиться максимально изящно и соблазнительно насколько это позволяли  условия. Девушка и сама понимала, что получается не очень хорошо, но уж такой у нее был характер, не дающий ей опустить руки даже в самых сложных позах.

Раз-два-три… Каждый шаг отзывался в Юлином сердце ноющей болью. Вот он остановился, схватился за ручку шкафа…

- А-а-а-а-а-а, умираю… - хриплый голос директора раздался как раз вовремя.

Владимир Львович тут же забыл свои попытки найти мышь и бросился спасать несчастного руководителя.

- Алло, «Скорая», человеку плохо! – услышала Юля его голос.

Следующие звуки она никак не могла идентифицировать. Хлопала дверь, забегали и выбегали какие-то люди, кто-то - кажется, Лидочка - плакал.  Бедный директор стонал, Раскатов командовал этим бардаком, раздавая людям распоряжения. На шкаф, ставший Юле почти родным за последние полчаса, никто не обращал внимания. Тогда она осмелилась и все-таки чуть-чуть приоткрыла дверку.

Спиной к ней стоял бесподобный мужчина. Высокий брюнет с широченными плечами. Даже через маленькую щелочку можно было рассмотреть, насколько он идеален. Все, от пропорций фигуры до посадки пиджака, было верхом совершенства.

Больше ничего и никого Юля не видела. Но это ее не расстраивало. Она бы так и продолжала пялиться на замечательную спину, если бы ее обладатель вдруг не пришел в движение. Он как-то разом повернулся на пятках и в одно мгновение оказался к шкафу лицом. Но рассмотреть его черты девушка не успела. Она разом прикрыла дверку и замерла, стараясь даже не дышать.

Кажется, ее маневр остался незамеченным. По крайней мере, никто не бежал к ее убежищу, торопясь его рассекретить. Да и, спасибо директору, всем сейчас было не до нее. Все-таки, золотой он человек! Сколько раз он уже выручал ее и вот, снова пришел на помощь! Мысленно поклявшись отблагодарить его при первой же возможности, Юля перевела дыхание.

Шум в кабинете стих через четверть часа. Кажется, все разошлись. Еще какое-то время пленница офисного шкафа не решалась выбраться, а все так же сидела, вслушиваясь в тишину. Потом все-таки приоткрыла дверку. Насколько позволяло судить то, что она увидела в маленькую щелочку, в кабинете никого не было. Она с облегчением вздохнула, ногой толкнула дверь своей опостылевшей темницы, и выбралась наружу.



Ника Солнышкина

Отредактировано: 24.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться