Битва за Порог. Книга вторая - Тяж

Размер шрифта: - +

Глава 2

Полгода назад. Оплот. Командный мостик

- Перед тем, как мы ушли в прыжок, главный искин «Оплота» принял сообщение от администрации Меркури, - высокий, светловолосый мужчина колдовал над пультом управления микроклимата, добиваясь имитации морского бриза, - и, кстати, видно, что написано в спешке, с еле сдерживаемой паникой.

Адмирал «Оплота» Андрей Алексеевич Кочеров кинул взгляд на находившегося на мостике полковника, возглавляющего военную группировку экспедиции. Кряжистый мужчина лет сорока стоял, широко расставив ноги и, заложив руки за спину, внимательно просматривая выведенный на голографический экран суточный отчет.

- Пишут, что предположительно один из ваших бойцов чуть ли не серийный убийца, фанатик и террорист, вырезавший под сотню человек за ночь до выхода нашего флагмана в гиперпространство, - Кочеров, наконец-то настроил климатическую установку и, вдохнув полной грудью ставший чуть солоноватым воздух, удовлетворенно хмыкнул, после чего вразвалочку направился к своему рабочему месту. - Просят оставить его под стражей на одной из станций, мимо которых мы будет проходить.

Его собеседник, скривился, но продолжил чтение отчета, переступив с ноги на ногу, что говорило о его сильнейшем раздражении. Николай Сергеевич Трехлебов, будучи потомственным военным, терпеть не мог всевозможные кляузы гражданских штафирок и кабинетных генералов. Сам Трехлебов, дослужился лишь до полковника, в то время как все его однокурсники и бывшие сослуживцы уже во всю щеголяли генеральскими регалиями. По крайней мере те, кто остался жив после недавней войны, один из отголосков которой стоял сейчас на капитанском мостике. Беда Трехлебова была в том, что он не умел прислуживаться и служил только императору. Периодически возникающие проблемы решал не по договоренности или через знакомых, но руководствуясь Уставом и регламентом воинской службы Российской Империи.

- В последних строках упоминают про три солидные и уважаемые заведения, переставшие существовать. Грозятся слить информацию о сумасшедших вояках в нашу доблестную прессу... – подлил масла в огонь адмирал.

Кочерова, честно говоря, совершенно не волновала поднявшаяся вокруг Меркури-16 шумиха, его заботило лишь одно - миссия по доставки антиматерии на Терру-2, система Нивея. В отличии от большинства «сосланных» на «Оплот» офицеров, Андрей Алексеевич был идейным. Он бредил космосом и свято верил в то, что Земля-2 станет плацдармом дальнейшего открытия жизни во вселенной. Его никак не устраивало нынешнее положение вещей. Он, скрипя зубами, признавал, что военные стычки между крупнейшими игроками Солнечной системы и их колониями позволили сделать быстрый скачок в развитии военно-космического флота землян. Но дальнейшее освоение космоса, окончившееся обнаружением системы, оккупированной инсектоидами и последующая кровопролитная и выматывающая людей война поставила жирную точку на экспансии землянами дальнего космоса. Для начала нужно было удержать свои рубежи.

И планета, контакт с который был потерян около двухсот лет назад, по мнению адмирала, могла стать решающим козырем в войне с гигантскими насекомыми. Если, конечно, ее еще не захватили жуки… Или если группа ученных и военных, оставленных на планете, не скатились в средневековье, или если они все там не перемерли от новых вирусов и микробов, или... Вариантов было много. Но радиосигналы, регулярно приходящие из той системы внушали осторожный оптимизм.

Начинав свою военную карьеру с пилота истребителя и отслужив в Военно-космических силах РИ свыше 25 лет, новоиспеченный адмирал имел хорошее представление о том, как любую, даже самую детально продуманную, миссию можно утопить при помощи всевозможных бумажек и административных проверок, усиленных общественными комиссиями.

Все, чего хотел Андрей Алексеевич - выполнить поставленную перед ним задачу. А в идеале - уничтожить угрозу человечеству. А так как согласно маршрут-листу, «Оплоту» предстояло посетить еще два места, Кочеров отрицательно воспринял интерес администрации Меркури к своему кораблю. А если они еще и подключат журналистов, то появлялась неслабая вероятность того, что миссия будет перенесена или отложена на неопределенный срок.

- Не хотелось бы, Николай Сергеевич, из-за одного бойца ставить под удар наше задание, причем этот боец стоит на карандаше у СБ, - на последних словах Кочеров посмотрел на покрасневшего полковника.

- Не было его у нас, - нехотя, словно через силу, выдавил из себя Трехлебов.

- В смысле не было? - удивился адмирал.

- В прямом. Слушай, Андрей Алексеич, ты же в курсе той ситуации, - со вздохом ответил полковник, заканчивая с отчетом и направляясь к пилотному креслу.

- Какой именно? - расценив слова своего коллеги как приглашение к началу разговора, молодой адмирал развернулся к Трехлебову.

- Когда он прикрыл своего бойца от импульсной гранаты? - дождавшись утвердительного кивка, Трехлебов продолжил:

- Я тогда был в составе комиссии, расследующей тот случай. Ты в курсе, что ни в одном МТД не было щита? За несколько дней до вызова, по спущенному сверху приказу, были демонтированы щитовые аккумуляторы и сами модули из всех доспехов. Из всех тех, которые позже были посланы для успокоения революционеров.

- ...

- И да, в остальных шахтерских городах без жертв не обошлось. Много наших просто-напросто сгорели в пламени этих чертовых импульсных гранат, да и гражданским досталось… Тяжело, знаешь ли, силу удара контролировать, когда на твоих глазах заживо сгорает твой боевой товарищ и ты никак не можешь ему помочь.



Павел Вяч

Отредактировано: 31.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться