Биврёст

Размер шрифта: - +

Глава 4. Их семьи.

Впереди расстилалось море вересковых пустошей. Оно плескалось около деревушки, стоящей на отшибе, стремясь время от времени захлестнуть травяной волной человеческие домишки. Днем было жарко, а ночью вместе с прохладой приходили духи. Они сторонились взрослых, но охотно играли с детьми, оставляя иней возле колыбелей.

Под крыльцом спал огромный черный Пес, смежив в полудреме четыре глаза. Его шкура, гладкая и прочная, светилась под звездным светом. Ночами Волк рыскал в лесах, а утром приходил, чтобы разбудить ее своим холодным мокрым носом. Встряхивался от росы, орошая ледяными звездными брызгами, а она смеялась под ворчание мамы. Отец улыбался и отправлялся в мастерскую: чинить очередную машину.

А потом море травы превратилось в море крови. Оно перелилось через край и унесло их всех, оставив ее по колено в красной грязи. Волк и пес взвыли и исчезли.

- Локи! – девушка с трудом сфокусировалась на чем-то белом. Бледное лицо Леер и белый халат, накинутый на школьную форму.

- Очнулась наконец-то, - с облегчением выдохнул Штейн.

- Что?.. Где?..

- Ты в больнице, - он отодвинулся, давая Ангейе место, чтобы сесть. – Нам так и не сказали, почему.

Гин отложил в сторону книжку, Джет жевал огромный бутерброд, Штейн и Леер сидели на краешке ее кровати.

- А, - промямлила Локи, с трудом села, провела рукой по волосам и заметила щупальце капельницы в вене. Глухая, ноющая боль начиналась в ноге, поднималась в правую руку и охватывала голову тяжелым железным обручем, концентрируясь в затылке и приглашая снова лечь на удобную прохладную подушку.

- Так что же случилось? – наконец спросила Леер.

Покачав головой и вздохнув, она отвела взгляд. Пауза затягивалась. Леер нахмурилась, открыла рот, чтобы выдать тираду, но ее прервал Кагерасу, выскользнувший из неприметной двери уборной. Ноги, руки, шея, - все, что оставалось не закрытым одеждой, было перевязано бинтами. Рассеянный взгляд и неуверенная походка говорили о количестве принятых обезболивающих лекарств. Проковыляв ко второй койке, он задернул полог. Скрипнули пружины, зашуршало одеяло и все стихло.

- Дела Домов? – хмыкнул Гин.

- А почему вы вообще в одной палате? – несколько ревниво спросил Штейн под хихиканье Джета.

- Полковник Риан сказала, что нас так проще охранять, - сердито ответила Локи.

- Полковник Риан? – хором спросили Гин и Леер.

Из-за занавеси раздалось саркастическое покашливание. Локи прижала палец к губам и выразительно указала глазами на ширму. Не успела Леер ответить, как дверь в палату распахнулась и внутрь ворвалась Кира Гиалп, поправляя съехавшие очки.

- Вот ты где, Зик Штейн! – выпалила она. – Выздоравливай, Ангейя! – она бросила Локи яблоко. Леер закатила глаза.

- Пришла, кого не звали, - простонал он. – Я отбыл все наказания, что тебе еще надо?
Кира покрылась лихорадочным румянцем.

- Твой сосед по комнате жалуется, что ты разводишь антисанитарию.

- Гин, ты на меня жалуешься? – удивился Зик. Гин досадливо поморщился, потому что ему мешали читать, снял очки с носа и засунул в карман.

- Ну, пару раз пожаловался Джету, что ты обожаешь разбрасывать свои вещи по комнате…

- Так ты подслушиваешь личные разговоры? – хихикнула Леер, чуть прищурившись. – Или только те, в которых говорится о Штейне?

Кира покраснела еще больше, и было неясно: от гнева или от смущения

- Я… я…                                           

- Во имя Ярлодина!.. – Гиафа сорвал шторку, раздраженно оглядывая участников спектакля.

– Вы можете выяснять свои личные отношения в другом месте? И мне, и Ангейе нужно поспать. А вам, староста-ас, лучше проследить, чтобы все виноватые были наказаны вовремя, - сказал, как отрезал и задернул полог.

- Не хочется соглашаться, но он прав, - сказала Леер, подмигивая Кире. – Завтра после занятий к тебе Джет с Гином забегут.

- А вы с Зиком?

- Мы пересдаем экзамен у профессора Вёлунд, - вздохнула Герд.

Когда они вышли, Локи некоторое время сидела, уставившись в стену и прокручивая в голове сон, слова Мори Мунина и доктора Ай, которую вельвы затолкали в фургон возле бара. Рассеяно скользя взглядом по стенам, она заметила свою куртку, аккуратно сложенную на стуле. Из кармана все еще торчал клочок записки. Протянув руку, она осторожно выдернула ее и перечитала: «У Ярлодина скажи пароль. Держи Глаз открытым». Что должен был передать Мори Мунин? Несмотря на отчаянные крики внучки, Скай передала Рема и Мори старшему лейтенанту Реймару и захлопнула перед Локи дверцу автомобиля. Не в силах выдержать тяжелый взгляд Рема, Ангейя вперилась в свои кроссовки и испачканные в крови руки. Предательница.

Вялые мысли сменились удушливым лекарственным сном без сновидений. Вечером снова зашел дядя в сопровождении помощницы. Громогласный координатор Ангейя краснела и заикалась, теребила воротник, прятала половину лица за водопадом темных волос и вообще выглядела так, словно бы пришла знакомиться с родителями жениха. Локи показалось это забавным, и она громко объявила, что совершенно не против их с дядей союза и шлет им свое благословление. Женщина раскраснелась еще больше, а дядя смущенно кашлянул в кулак.



Ирина Итиль

Отредактировано: 09.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: