Бизнес, и ничего личного...

Бизнес, и ничего личного...

Хмурое темное небо над головой. Низкие иссиня-черные тучи – ощущение такое, что вот-вот пойдет дождь. Опрокинется на землю плотной стеной, и будет лить, лить, лить… Вокруг пасмурно, словно в преддверьи грозы. Впрочем, это не в диковинку – в Зоне всегда такое небо, такие тучи и такая погода. Все уже привыкли к этому, и не обращают на погоду никакого внимания. Пасмурный день – не самое страшное, что может случиться в Зоне – разве что дождь, даже уже не радиоактивный и не кислотный, как раньше, после Аварии было, пройдет хороший. Но и аномалии будет хорошо видно. Гораздо опаснее – те же самые аномалии. Или мутанты. Или бандюки или мародеры, которые, возможно, засели где-нибудь в кустах поблизости. Одним словом, Зона…
К лесу, некогда зеленому и не особо густому, ныне заросшему наподобие джунглей и приобретшего цвет ржавого оттенка, за счет покоренных радиацией и мутацией деревьев, почти вплотную подходило поле. Вернее, это когда-то раньше было полем. А теперь бывшее поле превратилось в огромный и опасный почти непроходимый пустырь, густо заросший бурьяном. Этот пустырь облюбовали тушканы, крысы, слепые псы, и прочая нечисть Зоны.
По узкой, едва заметной тропе, на границе между опушкой лесой и поля, медленно двигалась вперед групппа людей. Группа была относительно небольшая: пятнадцать-двадцать человек для Зоны – это уже большой отряд. Вольные сталкеры, промышлявшие группами, в группу более пяти-семи человек не сбивались. Оно, конечно, хорошо – больше стволов, больше возможностей отбиться от мутантов, больше хабара можно унести. Но и минусов через чур много: например, такая группа оставит больше следов и будет более заметной; на такую группу нужно больше провизии и боеприпасов; темп движения в большой группе задает не ведущий, а ее самый слабый участник. Да и хабар делится равными частями между участниками – это если по-честному, конечно, что в разы уменьшает доход каждого из членов группы…
Небольшой отряд, растянувшись гуськом, двигался вперед. Если бы здесь был кто-то из сталкеров, то он сразу же опознал бы в этих людях бандитов. Разномастное оружие – в основном «Ксюхи» и «Гадюки», у нескольких даже обрезы охотничьи. Лишь у несколько всего бандюганов АКМы – у «бригадира» по прозвищу Валет, у его корешей – Стилета и Пики. У них троих плащи кожаные с капюшонами, толстые, плотные и тяжелые. Все остальные одеты кто во что горазд – черные кожанки, черные вязаные шапочки, обычные спортивные трико, кроссовки или даже кеды. Никакой защиты от радиации, от пуль вольных бродяг или от клыков мутантов такое одеяние не давало. Но главным козырем было не это – главным в выборе шмоток были понты. Не зря же братки! И бригады даже были – у каждого бригадира своя. Многие из них славились своей жестокостью, а все братки подлежали немедленному уничтожению среди всех сталкеров, не зависимо от того, были ли это бойцы каких-либо кланов, либо же одиночки…
Валет со Стилетом и Пикой шел в середине группы. Пика вел за веревку, словно собаку, тщедушного на вид мужичка неопределенного возраста. На вид ему можно дать и тридцать, и сорок лет одновременно. Многодневная щетина на лице, разбитые губы, большой синяк на заплывшем левом глазу, слегка прихрамывает – досталось ему неплохо, видать. Одет он в старенький потертый простой сталкерский комбез. Оружия при нем не было, на спину был навьючен огромный рюкзак. Видимо, захваченный бандитами в плен сталкер. Оставленный в живых только потому, что использовался в качестве вьючного животного. Можно было не сомневаться, что, как отпадет нужда в «услугах» пленника, его ждет смерть. И не факт, что быстрая… Проводником был один из изгоев. Были такие сталкеры, которые неплохо чувствовали Зону, распознавали аномалии и умели находить безопасные пути, но по каким-либо причинам не уживались среди сталкеров. И в кланы не примыкали. Так и мотались в одиночестве по Зоне, время от времени оказывая услуги проводника всем желающим. Не за бесплатно, разумеется. Таких изгоев недолюбливали абсолютно все сталкеры, девяносто девять процентов изгоев не допускались ни в Бар, ни в другие сталкерские поселки.
Добравшись до конца опушки, от которой лес поворачивал направо и тянулся дальше, а поле пересекала глубокая канава, даже овраг, отряд остановился. Бандиты повалились на землю, закурили, выпуская в воздух клубы дыма. Проводник поморщился, глядя на них, но ничего не сказал. Позволили опуститься на землю и пленнику. Правда, не стали снимать рюкзак со спины. Но хотя бы руки развязали. Правда, долго отдыхать ему не дали – к пленнику подошел сам бригадир с корешами.
- Ну, долго еще идти? – пнул его поддых Стилет.
- Хы!... прилично, - выдохнул пленник.
- Ну, смотри, падла, - угрожающе прошипел бандит, скаля морду в страшном оскале, - если все это окажется фуфлом, то я те не завидую. Шкуру буду с живого сдирать и муравьев под нее засовывать!
При словах о муравьях пленник резко вздрогнул, побледнел и испуганно посмотрел на бандита.
- Честно! Я не обманываю! 
- У-у, сука! – бандит пнул напуганного сталкера еще раз и отошел в сторону.
Пленник тяжело вздохнул и погрузился в свои невеселые мысли. И было отчего…
…Сталкера звали Лешим. Несколько дней назад он, возвращаясь с ходки с двумя изгоями, на Свалке повстречал своих знакомых сталкеров. Оба бродяги были непрочь приложиться к горлышки бутылки, поэтому часто просаживали деньги за добытые с большим трудом артефакты либо в Баре, либо на Кордоне у Сидоровича. Далеко в Зону они никогда не ходили, отирались в основном на Свалке, максимум – захаживали изредка на Агропром. Встреча была довольно теплой, к тому же у бродяг нашлись две бутылки «Казаков». Затихарившись в укромном, как показалось знакомым, месте, приступили к их распитию. Изгои отказались принимать в этом участие и покинули уже теплую компанию. А оставшаяся троица тепленькими попала в руки бандюков, за каким-то чертом забредших на Свалку. Разумеется, что горе-сталкеры лишились всего – хабара, оружия, и лишь чудом не лишились самой жизни. А все потому, что среди цацек в рюкзаке Лешего нашелся очень редкий и дорогой артефакт. После недолгих избиений Леший раскололся – рассказал, где они нашли этот артефакт. Три последующих дня он провел в какой-то вонючей яме, из которой его вытаскивали только для того, чтобы допросить и избить. А потом ультиматум поставили: либо Леший ведет группу бандюков в то место, где водятся такие артефакты, либо будет умирать долго и мучительно. Напуганный и измученный сталкер выбрал первый вариант…
…После получасового привала Валет поднял отряд и двинул его вперед. Уж очень ему не терпелось добраться до старого забрашенного комплекса, в котором водятся такие знатные цацки. Да и укрытие было бы неплохо присмотреть для своей бригады. Заброшенный комплекс подходил для этих целей как нельзя лучше – и Выброс переждать можно, и от зачисток, если таковые будут, можно спрятаться. Ничем не хуже, чем у самого Борова, а то и лучше – у того-то всего лишь незаконченная стройка, а тут комплекс целый! Глядишь, что из оборудования или из нужных вещей оставшихся можно присмотреть. Главное – успеть раньше всех. Так что торопиться нужно! Вот и гнал Валет своих братков…

…Ночью на группу напала стая слепых псов. Дозорный, охранявший стоянку, закемарил, а мутанты, наверняка ведомые чернобыльцем, тихо подкрались и напали. Когда на его крики и вопли, впрочем, быстро оборвавшиеся, сбежались все бойцы бригады Валета, от часового остался лишь автомат да кровавые полосы на земле, уходящие в темноту… Выставив посты по два человека, Валет снова скомандовал общий отбой. До утра их никто не беспокоил. А утром группа снова двинулась вперед. Места были дикие, нехоженные, сюда редко кто заходил – очень уж дурная слава ходила про эти места. Полно аномалий, много мутантов, немного артефактов – мало что могли предложить здешние края искателям наживы. По настоянию проводника, более опытного в рейдах, бандиты более плотно сгруппировались, выставили что-то типа головного и тылового дозоров и делали вид, что зыркают по сторонам… Так и двигались вперед, почти без перерыва – за весь день устроили всего лишь несколько коротких получасовых привалов. По прикидкам Лешего, завтра они должны уже выйти к комплексу. День не обошелся без происшествий – потеряли двоих братков, погибших по своей же глупости и дурости. Первый увидел чуть в стороне от дороги дешевую «Каплю», ломанулся за ней, не подумав, что где-то рядом могла притаиться аномалия. Так и вышло – не успел бандит сделать и пару шагов к артефакту, как попал в «Выверт». Раздался громкий глухой хлопок, всех братков обдало душем из крови, плоти и перемолотых костей попавшего в аномалию бандита… Валет кулаками и прикладом своего автомата вбил в головы подчиненных, что отходить с тропы смертельно опасно. И отряд продолжил путь. Однако урок не пошел на пользу. На очередном привале бандюган решил оправиться и направился в кусты. А через минуту раздались его душераздирающие вопли. Взорам сбежавшимся на крик браткам предстала жуткая картина – по земле со спущенными штанами катался браток, держась за свои причандалы. Идиот! Сняв штаны, потоптался в кустах и пристроил свою задницу прямо на заросли мутировавшего папоротника. Который, мутировав, очень сильно сдал в размерах, поменял цвет с зеленого на коричневато-бурый, изменил внешний вид, став похожим на прошлогоднюю полусгнившую листву. И еще папоротник обзавелся мелкими зубчиками по краю листочков, заканчивающимися небольшими утолщениями. При приближении жертвы папоротник выстреливал эти зубчики, а следом, словно из пушки, выстреливал свои поры из тех самых утолщений. Поры, осевшие на одежде, не попав на открытые участки тела а, тем более, в раны, были практически не опасны, легки отмирали при термической обработке одежды. Но, стоило порам попасть в ранки, оставленные на теле человека или животного выстреленными зубчиками, как они начинали моментально прорастать. Человек испытывал дикую боль, раздирал тело руками, расширяя участки для прорастания новых пор… Как спастись от этого, никто пока не знал…  
Подошедший проводник лишь зло сплюнул на землю, глянул на Валета и ушел прочь. Бригадир знал, что браток уже обречен – жить ему оставалось еще минут десять, пока из его тела наружу не полезут ростки проросшего внутри папоротника. Валет вскинул автомат и короткой очередью оборвал мучения бандита. И главным в этом жесте было не милосердие, а просто-напросто желания оборвать вопли, на которые могли сбежаться мутанты. Подняв свой отряд, он приказал продолжить путь…

…Бывший комплекс выглядел уныло и пустынно. Расположенный в небольшой долине, закрытой с трех сторон лесом, обнесенный высоким забором, покрошившимся от времени и местами рухнувшего. По периметру виднеются пустые часовые вышки, некоторые из них обвиты похожим на лианы ядовитым плющом. Подходы к комплексу когда-то были лишены всяческой растительности – любой, кто приближался к комплексу, был как на ладони. В те времена, когда еще здесь были люди, за пустырем тщательно следили, пресекали любые попытки местных растений занять свободное пространство – выжигали огнем и кислотой, химикатами и различными реактивами. Но когда люди бросили комплекс, местная флора быстро заполонила пустырь вокруг комплекса, а теперь уже проникла и за ограду…
Возле сорванных с петель железных ворот главного входа в комплекс виднеется полуразрушенная кирпичная будка КПП. Рядом с ней кирпичный «стакан», из которого до сих пор торчит то ли труба какая-то, то ли дуло пулемета. По обе стороны бетонки перед входом на территорию комплекса виднелись остатки рукотворных баррикад из мешков с песком. Несколько одноэтажных приземистых зданий, неподалеку от КПП, потрепанные временем и искателями наживы, расположенных друг за другом – скорее всего, административные постройки. Два трехэтажных здания, стоящие вдоль неширокой, в две плиты, бетонки – наверняка казармы. Словно в подтверждение перед ними находится плац. Когда-то этот комплекс считался чуть ли не стратегически важным объектом, разумеется, его охранял почти батальон солдат. Вон, позади всех зданий, виднеется полностью заросший небольшой стадион – турники, беговая дорожка, различные штанги, выполненные из подручных материалов – ломов с приваренными к ним «блинами» и шайбами металлических болванок…
Дальше стоят полуразрушенные столовая, клуб, еще несколько непонятного назначения строений. Дальше, за стадионом, виднеются проржавевшие металлические крыши ангаров – когда-то там находились техника и автотранспорт. Неподалеку от ангаров виднеются пять зданий складов – их легко узнать по приземистым и словно раздутым контурам. В левом крайнем углу комплекса виднеются неплохо сохранившиееся приземистые здания то ли лабораторий, то ли исследовательских центров. И – никого на территории всего комплекса. Никого – ни людей, ни мутантов…

Валет удовлетворенно хмыкнул. Еще бы! Такую базу себе присмотреть! Да здесь, если до ума довести - подремонтировать ограду, оборонительные сооружения в порядок привести – можно и бой принимать, и осаду выдержать! Работать бандиты, конечно, не будут – не по понятиям это. Но для работ можно и простых сталкеров привлечь, причем на добровольной, можно сказать, основе. Устроить засады, провести рейды, захваченных сталкеров не убивать, а сгонять сюда – пусть они под присмотром братков и восстанавливают комплекс для Валета, который превратит его в неприступную крепость. Опять же, можно будет и баб сюда приволочь – хотя бы с Большой Земли «выписать». Пацанам тоже нужно пар выпускать… А можно и вообще бордель открыть. А рядом небольшой бар. Тогда здесь народу будет не меньше, чем у Долга в Баре. Ладно, хватит мечтать, двигать пора! 
Бригадир отдал приказ выдвигаться к комплексу, но проводник почему-то медлил. Не нравилось ему что-то. Но внятно так и не смог объяснить, что именно. Валет похлопал его по плечу – пошли, мол, нечего тут рассиживаться. Никого нет – ни мутантов, ни людей, территория бывшего военно-научного исследовательского комплекса пуста. По-быстрому пройтись по его территории, осмотреться, присмотреться – а потом можно будет и пацанов за остальными своими быками посылать…
…Осторожно, держа наготове оружие, добрались до КПП. Без происшествий пробрались на территорию. Комплекс был, казалось, вымершим, даже тушканов и мышей не было видно. Бандиты, пытаясь подражать бойцам так нелюбимого ими Долга, рассредоточились по территории, выискивая стволами автоматов несуществующего противника. Держались, правда, неподалеку друг от друга. 
- Куда дальше? – сильно и больно пихнул Пика сталкера.
Леший молча кивнул в сторону лабораторий. На всякий случай еще раз ткнув Лешему в бок, бандит отошел к предводителю, о чем-то переговорил с ним. И спустя минуту Валет отдал приказ двигаться к зданиям, отправив по двое торпед на оба фланга. Отряд бандитов медленно начал движение к зданиям, указанным Лешим. Сталкер был погружен в свои мысли. Видимо, понял, что теперь, когда он привел бандитов к комплексу, стал им не нужен. И навряд ли они сохранят ему жизнь. Вон, урод этот, садист Пика как на него смотрит и ножиком своим поигрывает! Наверняка шкуру с живого еще сталкера с удовольствием бы содрал собственноручно! И радостно бы при этом лыбился...
Группа бандитов тем временем добралась до ангаров. Несколько бандитов заглянули вовнутрь – некоторые створки были незакрыты и даже приоткрыты. Изнутри донеслись их удивленные возгласы. Оказалось, что в ангарах – по крайней мере, в этом точно – сохранились в целости и сохранности плотно закупоренные бочки с бензином и дизельным топливом. Двухсотлитровых бочек, на взгляд, было не менее полусотни. Огромная добыча! И ведь это только еще начало! Что же дальше они найдут?! Валет пинками погнал братву дальше. Леший повел отряд вдоль стены одной из лабораторий, почти вплотную прижимаясь к ней. И было отчего – впереди оказалась аномалия. Которую заметили только сталкер и проводник. Проводник закричал было, предупреждая об опасности, но было уже поздно. Увидев впереди несколько артефактов, идущие впереди три бандита, забыв обо всем на свете, ламанул вперед, прямиком в аномалию, в центре которой и лежали, мерцая слабым светом, артефакты. Погибли они почти мгновенно – их разорвало на мелкие части… Пика подскочил к Лешему, принялся избивать его, обвиняя в смерти пацанов, но его остановил Валет. И, неожиданно для сталкера, за него заступился и проводник.
- Мы здесь вроде как не на прогулке! И установка была для всех – идти в след! А эти бараны, - проводник кивнул на загалдевших бандюгов, - прутся, куда не надо! Так что не хер всех обвинять!
Пройдя мимо здания лаборатории, Леший направился к невысоким приземистым складам. Подошел к приоткрытой створке второго справа склада, сталкер остановился. Но подошедший к нему хмурый Пика ткнул его под ребра и подтолкнул к створкам ворот. Оно и понятно – опасается подставы со стороны сталкера, боится новых аномалий, и не хочет рисковать своими быками. А Леший – он уже отработанный материал. Поработает немного «отмычкой»… Вздохнув, сталкер направился к створке ворот, вошел внутрь и остановился, часто моргая, чтобы глаза поскорее привыкли к полумраку. Следом в створку протиснулись бандиты. Отряд находился посреди довольно большого зала, заставленного какими-то ящиками, контейнерами, шкафчиками и просто мусором. 
- Ну и где твои артефакты? – прорычал Пика.
В гробовой тишине, царившей в зале, его голос прозвучал неожиданно громко, раскатившись по всем закоулкам и укромным местам. Проводник зло сплюнул на бетонный пол:
- Твою мать! Теперь все знают, что мы здесь!
- Кто все? – спросил у него подошедший Валет. – Здесь нет никого. Мы никого не заметили!
- Если никого не заметили, то это не значит, что здесь нет никого! – философски заметил проводник.
- Успокойся! – хлопнул его по плечу главный бандит. Сделал два шага вперед. 
Следом за ним двинулись его быки. Валет слегка толкнул сталкера – давай, мол, показывай дорогу. Леший уверенно направился в дальний конец зала, заставленного ящиками. Примерно на середине зала он начал чувствовать легкое давление на виски, словно кто-то невидимый пытался, пока еще несильно, сдавить ему голову обручом. В принципе, довольно скоро это чувство прошло, осталось лишь легкое покалывание в затылке. Несколько бандитов по приказу Стилета взломали пару ящиков и радостно взвыли. Леший не успел рассмотреть, что именно в них находилось, но увидел что-то похожее за запасные стволы для ПКМов. Следуя их примеру, несколько бандитов ломанулись к другим ящикам, пытаясь сорвать с них крышки. На приказы Пики и Стилета они реагировали вяло. Валет и сам смотрел на стволы к пулеметам – новеньким, еще в смазке, лежащим в ящиках защитного цвета, составленных друг на друга. 
С Лешим происходило что-то странное – невидимый обруч снова начал давить на  виски, затылок словно сжимала чья-то сильная холодная рука. Сталкер отошел чуть в сторону, прислонился к стоящей стопке ящиков, слегка потряс головой. Не помогло. Твою мать! Давление, что ли, поднялось? Леший прикрыл глаза, сделал несколько глубоких вдохов. Открыл глаза – теперь перед глазами мелькали мелкие красные мушки. Сознание затуманивалось, в голову словно залезал белесый туман… Казалось, что все помещение заполняется серой мутью, а ковыряющиеся в ящиках бандиты стали какими-то вялыми… Их движения стали какими-то ленивыми, даже их речь и та началась растягиваться… 
Леший потряс головой, похлопал себя по щекам, осмотрелся. Бандиты рассредоточились вокруг ящиков и контейнеров, громили их, вытаскивали из них что-то и набивали рюкзаки. Присмотревшись, Леший чуть не ахнул. В ящиках, стоящих здесь, находились… артефакты! Казалось, что безумие захлестнуло всех разом – побросав оружие и нисколько не беспокоясь о безопасности, братки ломанулись за артефактами. Вон тот здоровенный бугай, что держался возле Стилета, пытается запихнуть «Золотую Рыбку» в рюкзак, и без того битком набитый артефактами. Рядом с ним двое бандитов поступили умнее – расстелили старенькую плащ-палатку прямо на бетонном полу и складывали артефакты на нее. Уже целую кучу наложили – и каких только артефактов здесь не было! И «Мамины бусы», и «Бенгальские огни», и «Вспышки», и «Пузыри» с «Кристаллами», и «Батарейки» с «Пустышками». Да даже на десятую часть тех артефактов, что выложены на плащ-палатке, можно с роскошью прожить всю оставшуюся жизнь на Большой Земле, где-нибудь на небольшом купленном острове, в окружении длинноногих красавиц! Бандитов словно охватило безумие – рядом с такими сокровищами подразделение перестало существовать. Бывший недавно сплоченный кулаком и подкованным сапогом Валета отряд прератился в стаю хищников. Каждый пытался урвать себе побольше жирных кусков. Сталкер едва сдержался, чтобы не броситься в толпу, чтобы, расталкивая всех, успеть схватить хотя бы несколько артефактов. Ему не надо много! Лешему хватило бы всего нескольких артефактов! 
Набивший свой рюкзак под завязку, Валет пытался запихнуть артефакты в карманы, что у него плохо получалось. И совсем не слушал проводника, крутившегося возле него и что-то пытающегося объяснить. Неожиданно валет оттолкнул от себя проводника и, заслонив рюкзак с артефактами, выхватил пистолет и разрядил в него всю обойму. На пол упал уже труп того, что недавно был проводником… Леший, с трудом сдерживающийся, чтобы не броситься за артефактами, осмотрелся. И в ужасе увидел, как в зале уже вовсю идет бойня – недавние кореша кромсали друг друга, били, кололи, резали… В голове Лешего словно что-то взорвалось – он увидел яркую вспышку, затмившую собой все вокруг, а потом на него навалилась темнота…

…Очнулся Леший без раскачки. Словно вынырнул из внезапно нахлынувшей на него темноты. Голова трещала так, что казалось, что череп вот-вот развалится на мелкие кусочки. Немного мутило. Вообще, ощущения были такие, словно похмелье после основательного и продолжительного бодуна. Но Леший знал что это за симптомы. И не спешил подниматься с земли, на которой лежал. Не открывая глаз, прислушался – вокруг тишина. Только где-то неподалеку что-то тихонько постукивает…
«Очнулся?» - раздался голос. Леший вздрогнул от неожиданности. Шагов говорившего он абсолютно не слышал. Но, тем не менее, вопрос был задан. В ответ сталкер только тяжело вздохнул. Ему не ответили. Полежав еще несколько минут, Леший открыл глаза и попытался подняться. Сел, оперся спиной о кирпичную стену. Пошарил рукой по карманам, достал мятую пачку сигарет, дешевую зажигалку, чиркнул, высекая огонек, прикурил. Вредная привычка, оставшаяся еще с Большой Земли, от которой Леший не мог избавиться за все время, которое он находится в Зоне. И вредна эта привычка не только тем, чем пугает курильщиков Минздрав. В Зоне курение вредит в три, в четыре раза больше. Дым от сигарет может выдать лежку сталкера, когда тот решит покурить, находясь в засаде. Запах дыма и табака, которым припитывается курильщик, может выдать сталкера, когда тот скрытно подбирается к цели; по этому запаху могут ориентироваться не только мутанты, но и другие сталкеры, выслеживающие курильщика; и много еще минусов. Но Лешему сейчас было наплевать на все это… 
Он потер трещащую голову. Блин, словно бревном по ней двинули! «Скоро все пройдет. Потерпи немного!» - снова раздался голос, но говорившего нигде не было видно. Глюки? Нет! Из-за угла показалась фигура, замотанная в просторный старый темный плащ. На непомерно большой голове – капюшон, скрывавший лицо. Старые потертые штаны, на ногах – то ли калоши, то ли бахилы какие-то. Вышедший из-за угла неторопливой, слегка покачивающейся походкой, подволакивая ноги, подошел к сталкеру, уселся на стопку полураскрошенных кирпичей. 
Сидели молча. Сталкер вдруг почувствовал, как в его измученной голове словно что-то шевелится – будто осьминог протянул свои щупальца, сунул их ему под черепную коробку и осторожно перебирает ими. Леший не стал противиться этому, а через несколько минут почувствовал, как начала отступать боль. Еще минут пять, и боль почти ушла, оставшись где-то в стороне, правда, время от времени еще простреливала голову, но это была уже вполне терпимая боль, не та, что совсем недавно. 
- Спасибо! – проговорил Леший, отбрасывая окурок в небольшой кустик мутированного кустарника. Повернул голову к сидящему рядом, внимательно посмотрел на него, - А что ты сделал с… ними?
- Вы, люди, странные существа… Вы готовы убивать друг друга по всякому поводу и без… - ответил собеседник Лешего. Чуть помолчал и продолжил: - Я показал им лишь то, что каждый из них хотел увидеть. А они… им все было мало. За безделушки они начали убивать друг друга… Но не все они погибли…
- А что на самом деле было в ящиках? – спросил сталкер. В голове у него что-то словно вспыхнуло, и перед внутренним взором появилась картинка. Знакомое помещение то ли ангара, то ли склада, заставленное ящиками. Крышки с ящиков были сорваны, сброшены на бетонный пол. А в ящиках лежали… всевозможные железки. Старые запчасти к сгнившей уже технике – коленвалы, шестеренки, втулки, шестигранные и круглые болванки… Много железа было разбросано по полу… Неужели из-за этих железок бандиты перебили друг друга?!
«Да, - последовал ответ на его немой вопрос. – Люди хотели видеть то, что вы, люди, зовете артефактами. Я им показал их…». 
Раздались чьи-то тихие, шаркающие шаги. Из-за угла показался… Стилет. Он шел покачиваясь, словно пьяный, волоча ноги. Его плащ куда-то делся, на теле осталась лишь толстая вязаная толстовка, сейчас порванная в нескольких местах и перепачканная кровью, плотные спортивные штаны и кеды на ногах. Стилет приостановился, повернул голову к сидевшим, словно пытаясь рассмотреть их. Встретившись взглядом с бандитом, Леший невольно вздрогнул. Сколько он в Зоне, а все никак не может привыкнуть к таким взглядам. К мертвым взглядам мертвых людей. Стилет был мертв. Но, тем не менее, жил какой-то своей, непонятной для обычных людей, жизнью. Бывший бандит стал ходячим мертвецом, которых сталкеры коротко называли зомби. В зомби мог обратиться практически любой сталкер. Причин для обращения было несколько – например, сталкер попадал под Выброс. Или же попадал под влияние мощного мутанта-псионика - контролера. Именно такой мутант и сидел сейчас рядом со сталкером по прозвищу Леший. Странно? Да! Но, тем не менее, это действительно было так. С мутантом-псиоником, имеющим намного более развитый интеллект, нежели его собратья-мутанты, Леший столкнулся с полгода назад. Тогда их маленькая группа, отбиваясь от мутантов, обливаясь кровью, забрела на этот комплекс. Мутант, называвший себя Жорой, выходил тогда раненого сталкера, с которым проводил достаточно много времени, пока человек не выздоровел. В общем, можно сказать, что сдружились они. Странной, непонятной дружбой…
Стилет, подчиняясь мысленному приказу мутанта Жоры, отвернулся и снова побрел куда-то, волоча за собой, словно волокуши,  носилки со сваленным в них трупом. «Мне нужны работники» - в голове сталкера раздались слова мутанта. И всплыли картинки-образы: толпа зомби растаскивали завалы из обломков кирпичей и бетона, разгребала кучи мусора, распихивала по ящикам вытащенные из них железки… 
Мутант поднялся. В голове человека возникло приглашение следовать за ним. Поднялся и Леший. У ворот ангара-склада топталось пятеро зомби. То ли заметив, то ли почувствовав приближение Хозяина, бывшие бандиты замерли, как по команде повернулись и замерли. Стараясь не смотреть в глаза Валету, стоявшему ближе всех к ним, Леший прошел вслед за мутантом к дальнему приземистому зданию. В котором был спуск на более нижние, подземные этажи… 

Спустя час Леший уходил прочь от облюбованного мутантом комплекса. В рюкзаке сталкера лежали в специальном контейнере «Душа» и «Пружина» - дорогие и редкие артефакты. Нужно идти к Бармену – торговцу в Баре, что на территории Долга. Он даст нормальную цену за эти артефакты, к тому через Бармена сталкер сможет перевести вырученные за артефакты деньги на свой отдельный счет на Большой Земле. Еще немного, и Леший наберет необходимую для лечения сына сумму. И плевать, что из-за этих артефактов он завел на погибель полтора десятка человек! Мутанту-псионику эти артефакты были не нужны, и он готов был выменивать их на «порции» работников. Разумеется, никто в здравом уме не пошел бы в наемные работники к мутанту, да и зачем, если можно просто-напросто придти с оружием в его дом и, убив мутанта, забрать артефакты? А сталкер и контролер помогали друг другу. Для Лешего не было никого дороже его маленького сына, у которого выявилось тяжелое и редкое заболевание, на лечение которого требовалась огромная сумма денег. Ради сына Леший готов был абсолютно на все… Кстати, Жора как-то объяснил сталкеру – образами, так как не смог подобрать подходящих слов – почему не убил его в их первую встречу. Проникнув в голову тяжело раненого и истекающего кровью сталкера, псионик увидел или почувствовал огромную силу к жизни, чтобы суметь дать жизнь другому человеку. Для мутанта, привыкшему в Зоне к тому, что люди практически всегда стреляют не только в зверей и отличающихся от них, но и даже в себе подобных, причем часто без причин, был поражен открытием. И не только не убил сталкера и не сделал его зомби, но и на ноги поставил...
Между Лешим и контролером Жорой установились деловые отношения – сталкер приводил мутанту новых «работников», а тот снабжал его артефактами. Да, Леший сам не убивал, но обрекал людей на смерть. Но ничуть в этом не раскаивался и совсем не жалел погибших бандитов. Да и можно ли вообще назвать их людьми? Сколько на их совести загубленных, ни в чем невинных душ? Скольких сталкеров, честно добывающих хабар, подкараулили и убили эти уроды, называющие себя людьми? А скольких бы они еще убили?



Андрей Рачковский

Отредактировано: 08.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться