Бизнес по-московски

2

Афанасий Михайлович Бельский выходил из здания Павелецкого вокзала, стараясь держаться рядом с толпой и умело минуя рамки металлоискателя, впрочем, скорее по привычке, чем из необходимости — сегодня он ехал налегке, с одним маленьким походным пистолетом. Изначальный план доехать до дома на метро с треском провалился на входе: попав в час пик, Бельский с трудом удержался от желания выстрелить в двух негодяев, отдавивших ему обе ноги, и вернулся на площадь в поисках такси.

— Кутузовский, — сказал он водителю, загружаясь на заднее сидение, предварительно надвинув кепку пониже.

— Конкретный адрес?

— В начало, — соизволил уточнить Афанасий. В такси он ездить не любил, из-за повышенного риска подхватить ненужного свидетеля. Поэтому, стараясь его минимизировать и не отличаться от среднестатистического москвича, он уткнулся в телефон. Методичное складывание пасьянса прервала высветившаяся физиономия Максима Плетнёва, его посредника.

— Какого чёрта тебе надо? Разве ты не знаешь, я занят, — ответив на звонок, поинтересовался Афанасий, — я тебя просил не беспокоить меня ближайшие пару месяцев. Скажи мне, какие слова в этом предложении тебе не понятны?

— Да помню я, помню, просто тут дело плёвое наметилось, а бабла на нём неслабо можно срубить. Клиенты попались очень заинтересованные, — быстро начал говорить Максим, пока Бельский не успел оборвать разговор, — я озвучил им наши примерные ставки, думал, они кого покруче хотят, а выяснилось — обычного менеджера. Для тебя дело на пару дней, а шестьсот тысяч они заплатят.

— Подожди, — Бельский обратился к водителю:

— Припаркуйтесь здесь.

— Да вы большой босс, — прокомментировал слова своего клиента таксист, невольно слышавший начало разговора.

— Что-то вроде, — со смешком ответил Бельский. — сколько с меня?

— Шестьсот тридцать.

— Сдачи не надо, — Афанасий расплатился и вышел на улицу. Московская весна выглядела не в пример хуже астраханской.

— Кто он? — вернулся к разговору Бельский.

— Управляющий немецкой архитектурной компанией, прошлой осенью открывшей в Москве новый офис. Местные игроки забеспокоились.

— Не могу ничего гарантировать, не знаю ещё, располагаю я временем или нет. Впрочем, я предположительно зайду в La Brenta завтра в час. Если меня всё же не будет, ты можешь оставить информацию Руслану, я потом заберу.

— Кому?

— Владельцу кафешки. Пора уж и запомнить.

— Хм-м... — подивился Максим, раньше Бельский строже относился к мерам предосторожности — он всегда передавал информацию на человека лично ему в руки.

— Ты уверен? Может, не стоит...

— Уверен. А теперь запомни: ещё одна подобная выходка, и я тебя не только уволю, — сказал Бельский и отключился.

Если бы в двадцатилетнем возрасте Афанасию рассказали о замечательной профессии, поджидающей его в будущем, он ни за что бы не поверил и прибавил бы с неудовольствием, что плевать он хотел на семейные традиции и предков, занимавшихся не пойми чем со времён Ивана Грозного. В похожем стиле он высказывался на протяжении всех пяти лет обучения в Бауманском университете, ведь видел себя не иначе как инженером-конструктором, чьи ракеты в будущем с легкостью преодолевали бы бескрайние пространства нашей Вселенной. Учеба, несмотря на сложность выбранного направления, не стоила ему бессонных ночей, и за все пять лет он не завалил ни одного экзамена, отделываясь от сессий в кротчайшие сроки.

Окончив университет, Афанасий, как и положено приличному молодому человеку с амбициозными планами, пошел в аспирантуру и целый год исправно двигал науку вперед. Сложно сказать, что пошло не так и чем именно остался недоволен Афанасий, но в один прекрасный день он ее бросил, а в течение последующего месяца его бывших сотрудников нашли застреленными в самых неожиданных местах.

С тех пор прошло тринадцать лет. В свои тридцать пять в определенных кругах Бельский имел славу лучшего профессионального убийцы в Европе и мог выбирать наиболее интересные или наиболее дорогие заказы (сдаваясь под натиском посредника); однако в некоторых ситуациях выбора он лишался — в тех случаях, когда заказ поступал от российских спецслужб. Именно над таким делом он трудился в данный момент — четыре месяца проторчав в Астрахани, тщательно выясняя образ жизни неугодного политика. Теперь дело оставалось за малым — для убийства ему требовался яд, за которым он и вернулся в Москву.

«Стоит ли связываться? Может, и стоит», — промелькнула мысль у Афанасия, когда он шагал в сторону дома. Работая над делом по заказу ФСБ, он попросил свою давнюю приятельницу изготовить для него вещество, которое бы не определялось ни одной лабораторией. Несмотря на дружеские отношения, Бельский знал — яд обойдется ему недёшево, а за всю возню с неугодным политиком он заслужит разве что благодарность от эфэсбэшной верхушки. «Нужно выяснить, есть ли у меня время. Возможно, состав уже готов», — и Бельский, не откладывая в долгий ящик, позвонил своей знакомой, Наташе Зацепиной.



Павел Балёвин

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться