Благословлённые Тьмой, проклятые Светом (книга 3)

Глава девятая

Глава девятая

Память! Ну, что ты начинаешь? Ну, нормально же забыли!

(Из дневников придворной дамы)

Всё-таки шаверы знали толк в роскоши – этого у них не отнять. А по внешнему виду и не скажешь, что эти на всю голову больные «боевые коты» могут придумать нечто вот такое, а потом ещё и сякое, сверху присыпать эдаким, а в итоге получить прущую из всех щелей роскошь, негу и гимн развратному ничегонеделанью.

Вот и этот кусочек сада, прилагающийся к спальне Дана, полностью соответствовал шаверским пристрастиям. Стены закутка, дабы не травмировать чересчур изысканный вкус, прикрывали шпалерные розы. Низкий диван, заваленный подушками в пёстрых шёлковых наволочках, размерами больше походил на бассейн, чем на ложе. От палящих лучей солнца, а заодно от нескромных глаз его укрывала пергола[1], увитая плетьми тёмного винограда и кусты жасмина, стоящие стеной. Рядышком журчал фонтанчик на три чаши. В кустах, в позолоченных, между прочим, клетках, тренькали птички. И не просто так тренькали, а в такт звукам льющейся воды. На столике – огромное блюдо с фруктами и кувшин кисловато-сладкого напитка, до половины погружённый в миску с подтаявшим льдом.

И вот кто захочет по собственной воле уйти из эдакого куска персонального блаженства? Арха точно не хотела. Тем более, когда рогатая голова её личного счастья лежала у ведуньи на коленях, смотрела снизу вверх чуть прищуренными красными глазищами и внимательно слушала. В смысле, делала все это не голова, конечно, а хозяин, который к ней прилагался. Но удовольствие от этого становилось только полнее.

– И что ты от меня хочешь? – помолчав, поинтересовался демон, когда лекарка, постоянно сбиваясь и перескакивая с одного на другое, всё  же сумела дорассказать до конца.

Впрочем, вопрос он задал спокойно, даже с ленцой. А, значит, не злился. Наоборот, в ямочках у кончиков губ как будто даже насмешка притаилась. Хотя, возможно, вся эта возня вокруг Шхара и влюблённых красавиц его не слишком занимала. Потому что Дан поелозил затылком, поудобнее пристраивая его на ведуньиных коленях, и поднял руку, накрутив на палец прядь архиных волос. Кажется, локон, которым он ловил солнечные блики, Его лордство интересовал куда больше, чем ответ.

– Ну, ты ведь действительно можешь повлиять на этих Старейшин…

– Про иррашевого братца я понял, – нисколько не смущаясь, перебил лекарку Дан. – Собственно, если он сегодня не появится, в чём я лично нисколько не сомневаюсь, нас это интересовать больше и не будет. Завтра мы возвращаемся. Начнём прочёсывать лес вокруг места, где Ир пропал. Здесь мы только время теряем. Просто ты явно о чем-то ещё попросить хотела.

– С чего ты взял? – насупилась Арха.

– Просто когда ты в очередной раз хочешь кого-то осчастливить, то старательно косишься влево и тон у тебя такой… «А я тут ни при чём!», – посмеиваясь, пояснил хаш-эд и скорчил физиономию.

Видимо, демон ведунью передразнивал. Правда, сама девушка сильно сомневалась, что когда-нибудь, пусть даже и в худшие моменты своей жизни, напоминала козу, тянущуюся через забор за яблоком.

– Никого я осчастливливать не собиралась, – буркнула Арха. – Просто ведь Иррашу ничего не стоит хотя бы разрешить встретиться Шхару и этой Рахше. Вдруг у них все получится? А даже если и поженятся! Ему-то что? Тут вон жён можно заводить, как кошек.

– Ну, одно дело просто жена и совсем другое жена первая. У неё слишком много привилегий, – лениво отозвался Дан, осторожно высвободив палец, заставляя прядь виться спиралькой. И тут же накрутил соседний локон. – Я сейчас о другом. Просто постарайся представить. Вот мы возвращаемся в столицу…

– А мы возвращаемся в столицу?

– Возвращаемся, – кивнул рогатый. – Отсюда революциями и изменением мира заниматься сложновато. Разберёмся с этой осадой – и возвращаемся. Ты моя женщина. Об этом и так все прекрасно знают, но мы этот статус объявим официально, заключим договора и представим тебя ко двору. Тогда…

– Погоди, какие ещё договора? – опешила ведунья. – И ко двору я как-то не собиралась.

– Значит, пора собираться, – ласково посоветовал ей Дан. – А договора вот какие. Первый – юридический. В нём будут оговорены суммы твоего содержания, имущество, которое предоставляется в твоё пользование и владение, права и обязанности.

– То есть, ты собираешься на весь мир объявить, что я твоя любовница и содержанка? – Арха спихнула хаш-эда со своих колен и вскочила. – А потом выставить дурой перед всем двором? Знаешь, я как-нибудь без таких привилегий обойдусь!

Его лордство гнев ведуньи не впечатлил. Он даже позы не поменял, только под голову подушку положил, да ещё и подбил её кулаком, не без удовольствия глядя на взбешённую лекарку. И руки на груди скрестил.

– Я тебя точно дурой выставлять не планирую. И, думаю, такого не случится. Если, конечно, ты не решишь выпить со всеми императорскими гвардейцами разом, оплакать несчастную женскую долю с фрейлинами или выкурить косячок со слугами.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 25.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться