Благословлённые Тьмой, проклятые Светом (книга 3)

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая

Глава двадцатая

Долгожданная радость не ждёт за поворотом. Она неожиданно шибает в лоб

(Из наблюдений профессиональной принцессы)
 

Такого быстрого перехода через Тьму Арха припомнить не могла. Никто из демонов не задержался даже для того, чтобы «здрасти!» сказать. Всё-таки, обычно они проявляли больше вежливости. А сейчас даже момента безвременья почти не было. Так, нанесло только вселенской жутью – и все уже стояли перед штабным шатром.

Естественно, незамеченным их появление не осталось. А если быть уж совсем точным, то присутствующие дружно побросали все свои дела. И уставились на прибывших, как деревенский дурачок на акробатов. Наверное, разодетая и увешенная драгоценностями группа посреди армейской ставки выглядела и впрямь эффектно.

Почему-то Его Высочество наотрез отказался идти в собственную палатку смотреть на рогульку. Вместо этого громовым голосом потребовал собрать экстренное совещание штаба. Арха подозревала, что орёт он не от переизбытка собственной значимости, а потому что нога болит. Но к новенькому перелому ведунью принц не допустил, заявив, будто дела важнее. Пропорции демонической бравады к надежде, что «всё само пройдёт» в этом заявлении лекарка определить не бралась.

Пока принц изображал собой тура в гоне, вестовые, адъютанты и денщики носились, разыскивая своих хозяев, а демоны воспроизводили скульптурную группу «Самые недобрые предчувствия», Арха тихонечко отошла в сторону и уселась прямо на траву. Парчовая юбка встала забором, цепляя хозяйку за уши. Но даже на это ведунья наплевала. Ноги её и в самом деле не держали. Слишком насыщенным день выдался. Хотелось даже не сесть, а лечь. Предварительно сняв корсет. Но пришлось ограничиться туфлями.

Ведунья устало потёрла переносицу – глаза от недосыпа жгло. Но до кровати ещё предстояло дожить.

– Ты как нас нашёл­–то? – даже и не собираясь голоса понижать, спросила Арха у пристроившегося рядышком Данаша.

Гвалт вокруг стоял такой, что впору было не понижать голос, а орать на принцев манер. Почему-то если за организацию дела бралась коронованная особа, то шум поднимался до небес. Видимо исполнители воплями обозначали своё усердие.

– Ну, как-как? – недовольно буркнул демонёнок. – Попросил Тьму к отцу перенести – и всё, тута я.

– Вот просто взял и попросил? – опешила ведунья.

– Не, ну чего сразу просто-то? – рыжик шмыгнул сопливым носом и по-деревенски утёрся рукавом рубахи. – Я её очень сильно попросил.

– Это как? – переспросила лекарка, внутренне холодея.

– А то ты не знаешь, как! – фыркнул Данаш. Скорчился, скуксился, скис мордашкой, подняв бровки домиком, и заскулил, – Тётенька Тьма, отнесите меня к папе, пожалуйста! Мне очень-очень нужно. А я, как вырасту, обязательно отплачу-у… Ответить-то она мне ничего не ответила. Но вот, швыранула.

– Н-да!.. – только и смогла выдавить Арха, решая, что в данной ситуации уместнее: расхохотаться или заплакать.

Но так и не решила. Образ офигевшей от такой наглости богини помешал.

– Ладно, герой. Ты лучше скажи, чего тебе в палатке Его Высочества понадобилось? – рыжик выпрямился, решительно выдвинул подбородок вперёд, преданно глядя в глаза ведуньи. Арха усмехнулась.  – А вот врать не стоит. Собственно, ты уже попался.

Демонёнок сник, гневно сопя носом. Лекарка его не торопила. Она тоже никуда не спешила.

– Чего уж, – обречённо махнул рукой Данаш. – Пойдём, покажу.

– А на словах никак?

– Ты же всё равно не поверишь.

Пришлось вставать и плестись за мальчишкой, переваливаясь с боку на бок, как утка. Почему-то без туфлей платье оказалось ещё неудобнее, чем с бесконечными каблуками.

В сам шатёр, у входа в который лаялись, брызжа слюной и пытаясь выяснить, кому заклятие снимать, пара магов, все пятеро жрецов и два непонятных типа подозрительной наружности, демонёнок заходить не стал. А, воровато оглянувшись, ловко поднырнул под растяжки, поманив за собой ведунью. Арха, кряхтя как старая бабка, едва сумела согнуться, пролезая под канатами. И чуть не запуталась в пологе адъютантской палатки, стоявшей почти вплотную к жилищу принца.

Кстати, адъютанта у Адаша не было. Поэтому пустующий шатёр штабные использовали как место для коротких, но страстных свиданий. Принц, почему-то, не протестовал. К счастью, сейчас палатка осталась невостребованной.

– Ну что ты там копаешься? – раздражённо прошипел Данаш. Пошарил, схватил Арху за запястье и с совсем не детской силой выдрал её из складок полога. – Застукает же кто-нибудь! Спалился не спалился, а сначала перенести надо.

– Только не говори, что ты у принца свои сокровища прячешь! – проникновенно попросила лекарка, пытаясь сгрести собственный подол в охапку.

Подола было много, а рук мало.

– Не у него, а под его шатром, – веско поправил девушку рыжик.

Ещё раз огляделся, встал на колени, осторожно отодвинул край тента в сторону. Приподнял пласт срезанного дёрна, потом дощечку. И вынул увесистый свёрток, размером с голову Архи. Заботливо подул  на него, отряхнул катышки сухой земли и откинул край ткани.

От переливов колец, брошек, серёг, цепочек у ведуньи в глазах зарябило. Лекарка тяжело опустилась на землю рядом с рыжиком. Протянула руку, чтобы убедиться: сокровище и впрямь не морок. Но дотронуться так и не решилась.

– Откуда у тебя это? – почему-то шёпотом спросила Арха, таращась на мальчишку.

– Ну, откуда-откуда… – передёрнул плечами Данаш, любовно разглядывая свои богатства. – Понятно откуда. Из города. Я там с одним дядькой стакнулся. Приношу ему муку, соль там, мяса иногда. Ну и так, по мелочи. А он мне вот этим платит.



Катерина Снежинская

Отредактировано: 25.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться