Блэк из Тьмы

Глава 4. Ночь

Вылавливать крупицы воспоминаний оказалось утомительно. Блэк честно пытался вспомнить, как можно больше. Вспомнить, чтобы рассказать все честь по чести. Блэк старался не для мэтра Анхеля и членов его семьи. И уж тем более – не для ящера, чьи глаза пылали в темноте по ту сторону Мироворота. Прежде всего, он старался вспомнить для себя.

Он закрывал глаза, он стонал, хватаясь за виски, он пил воду и просил дать время, чтобы собраться с мыслями.

Голова трещала, словно с похмелья. Мысли были вязкими и неповоротливыми. Речь – сбивчивой и косноязычной. То и дело он останавливался и вопросительно смотрел на Анхеля и Чару, точно студент, ожидающий подсказку преподавателя.

- Трамваи… Радио… Европа… Америка… СССР… - в голосе Чары угадывалась растерянность. – Ан, ты знаешь, о чем он вообще?

Мэтр Анхель важно дул щеки, то и дело накручивая усы.

- Продолжай, Блэк, продолжай… - ободряюще говорил он незваному гостю, легонько похлопывая ладонью по столешнице. Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – мэтр тоже прибывает в легкой оторопи, хотя и силится выдержать хорошую мину при плохой игре. 

Но гость лишь разводил руками.

- Может, он говорит о Гораниде? – предположила Эстер. Она раскраснелась, потому что сидела перед камином. Ее шаль лежала на коленях, отрытые плечи поблескивали от испарины. 

- Нет, - в один голос сказали Чара и Анхель.

- Я бы хотела помочь, - отстраненно проговорила Эстер. – Но я знаю о других мирах только по книгам и по вашим рассказам. Я нигде не бываю… Нигде, - проговорила она, и в ее голосе прозвучала застарелая боль.       

Блэк все чаще ловил себя на мысли, что здорово было бы закончить бесполезные расспросы, и просто посидеть рядом с Эстер, поглядеть на огонь: может, память бы сама и вернулась.

- То, о чем рассказал Блэк – вообще ни на что не похоже, - Чара подошла к Мировороту, превратившись в черный силуэт на фоне конуса света, и стала водить рукой от одной снежинки к другой. – Такого нет ни в одном из миров, либо я об этом не знаю.

- Скорее – второе, - снисходительно бросил Анхель.

- Я побывала почти во всех мирах! – парировала Чара, обернувшись.

- Я вас не обманываю, - сказал Блэк.

- Мы знаем! – ответил ему Анхель.

- Может, он говорит о Тураске-3? – вновь подала голос Эстер.

- Нет! – отмахнулась Чара. – Эстер, прекрати гадать! Только отвлекаешь!

- Тогда я не понимаю, чем могу быть полезна и что вообще здесь делаю! – Эстер поднялась, порывисто бросила шаль на стул.

- Присматриваешь за дедом, - Анхель указал подбородком на живого покойника, занятого выдавливанием в столешнице борозд длинными корявыми ногтями.

- Вот спасибо! – Эстер хлопнула себя по бедрам. – Для иного, по-вашему, я не гожусь? А кто усмирил вихрь?

Анхель поднял руки.

- Спокойно-спокойно! Давайте не портить друг другу настроение. День и так был непростым.

Блэк устало покачал головой.

- Бред… Это какой-то бред… - поймав непонимающие взгляды, он пояснил. – Я уже сам не верю в то, во что помню. Может, вы правы, и все это невозможно. А меня никогда на самом деле и не было. И не станет завтра, - Блэк плохо понимал, что несет, он лишь чувствовал тяжесть приближающегося срыва.

- Я бы хотела помочь, - едва не заламывая руки, проговорила Эстер. – Но не знаю – как.

Блэк часто заморгал: настолько его тронула неожиданная искренность Эстер.

- Не лезь в бутылку, Блэк. С тебя вообще – взятки гладки, - пробурчал Анхель, выбираясь из-за стола. Он подошел к Мировороту. – Вот она – твоя Земля, - он уверенно ткнул в снежинку, кружащую почти под самым потолком. – Мы называем этот мир Гранью – так далеко он находится.  

Чара хмыкнула.

- А ты ничего не путаешь? Я не была на Грани, я не могу сказать точно…

- Зато я могу, - сказал, как отрезал, Анхель.  

На несколько мгновений воцарилась тишина.  Затем Чара поджала губы и кивнула. Мол, пусть будет по-твоему, но надеюсь, ты знаешь, о чем говоришь.

- А где находимся мы? – спросил Блэк.

Анхель молча указал на снежинку у самой вершины светового конуса.

- А почему они все черные?

Мэтр вздохнул, а потом нехотя пояснил:

- Это негатив. Для лучшей наглядности. На самом деле миры – это искорки света, отделенные друг от друга непроницаемой Тьмой.

- Тьмой? – переспросил Блэк.

- Вот именно, - Анхель поймал на себе взгляд Чары: жена была недовольна, что он слишком откровенен с незваным гостем.

- Вы говорите о космосе? - уточнил Блэк.

- Мы говорим о Тьме, - сказал Анхель, приобнимая супругу за плечи. – Предлагаю на сегодня взять паузу и отдохнуть. Грань – мир далекий, но он в пределах досягаемости. Завтра подумаем, как тебя туда доставить в целости и сохранности.

- Спасибо, мэтр, - поблагодарил, поднимаясь со скамьи, Блэк. Он обвел взглядом все семейство и добавил: - Спасибо вам за все.

- Пока – не за что, - ответила ему с улыбкой Эстер.

- Марсик! – позвал Анхель. – Отведи Блэка в гостевой домик. Пусть он отдыхает. Да, все сегодня отдыхают!

- Прошу за мной, - позвал ящер и направился к дверям, не удосужившись проверить, следует за ним Блэк или нет.

- Я – к себе, - объявила Эстер. - Отец! Мама!

Анхель и Чара по очереди поцеловали дочь.

- Ты – умничка, - еще раз повторил мэтр, глядя в серо-голубые глаза Эстер.

Едва она ушла, как Чара порывисто отвернулась к Мировороту.

- Что происходит, Ан? – спросила она, глядя внутрь конуса света.



Максим Хорсун

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться