Блеск оправы

Размер шрифта: - +

Глава 1

      Грэг раздраженно смахнул со лба капельки пота и потянул поводья направо. Гнедая кобыла свернула на узкую тропинку, и пристальный взгляд тигрового офицера устремился вверх — туда, где между густой листвой виднелись редкие золотистые прощелины — значит, в деревню они попадут еще до захода солнца. Если парни, конечно, не подведут. 

      Офицер развернулся в седле и оглядел усталых попутчиков. Его люди сильно измотаны: остановки совершались только в крайних случаях и длились не дольше, чем это было необходимо. Грэг вел небольшой отряд к деревушке под названием Апсар, ответа от которой они ждали слишком долго.

      — Проклятье! — Грэг крепко сжал поводья. — Нужно было сразу отправляться в Апсар за противоядием. Незачем было слушать этого старика, только время потеряли! 

      Юноша, ехавший рядом, кивнул. Кайс понимал драгоценного офицера, но подобрать подходящих слов не удавалось. Да и что тут скажешь? Он не имел ни малейшего желания спорить. Неопределенно кивая, Кайс делал то же, что и всегда: уходил от ненужных вопросов и конфликтов. Но Грэг был другим. Не похожим ни на кого из тех, с кем Кайсу приходилось встречаться до этого. Упрямый и искренний, он, сам того не осознавая, притягивал к себе людей, как свет мотыльков. Было в нем что-то такое, что внушало полную уверенность в каждом сказанном слове. Грэг везде был своим, а Кайс оказался одним из тех самых мотыльков.

      Казалось, изматывающая поездка длилась уже целую вечность. Лошади еле плелись, но тигровый офицер с завидным упрямством продолжал подгонять отряд. Все это время чувство вины за то, что не выдвинулся в деревню немедленно, понадеялся на лекарей, а сам не предпринял ровным счетом ничего, безжалостно подталкивало его в спину. Кайс был почти уверен: офицер вот-вот спрыгнет со своей усталой кобылы, подхватит ее на руки и понесет до деревни самостоятельно. Настолько нетерпеливыми со стороны выглядели все его слова и действия. 

      — Что-то не так? 

      Кайс обернулся и, убрав упавшие на лицо пряди, посмотрел на Грэга в ожидании ответа. Тот, увидев движение юноши, усмехнулся и непроизвольно провел ладонью по коротким волосам, которые не смог тронуть ветер, затем снова обернулся на младших офицеров. Те о чем-то подозрительно тихо говорили между собой.

      — Только не говори, что не знаешь, — Грэг сделал многозначительную паузу: — Не знаешь, о чем они говорят.

      — Не они это начали. Слухи разносятся быстро...

      — Еще бы! Стоит кому-то открыть рот, и сплетни о том, что Велибриум стоит за отравлением драгоценного офицера, разносятся по воздуху, словно невидимая зараза.

      Кайс пожал плечами:

      — Люди просто хотят получить ответы.

      — Нет, — тигровый офицер приложил указательный палец к виску: — Такие люди не дружат с головой.

      Кайс хмыкнул и отвернулся, пряча улыбку. Ветер ударил в спину, и короткие каштановые прядки, выбившиеся из пучка, щекотно коснулись лица. Юноша встряхнул головой, откидывая волосы назад, но едва ли это помогло. Он внимательно обвел взглядом дорогу, и перед глазами возник отряд лунного офицера. Всего несколько недель назад он двигался по этому же пути. А уже через пару дней после того, как отряд покинул деревню, Дораху стало нездоровиться. Лунного офицера доставили в Кирр без сознания, и по сей день придворные лекари только и делали, что разводили руками. 

      Неизвестную хворь объяснили отравлением, и в тот же день Грэг отправился в Апсар за противоядием. Лечение драгоценного офицера осложнялось и тем, что лунный камень пытался самостоятельно поставить на ноги своего хранителя. Поэтому в точности распознать все симптомы и определить вещество, постепенно разрушающее организм, оказалось невозможно. По крайней мере, так сказал Холгер. И Грэг не упустил возможности напомнить, что работа главного лекаря как раз и заключалась в том, чтобы сотворить чудо. 

      Кайс мог себе представить, как от этих слов скривилось лицо старика. В молодости Холгера называли лекарем богов, и еще лет двадцать назад часто шутили, от каких именно недугов он спасал Всевышних. С тех пор многое изменилось: Холгер перебрался в Кирр, где его сразу же определили на пост главного лекаря, и он все меньше стал удивлять публику чудесными исцелениями. Шутить со временем перестали, но Кайс был уверен, что никакое слабоумие, как поговаривали злые языки, не коснулось лекаря богов. Холгер был умен, опытен и, безусловно, хитер, чтобы распоряжаться своими знаниями так, как считал нужным. Послав тигрового офицера в деревню, он решил сразу две проблемы: для Грэга нашлось дело и тот больше не путался под ногами, а жители Апсара, которые и изготовили этот яд, были обязаны передать в Кирр уже готовое противоядие. В итоге Холгер получит новые образцы и пищу для размышлений. Так что в здравом уме старика Кайс нисколько не сомневался.

      Внезапно раздавшийся крик птицы заставил их обернуться. Они сделали это почти одновременно, и Кайс с удивлением уставился на беспокойного альбатроса. 

      — Ну что ему не так? — проворчал Грэг, развернувшись в седле. Он поднес кулак ко рту и закашлял, осуждающе покосившись на плетущихся позади мужчин. — Если они и птицу угомонить не смогут... 

      Он не закончил. Поморщился от повторившегося неприятного крика и спросил у младших офицеров, которые ехали позади, что с птицей. Кайс прислушался. Альбатрос по кличке Аир, которого отдал им малахитовый офицер, оказался кротким и молчаливым: в дороге с ним не было проблем, поэтому Кайс даже предположить не мог, чем вызвано подобное поведение. Если только Аир не видел таких же снов, как и он... 

      — Кажется, он тоже устал. Наверное, ему нужна вода. А нам отдых. Здесь как раз есть река, — Кайс снова попытался настоять на необходимости привала и указал в сторону небольшого оврага. — Я знаю, где можно срезать. Думаю, через пару часов будем в деревне. 

      Грэг нахмурился и обвел взглядом появившийся за поворотом овраг. 

      — Мы не задержимся надолго. Я помню, что противоядие нужно доставить как можно скорее, — юноша посмотрел на офицера, напряженно вглядывающегося куда-то перед собой, и добавил: — Все в порядке? 

      — Разумеется. 

      Ответ прозвучал резко, но Кайса это нисколько не задело. Грэга можно было понять — Дорах его друг, и если бы все зависело только от тигрового офицера, он бы уже давно добрался до Апсара. 

      Мужчина торопливо пропустил Кайса вперед, и тот непонимающе уставился на офицера. 

      — Веди их, а я потороплю отстающих. Что-то они совсем еле тащатся.

      Грэг развернул свою лошадь и вскоре затерялся среди младших офицеров. Сильный порыв ветра качнул деревья, и шуршание листьев заставило Кайса поморщиться: слишком громко, даже голоса Грэга не слышно. Юноша поднял голову, глядя на беспокойные кроны, и понадеялся, что ветер скоро стихнет. Но все деревья, которые он смог разглядеть далеко впереди, качались так, будто были травинками, а не столетними великанами. Кайс закрыл глаза, устало вздохнул и, расправив затекшие плечи, продолжил путь. Скоро они будут на месте.

      Но унять нарастающую с каждой минутой тревогу не получалось. Кайс заерзал в седле и в мгновение почувствовал такую усталость, что едва не свалился с лошади. Перед глазами заплясали белые пятна, и Кайс несколько раз моргнул, словно под веки могли попасть песчинки. В следующий раз, когда он взглянул на дорогу, перед ним стояла женщина.

      Кайс резко натянул поводья, и вынужденные притормозить всадники окликнули его, интересуясь, что произошло. Дорога была пуста.

      Юноша огляделся по сторонам в поисках выбежавшей на дорогу женщины. На ней было серое ободранное платье, а длинные растрепанные волосы, когда-то заплетенные в косу, казались такими же тусклыми и грязными, как и ее одежда. От лица незнакомки почти ничего не осталось. Убедившись, что женщина исчезла без следа, он произнес:

      — Все в порядке. Едем.

      Кайс махнул рукой как ни в чем не бывало и понадеялся, что никто не заметил, как он почти подпрыгнул в седле, когда перед ним возник мертвец. Хотя Кайс в любом случае не стал бы ничего объяснять, и вряд ли бы кто-то понял его. Почувствовал тот дикий ужас, который невозможно описать словами.

      Юноша снова попытался вспомнить, как выглядела привидевшаяся ему женщина, но ее образ стал неизбежно ускользать, стираться из памяти, словно его никогда и не было. Словно он сумасшедший. Кайс дотронулся до нагрудного кармана, и от мысли, что в нем находится то, что может помочь, стало намного легче. Если бы он не достал это перед отъездом, страшно представить, что произошло бы уже на второй день их путешествия. 

      Продолжив путь, он уже не рисковал надолго закрывать глаза. Кто знает, что может привидеться в следующий раз, если он позволит себе продержать веки закрытыми дольше, чем положено? Кайс скривился от головной боли и попытался вспомнить, когда в последний раз нормально спал. 

      Один и тот же кошмар преследовал его почти неделю, стоило только юноше задремать. Как только Кайс задумался о странном, пугающем сне, его события всплыли в памяти, как картинка: темное, почти черное, небо, затягивающее тучные облака в воронку, а под ногами бесчисленное количество тел. Больше ничего. В распоряжении у Кайса всего одна живая земля, идти по которой он обязан. Юноша ступал по мягкой плоти, чувствовал, как оставляет след от подошвы на коже, но не мог заставить себя остановиться. Надежда, что где-то там, впереди, дорога из мертвецов закончится, — единственное, что у него осталось. Остановись он, множество неестественно выгнутых рук схватят его и потянут вниз, чтобы Кайс остался лежать вместе с ними.

      — Ты что, привидение увидел?

      Вопрос застал врасплох не меньше, чем внезапное возвращение тигрового офицера. Кайс совсем не заметил, как тот подъехал к нему, и растерянно уточнил:

      — Что? 

      — Чего так затормозил?

      Камни в медальоне Грэга сверкнули, и этот блеск отразился в недобром взгляде самого офицера: глаза его в тот момент были точно цвета тигрового глаза.

      — Кусты зашевелились, — Кайс взглянул вправо, словно там вот-вот должен был кто-то показаться, и добавил: — Я думал, зверь какой-нибудь сейчас выскочит на дорогу...

      — Кайс, — тигровый офицер перебил его и покачал головой. — Ветер...

      — Знаю, — проворчал юноша.

      К его радости, Грэг не стал настаивать на объяснениях. Хотя то, что юноша частенько слонялся по ночам по лагерю, стараясь не заснуть, вызывало действительно много вопросов. Тигровый офицер не спрашивал его. Пока. Да и что Кайс мог ответить? Что он слышит голоса и каждую ночь видит странные сны? А единственное, что хоть ненадолго делает его нормальным человеком, — весьма сомнительное лекарство? Лишиться своего места после такого рассказа не составит труда. На должность Кайса придут десятки, ничем не хуже, но со здоровой головой. 

      После привала они ехали молча, каждый погруженный в свои мысли. Альбатрос со временем успокоился, ветер стих, и дорога благодаря небольшому отдыху далась намного легче. До Апсара оставалось всего ничего, и Кайс с облегчением вздохнул, как в нос ударил едва различимый неприятный запах. 

      — Что это? — голос тигрового офицера звучал взволнованно.

      Кайс пожал плечами. Он понятия не имел, что происходит, и тревога, в мгновение охватившая его, еще сильнее сбивала с толку. Только когда они свернули, все тут же встало на свои места. 

      На какую-то секунду разум затуманился, и перед глазами вновь всплыло ужасающее видение. Кайс изо всех сил пытался прогнать его, но оно становилось лишь отчетливее. Реальность или снова сон? В нос ударил тошнотворный запах разлагающихся тел, который окончательно убедил юношу: это происходит наяву. Случилось то, чего он так боялся, — его сны снова начали сбываться. 

      — Что здесь произошло? — на мгновение голос тигрового офицера дрогнул, но быстро взяв себя в руки, Грэг запретил приближаться к деревне. — Эй, ты в порядке? 

      — Да, — отозвался Кайс. Он повернулся к тигровому офицеру и отрешенно кивнул, что только еще сильнее насторожило мужчину.

      — Надеюсь. Потому что без твоей помощи не обойтись.

      Кивнув в ответ, Кайс пришпорил свою лошадь, чтобы та шла быстрее. Когда он проезжал мимо десятка тел, которые уже мало напоминали людей, у него сложилось впечатление, что жители пытались бежать из деревни. Но, видимо, то, от чего они спасались, настигало их так скоро, что выжить не было ни единого шанса. 

      Первые тела, которые попались на глаза, находились примерно в десяти гридах* от Апсара. Но чем дальше они с Грэгом продвигались, тем отчетливее становился запах гниющей плоти. У Кайса закружилась голова, и он сильнее вцепился в поводья, стараясь не упасть с лошади. Грэг ехал впереди, прикрывая широкой ладонью лицо так, чтобы одни глаза оставались видны, хотя и они уже начинали слезиться от резкого запаха.

      — Ну и вонь. Не стоит здесь задерживаться. Осмотрись здесь, а я поищу выживших — вдруг есть те, кто спасся.

      Как только Грэг пришпорил кобылу и направился вглубь деревни, юноша нехотя слез с лошади, нащупал в походной сумке необходимые инструменты и огляделся в поисках более или менее целого мертвеца. На осмотр ушло немного времени: кожа отделялась от тела без малейших усилий, демонстрируя желтовато-оранжевую плоть, но Кайс понятия не имел, что произошло с этими людьми и от чего они погибли. 

      Единственное, что сейчас казалось более или менее логичным, так это то, что хворь, которую Дорах привез из деревни, погубила всех жителей Апсара, а лунный офицер спасся только благодаря своему камню. Кайс огляделся вокруг. Неужели Холгер ошибся, и дело было вовсе не в отравлении? Дорах не выпивал отравленную воду, а возможно что-то вдохнул или заразился...

      Кайс поморщился от сильной боли в висках: чем больше он думал о том, что здесь произошло, тем сильнее чувствовал себя неважно. И если мертвецы из видений привели его сюда, чтобы Кайс стал одним из них, это все объясняло.

      «Чего она хотела?» — юноша старательно оглядывался по сторонам, пытаясь заметить хоть что-то, что помогло бы понять, чего от него добивались. Зачем приходила та женщина? К чему все эти сны?

      «Они придут. Обязательно придут снова и станут просить о помощи», — эта мысль не давала покоя, она вновь и вновь звучала в его голове, но уже разными голосами. Кайс с силой сжал виски и зажмурился в попытках отгородиться от всего вокруг. Он не мог сказать, сколько времени простоял, пытаясь прийти в себя. Минуту? Час? И только раздавшийся топот копыт привел в чувство. Его звали уже в реальности.

      — Кайс! Немедленно отправь послание в замок. Мы сейчас же выдвигаемся обратно в Кирр!

      Кайс обернулся и, когда Грэг подъехал ближе, разглядел в его руках небольшой сверток, который офицер бережно прижимал к груди.

      — Что это?

      — Пошевеливайся! — проигнорировав вопрос, Грэг поспешил убраться прочь из деревни, и Кайсу ничего не оставалось, кроме как в растерянности сесть на лошадь и поспешить за тигровым офицером.

      Поговорить им удалось только в лагере. Кайс бесшумно зашел в шатер и остановился на пороге. Грэг расположился в самом отдаленном углу палатки, маленький мальчик у него на руках не спал. 

      Ребенок. Кайс ума не мог приложить, как ему удалось выжить в Апсаре. Одному, без еды и воды — и такое огромное количество времени. 

      Юноша сложил возле сумок пару только что наполненных водой фляг и, подойдя к Грэгу, присел рядом, внимательно рассматривая младенца. Ребенок был худой и бледный, он слабо дышал, и сил у него не хватало даже на то, чтобы плакать или кричать. Удивительно, что Грэг вообще его заметил.

      — Где ты его нашел? 

      Тигровый офицер отвлекся от попыток напоить ребенка и отставил в сторону металлическую флягу.

      — В одной из корзин, — офицер посмотрел на ребенка и тихо добавил: — Крепкий малыш, но сможет ли он выдержать еще неделю в дороге?

      Кайс кивнул. Он разделял опасения тигрового офицера — ребенок был слишком слаб. Но с другой стороны: был ли мальчик тем, о ком говорили ему голоса?

      — Хочешь, я посижу с ним? — вдруг предложил Кайс и тут же осекся. Он поймал на себе удивленный взгляд Грэга и поспешил добавить: — Нет, знаешь, лучше я проверю, как там остальные.

      Кайс торопливо поднялся и поспешил к выходу. О чем он только думал? А если бы Грэг догадался? Ребенок — это именно то, чего от него хотели. Вот, кого он должен был найти. Они отвезут мальчика в Кирр и тот будет в безопасности — на этом все закончится.

      Почувствовав пристальный взгляд офицера, Кайс обернулся и, попытавшись выдавить из себя улыбку, спросил:

      — Что-то принести?

      — Да. Скажи парням, пусть найдут для мальчишки молоко или какую-нибудь кашу. Что там они еще едят? Пусть принесут хоть что-нибудь! Да побыстрее!

      
      
      
      одна грида* — пять метров



Корбен Сайкс

Отредактировано: 09.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: