Блеск софитов

Размер шрифта: - +

Глава 39

Марго

 

Запомни — есть два вида боёв:

чтобы сохранить жизнь и

чтобы сохранить гордость.

 

(с) к/ф «Блич».

 

Что-то особенное было в Мишкином баре, незаметно ставшим для меня вторым домом. Я знала, что стаканы для виски называются «рокс» и что стоят они во втором шкафчике сверху справа. Что Сид любит зеленый чай с жасмином, Денис – дикую вишню, а Антон – самый обычный черный с долькой лимона и двумя ложками сахара. В просторную подсобку даже перекочевали моя дежурная майка и шорты, на случай, если в «Девять с половиной недель» мы заскочили после какого-нибудь скучного приема и мне до чесотки хочется снять неудобное длинное платье. 

– Привет задолбавшимся, – я плюхнулась на высокий стул, с огромным удовольствием вытянув гудящие ноги и салютуя бармену, походившему то ли на Кентервильское привидение *[1], то ли на свежеубиенного и жестоко поднятого зомби. По крайней мере, у Денчика на лбу крупными буквами было написано лютое желание убивать, а шрифтом поменьше – найти ближайшую кровать и проспать часов так десять-двенадцать.

– Если встретишь Галюсика, – от яда в его голосе поежилась даже такая первостатейная язва, как я: – передай, что я почти готов намотать ее кишки вокруг елки вместо новогодней гирлянды. Останавливает только тот факт, что елки у нас нет. Однако еще чуть-чуть, и я исправлю это упущение.

– А так с виду и не скажешь, что ты в прямом родстве с Ганнибалом. И нет, не тем, который полководец *[2], – проследила за грустным взглядом бармена, обреченно охватившим накапливающиеся заказы, и не смогла бросить несчастного в беде: – давай поднос, сердце у меня доброе.

– Ты моя спасительница! Обязан по гроб жизни, – просиял не веривший во внезапно привалившее счастье Денис и менторским тоном выдал ценные указания: – пиццу за второй столик, американо – за седьмой, ну а цезарь – блондинистым жертвам неудачного эксперимента начинающего эскулапа *[3].

С двойным рвением бармен принялся смешивать очередной коктейль, ну а я подплыла к Антону и Мишке, выставив перед ними сырную тарелку и две чашки капучино.

 – Сегодня вас обслуживает сама Маргарита Владиславовна Бельская, – послала Серову воздушный поцелуй, наблюдая за выражением крайнего недоумения у него на лице: – только никому об этом не говорите – репутацию испортите.

Как ни крути, а переключиться на другой вид деятельности было здорово – лавировать между столиками, широко улыбаться посетителям и ловить на себе восхищенные взгляды как хозяина заведения, так и своего парня. И нет, корона не жала: хоть мои доходы и позволяли лежать на боку и плевать в потолок, любой труд я ценила и глубоко уважала.

– Рит, у меня сироп карамельный кончился. Захватишь, а? – искусством подхалимажа Денчик овладел в совершенстве и просил так умилительно, что с него впору было писать пособие «Как заставить девушку согласиться на все, что угодно, и даже больше».

Махнула рукой на эту улучшенную версию кота из Шрека и помчалась в подсобку пополнять стратегические запасы. Только вот мысли о сиропе вылетели, словно пробка из бутылки с шампанским, когда я увидела сгорбленную официантку, пытавшуюся дрожащими пальцами вытереть не желавшие останавливаться слезы.

– Да не расстраивайся ты, Галь. Не успела последнюю сумочку по акции купить? Будет и на нашей улице распродажа, – хоть шутка и вышла абсолютно дурацкая, девушка оторопело уставилась на меня, забыв, что только что плакала. – Ну, рассказывай.

– Сид, – собеседница осеклась, вспомнив о пресловутых правилах субординации, и продолжила более официально: – вернее, Михаил Сергеевич пообещал меня уволить, если Лариса еще раз ему пожалуется.

– Лариса? – изогнула вопросительно бровь: – я что-то пропустила в жизни этого бара?

– Его новая девушка, – официантка тяжело шмыгнула носом, робко пожаловавшись: – да не проливала я на нее этот чертов кофе специально, она сама толкнула меня под локоть.

– Чем дальше в лес, тем образы богаче, – стало даже обидно за преданную клубу и своему шефу Галину. И, вместе с тем, очень захотелось посмотреть на новоявленную Анджелину Джоли, укравшую сердце Брэда Питта местного розлива.

– Рит, вот почему так, а? Одним все, а другим ничего? – вопрос, заданный осипшим сорвавшимся голосом, прилетел в спину, вынуждая обернуться и прийти к догадке, что у девушки наверняка есть безответные чувства к собственному начальнику. – Они меньше месяца знакомы, а он ей уже и айфон купил последней модели, и кольцо с бриллиантом, и серьги. Стоит ей только попросить…

– Любовь не знает гордости *[4], а жаль, – пробормотала себе под нос, после чего произнесла уже громче: – если ты сама-то себя не ценишь, кто будет? Так что умывайся и возвращайся с высоко поднятым подбородком, как будто ты – королева.

Не вмешиваться не в свое дело я не умела, частенько ругаясь из-за взрывного нрава и с близкими друзьями, и с практическими посторонними людьми. Так и сейчас безумно хотелось раскрыть глаза кое-кому очень самонадеянному, но одновременно и весьма простодушному. Поэтому, заприметив Михаила, я внутренне возликовала и быстренько преодолела разделявшее нас расстояние, ухватив ничего не подозревавшего парня за подбородок двумя пальцами.



Алекса Гранд

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться