Блеск софитов

Размер шрифта: - +

Глава 41

Марго

 

Очень мало людей, которых я действительно люблю.

И еще меньше тех, о ком я хорошо думаю. Чем больше

я смотрю на мир, тем меньше он мне нравится.

 

(с) «Гордость и предубеждение», Джейн Остин.

 

Как выяснилось, своих жильцов управляющая нашим домом компания «Империал» ценила весьма высоко. И о нашем спокойствии и качестве сна беспокоилась почти, как заботливая любящая бабушка.

Наутро нас с Антоном проводили в используемый для планерок просторный кабинет с длинным столом посередине, с удобными серыми стульями и огромной плазмой *[1] почти во всю стену. Принесли еще дымившийся свежесваренный кофе с горячим молоком, и даже где-то достали еще теплые круассаны с сыром. А через пять минут с небольшим аккуратным нетбуком под мышкой прибежал начальник службы безопасности. В подогнанном по крепкой фигуре костюме, с идеально повязанным галстуком и доброжелательной улыбкой на гладковыбритом мужественном лице.

– Маргарита Владиславовна, простите за ожидание, – мужчина опустился на свободный стул слева от меня, экран портативного компьютера мигнул приветственным светом, и мы все могли воочию наблюдать записи с камер. Отличного, кстати, качества.

Без промедления узнала форменный красный пиджак и нелепую подпрыгивающую походку, отметив, что моя вера в людей в очередной раз пошатнулась. Дежурные извинения слушала вполуха, теребя висевший на запястье кулон, и теснее прижималась к Антону, желая спрятаться в его руках ото всех неурядиц.

– Вы точно не хотите составить заявление, Маргарита Владиславовна? – похоже, начальник службы безопасности искренне переживал из-за случившегося и видел в этом свою оплошность.

– Нет, Олег Юрьевич, – вяло махнула рукой и, допивая порядком остывший кофе, попросила: – пригласите его, пожалуйста.

Когда через пять минут на стол передо мной легли заполненные бумаги, в которых не хватало единственной подписи, даже не удивилась. Фирма «Империал» своей репутацией дорожила и берегла ее, как путник – последнюю фляжку с водой в жгучей пустыне. Повертела заявление об увольнении в пальцах, понимая, что мне не жаль проштрафившегося ничуть. Он мог добровольно прийти ко мне, честно во всем признаться, а он выбрал… то, что выбрал.

Стеклянные двери бесшумно разъехались, пропуская внутрь растерянного парня, с топорщившимися в разные стороны коротко остриженными волосами и тем же дурацким пушком над верхней губой. Не поднимая глаз, он приблизился к столу и молча забрал протянутый листок, стараясь не касаться моих пальцев. Так же молча поставил подпись в нужном месте и уже собирался уйти, когда я все-таки нарушила тяжелую тишину.

– Неужели оно того стоило, Егор? – удовлетворения от свершившегося возмездия я не испытала, а вот понять застывшего рядом мальчишку очень хотелось: – почему ты просто не отказался?

Узкие потухшие глаза на миг встретились с моими, после чего теперь уже бывший консьерж резко развернулся и почти бегом покинул кабинет. Все было в корне неправильным: и ситуация, в целом, и то, что мальчишка, ставший пешкой в чужой игре, возможно, окажется на улице без средств к существованию. Внезапно проснувшееся чувство сострадания росло и требовало предпринять хоть что-то, поэтому я поймала Олега Юрьевича на выходе.

– Не волнуйтесь, Маргарита Владиславовна, рекомендаций от «Империала» он не получит, – заверил меня начальник безопасности, а я горячо замотала головой.

– Напротив, я хотела попросить вас помочь Егору устроиться, только чтобы он ничего не подозревал, – на меня уставились как на сбежавшую из дурдома сумасшедшую, разве что из вежливости не отправив по обратному маршруту: – хоть в самое захудалое заведение. Пожалуйста.

«У богатых свои причуды», – донеслось мне ворчливое в спину, но я не стала обижаться, раз уж мужчина обещал посодействовать. Настроение немного выправилось, хоть легкая тоска прочно и надолго обосновалась в груди: сегодня я должна была улетать на гастроли. Мне еще предстояло собрать чемодан и заехать попрощаться к отцу, так что договорились с Антоном увидеться сразу в аэропорту.

– Маргарита Владиславовна, добрый день. Чая? – секретарь Ольга, неизменный страж душевного спокойствия Владислава Вениаминовича Бельского и поставщик его хорошего настроения, бесчисленных отчетов и договоров, а еще вкусного капучино в кружке, имела сегодня вид бледный и весьма рассеянный. 

– Что-то случилось, Оль? – девушка хмуро покосилась в сторону неплотно прикрытой двери в кабинет начальника и вздрогнула от раздавшегося из-за нее крика.

– Клиенты попались скандальные? – искренне посочувствовала исполнительному сотруднику, вынужденному терпеть не только буйный нрав моего отца, но еще и таких вот персонажей, о которых ни в сказке сказать, ни пером описать.

– Клиенты, ага, – скривилась, как от кислого лимона, собеседница, одернув высокий воротничок-стойку. – Пришла заносчивая девица, сначала устроила истерику, почему ее долго не пропускали на проходной. Потом сказала, что у меня ужасная блузка, а еще, что у нас отвратительный кофе. И вылила его на меня. Пришлось переодеваться.



Алекса Гранд

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться