Блеск софитов

Размер шрифта: - +

Глава 45

Марго

 

Окончательная разлука между

двумя людьми никогда не случается,

если не смирились оба.

 

(с) «Мне тебя обещали», Эльчин Сафарли.

 

По обретенной за эту неделю привычке растянулась на светлом ковре, уставившись немигающим взглядом в потолок. Пыталась понять, почему, твою налево бога душу мать, до сих пор не отпустило и какого черта так тяжело дышать, словно стальным обручем сдавило грудь.

Все в квартире напоминало о Серове. И кровать, будившая такой ворох ярких болезненных образов, что становилось тошно. И компьютерный стол, за которым Антон безуспешно пытался работать, а я его отвлекала, прижимаясь к широкой спине и забираясь пальцами под облегающую поджарое тело майку. И полочка в ванной, где лежали его зубная щетка и бритва, которые рука не поднялась выбросить. И мой неизменный наряд – та самая черная футболка, доставшаяся мне после приема в честь дня рождения и дарившая обманчивый эффект присутствия любимого (по-другому называть его в мыслях не получалось) человека.

Экран мобильного мигнул голубоватым светом, вынуждая безучастно пролистывать пришедшие оповещения. Двадцать три пропущенных от отца, тридцать семь – от Макса. Больше только от Дениса, наверняка готового придушить мою безответственную персону за срыв контракта и вынужденного отбиваться от вездесущих представителей прессы, гадающих на ромашке, чем объяснить отсутствие Бельской. Увы и ах, что мне до лампочки, по барабану и глубоко фиолетово, как там выкручивается несчастный пиар-менеджер.

Отбросила телефон в сторону, намереваясь и дальше предаваться самобичеванию, когда из прихожей раздался оглушительный грохот. Как будто кто-то, жаждущий моего драгоценного внимания, решил излюбленным способом карфагенян *[1] вынести ни в чем не повинную дверь. На миг даже расстроилась, что с некоторых пор живу в этой элитной многоэтажке, где всем на всех наплевать, пусть даже к тебе заявилась делегация папуасов из Новой Гвинеи. И нет соседки по лестничной клетке, вроде бдительной Клары Робертовны, которая бы незамедлительно сообщила в полицию о творящемся непотребстве.

Надеялась, что смельчаку, осаждающему мою квартиру, надоест сбивать кулак (или что он там себе сбивает) в кровь, но неприятно удивилась, когда спустя минут пять в замке раздался звук проворачиваемого ключа. Учитывая, что Серов даже не пытался меня искать, знала только одного человека, способного нарушить мои личные границы таким наглым, бесцеремонным образом и за это не огрести. А еще, будучи прекрасно осведомленной о непобедимом упрямстве и исключительной настырности данного индивида, поняла, что отсидеться в спальне не удастся.

Поэтому пришлось все-таки отскребать себя от нежно и горячо любимого ковра и нехотя плестись в коридор. Чтобы там, устало опершись о косяк, наблюдать за тем, как фигура двухметрового верзилы занимает кажущийся на его фоне крохотным проем.

– Нда, и кто тебя такую замуж возьмет? – изумленно присвистнул Макс, оценивая масштаб испытываемых мной страданий и часто хлопая ресницами, длине и густоте которых я, уж точно, завидовала.

Сконфуженно одернула задравшийся край футболки – ну, подумаешь, глаза красные и опухшие, подумаешь, сбросила пару-тройку килограмм, с кем не бывает. А что видок у меня – краше в гроб кладут, я и сама знаю.

– Так, марш умываться и на кухню, – скомандовал друг и потопал прямиком к холодильнику – разгружать гуманитарную помощь для асоциальной меня.

Беспрекословно отправилась выполнять указания, позволяя Максу хозяйничать у себя в квартире. Видимо, наелась одиночества сполна. Так что было даже радостно слышать, как кто-то вдохновенно звенит посудой, включает кофеварку и красиво так ругается, роняя на пол затупившийся нож.

Из ванной меня вытащили насильно, помешав только-только разыгравшемуся приступу жалости к тушке печальной певички достигнуть апогея. На стул усадили, блюдце с огромным куском торта передо мной поставили, в руки сунули кружку с капучино и замолчали. Отказываясь проводить воспитательные, душеспасительные и бог знает, какие еще, беседы, пока я все не съем. Первый кусок ожидаемо застрял в горле под пристальным взглядом то ли заботливой нянечки, то ли сурового цербера. Ну а дальше дело пошло куда как лучше, видимо, организм все же изголодался по углеводам и был очень даже благодарен избавившему его от вынужденной диеты парню.

– Антон не взял денег, – хорошо, что Макс подождал, пока я закончу не то с поздним завтраком, не то с ранним обедом. Потому что я бы непременно выпустила кружку и облилась горячей жидкостью, сообщи он мне эту новость чуть раньше.

– Что? – пальцы тряслись, как у алкоголика на третий день в завязке, сердце колотилось, как бешеное, ну а я пыталась задушить восставшую из пепла надежду, боясь по новой пройти все круги ада.

– Антон не стал брать деньги, Рит, – друг говорил спокойно и размеренно, наливая себе травяного сбора из пузатого фарфорового чайничка и меланхолично размешивая сахар. Дав мне возможность все осознать, оценить и вытащить наружу не к месту почивший оптимизм, подталкивавший задушить Макса в благодарных объятьях.

– Почему? – и сейчас меня интересовала вовсе не та причина, по которой Серов отказался от наверняка более, чем выгодного предложения.



Алекса Гранд

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться