Блеск софитов

Размер шрифта: - +

Глава 12

Антон

 

Из группы амфетаминов и опиатов героин

и любовь — две очень схожие зависимости.

 

(с) «Постель», Януш Вишневский.

 

Таксовал по ночному городу, когда внезапно нарисовались планы. Позвонил Мишка и велел срочно дуть к нему – рекламная кампания в баре, выступает какая-то известная группа, в общем, пообещал море веселья и халявную выпивку. Алкоголь меня не прельщал, а вот с другом пересекся бы с превеликим удовольствием, так что отвез последнего клиента по указанному адресу и полетел в «Девять с половиной недель». За время моего отсутствия заведение преобразилось: Мишаня обновил интерьер, повесил кое-где картины, поставил несколько аквариумов с подсветкой и нанял новенькую официантку. Ее платиновые волосы были забраны в высокий хвост с начесом, маленькие пухлые губы обведены ярко-красной помадой, а сама она разгуливала с подносом в руках в вызывающей униформе, состоявшей из высоких лакированных сапог на шпильке, неприлично коротких джинсовых шорт и белой блузки, расстегнутой на три пуговицы так, что был виден лиф.

– Галюсик, – Мишка остановил девчонку, звонко шлепнул ее по заднице, после чего представил нас друг другу: – это мой хороший друг Антон. Прошу уважать, не обижать и не жаловаться, если приставать будет. А он будет.

Девчонка восприняла поведение шефа как должное, хохотнула и пошла забирать у Дена заказ, призывно виляя бедрами.

– Ты караоке в стрип-клуб решил переделать? – ткнул друга локтем в бок, и мы хором заржали.

– Да какая разница, лишь бы посетителям нравилось, – отсмеявшись, резюмировал Мишаня. – И мне доход приносило. Человека три из-за нее постоянно захаживают, а она здесь всего пятый день. Плохо разве?

Пока на сцене устанавливали музыкальное оборудование, послушал, как медленно, но верно идут в гору дела у друга и порадовался за него – Сиденко всегда был пахарем и заслуживал благосклонной улыбки непостоянной судьбы. Мне казалось, что он успел с лихвой истратить запас невезения, отмеренный одному человеку: трижды попадал в аварии, дважды начинал бизнес, но прогорал.

– Тох, ты с Грацинским развязался? – поинтересовался беспокойный друг, не забыв о моих трудностях. Я лишь отрицательно покачал головой в ответ и получил жесткое: – развязывайся! А не то влипнешь по самые помидоры.

Потихоньку мы свернули разговор, потому что под прожекторы вышел солист группы и с жаром поприветствовал гомонящую публику. Толпа все прибывала и прибывала, пустого пространства становилось меньше, но подвыпившая молодежь только радовалась тесноте, в которой можно было невзначай прижаться к танцующей девчонке или случайно зацепить хорошенького парня. Мишка ответил на телефонный звонок, куда-то поехал, но обещал вернуться, я же остался за барной стойкой в одиночестве. Не прошло и пяти минут, как ко мне, словно яхта по волнам, подплыла та самая новенькая официантка – она теребила пуговицу на рубашке в районе груди и томно вздыхала, делая вид, что не решается заговорить.

– Антон, – спустя пару минут позвала она напевно, убедившись, что я не собираюсь идти первым на сближение. – У меня через пару часов смена заканчивается, может, дождешься и продолжим вечер вдвоем?

Окинул ее взглядом – красивая, спору нет, любой нормальный мужик оценит. Только вот хорошенькая блондинистая голова совершенно не обременена интеллектом – нет лишних мыслей, нет проблем. Как говорит мой мелкий: «Ну и о чем с ней трахаться?» Раньше я, быть может, и польстился бы на ее предложение, только сейчас перед глазами стоял образ чертовки с красноватыми волосами до поясницы и завораживающими медово-карими омутами.

– Галь, а если я маньяк? – изобразил серьезную мину на лице так, что у девчонки аж глаза на лоб полезли от ужаса. – Не боишься с первым встречным-то?

– Псих, – сдавленно пискнула она, когда по моей расплывшейся в улыбке физиономии поняла, что я нагло над ней издеваюсь.

А мне стало ни до чего, потому что телефон пиликнул сообщением от Риты: «Не спишь?». Ответил ей мгновенно «Неа, а ты?» и получил короткое «Приезжай». Попросил Дена передать Мишке, что убыл с концами, и покинул буйствующий в хмельном танце бар.

Пока шел по полутемному коридору ее квартиры на пробивающийся из полуоткрытой двери в спальню свет, моя фантазия забилась в эпилептическом припадке, рисуя самые непристойные картины. С открытым ртом остановился на пороге, увидел распластавшееся по черным шелковым простыням тело и понял, что Марго ждала меня так же нетерпеливо, как я на четвертой скорости гнал к ней. По искусанным припухшим губам понял. По чуть разведенным в стороны ногам. По полупрозрачной черной ткани, плотно облепившей ее формы. Сглотнул судорожно и сорвался с места, когда Марго приподнялась и бесстыдно повела пальцами по внутренней стороне бедра. Повалил ее на спину, прижался к девичьему телу, даже через ткань майки чувствуя охвативший ее жар.  Завел ее руки за голову, полностью обездвижив, и начал терзать ее рот жестким нескончаемым поцелуем, сбившим оба наших дыхания.

Не заметил, как на пол полетел ее пеньюар, а следом за ним и вся моя одежда, вплоть до трусов – ничто больше не мешало наслаждаться бархатом нежной кожи. Заставлял девушку вскрикивать и с жадностью глотать воздух, отчего сам потерял голову и пропал без остатка. Ни с кем не испытывал такого наслаждения, как с ней, и не мог себе объяснить, в чем кроется причина до странного идеальной физической совместимости. Хапнул долгожданную дозу эндорфинов, после чего расслабился, по-хозяйски прижимая девушку к себе. Странным огнем горели ее представлявшиеся нереальными в полумраке глаза, и как будто обожгли что-то внутри меня.



Алекса Гранд

Отредактировано: 08.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться