Блики Артефактов

Инструкция №30 Как узнать новости плохие и очень плохие

Минуло полтора месяца

Сливовая площадь на самом краю города всегда пользовалась популярностью у любителей пошуметь и попускать салюты. Сегодня она пестрела сильнее, чем обычно, украшенная рыжим цветом и нашими логотипами лисы. Толя, который поначалу радовался удачной картинке, за последнее время поумерил свой пыл. Как-то даже пожаловался, что ему кажется теперь, что я слежу за ним из-за каждого угла.

Мальчики стояли в толпе, наблюдая со стороны, мне же предстояло выходить на сцену как «лицу компании», так что я, кутаясь в белую шубку-колокольчик, околачивалась рядом с выступающими. Они перекрикивали музыку и общались между собой по поводу предстоящего концерта, а я с интересом подслушивала, потому что иначе рисковала заскучать.

– Ярик видел сценарий два раза в жизни, и оба раза произошли сегодня за последний час. Кстати, заметь, сейчас он тоже не особо обращает на него внимание. Минусовка дурацкая – мне кажется, на второй куплет я не вступлю, но у нас же нет времени прогонять! Финал, кстати, мы вообще не репетировали, а дети с танцем обычно выступают на большей сцене, поэтому не понятно, как они впишутся в эту. Но поскольку мы собрали её за двадцать минут до выступления, хотя можно было бы и вчера, то проверить никак не можем, – вещала невысокая девочка чуть младше меня, противно поскрипывая голосом. Я подивилась, как её на сцену выпускать собрались, но говорить ничего не стала – ругаться заранее было не в моих принципах, особенно если я в деле не разбиралась.

– Во всем виноват звукарь, – глубокомысленно изрекла её собеседница – высокая смуглая оборотница – потягивая сигарету. Кстати, она в сапогах на плоской подошве смотрелась намного выше, чем её собеседница на высоких шпильках.

– Не сомневаюсь, – заверила девочка. – Тем более что прошлый уволился, и теперь у нас их два. И насколько я помню, вчера Наталья их материла в каждой сцене, забраковав все мелодии.

– Больше звукарей – больше виноватых! – радостно решила оборотница. – Да ты не переживай, Свет, все нормально пройдёт!

– А я и не переживаю, – заверила названная Светой. – Я просто констатирую факты. И поскольку они меня бесят, то мне надо их куда-то высказать. Возможно, ты потом передашь Наташе. Возможно, у неё в этот момент будет плохое настроение, и она решит оторвать голову Ярику. Меня вполне устроит такой исход.

– Так, девочки! – подбежала к приятельницам полная, но очень ухоженная женщина в длинном бордовом пальто, с которой мы до этого вели все дела. За ней с уверенной улыбкой шёл молодой человек, на которого Света так глянула, что я сразу поняла – Ярик. – Всё, давайте начинать! И отрывайтесь от текстов! Лучше немного своими словами говорите!

Ярик со Светой с достоинством выплыли на сцену, сияя самыми милыми улыбками, и нежный женский голос разлился через ораторы на всю площадь:

– Добрый день, дорогие друзья!

– Мы рады видеть вас в этом гостеприимном, теплом, очень светлом и радушном месте, где мы собрались, чтобы отметить с вами замечательное событие, – возвестил второй ведущий и прервался, чтобы подсмотреть продолжение в сценарии. Задумался, но не смутился, правда, продолжил не так уверенно и чуть тише: – Событие, которого мы так долго ждали. Все с вами. Так давайте же начнём праздник!

– Кто готов побороться за первый приз –  замечательный звуколов? – спросила Света и лучезарно улыбнулась. Но я чётко знала: Ярика она когда-нибудь как-нибудь убьёт. Слишком хорошо я понимала такие улыбочки.

Меня вытащили на сцену почти сразу, под небольшой гомон, в котором отчётливо проскальзывали самые разные сплетни, включая байки про пастбище драконов. После первых пяти минут, я шум толпы я предпочитала не вслушиваться. Весь концерт мне пришлось стоять на публике, крутить барабан, вытаскивать номера билетиков. Благо сразу договорились, что говорить мне ничего не потребуется – к речам я пока не готова.

Несмотря на это, к концу мероприятия я оказалась выжатой, как лимон, да к тому же замёрзшей даже несмотря на шубу, шапку и варежки, в то время как Света с Яриком уходили со сцены абсолютно бодрые.

– Интересно, а он знает, что говорить своими словами – это не прочитать начало, сказать какую-то левую чушь в середине и прочитать конец? – спросила ведущая свою подругу, которая исполнила пару песен и в остальное время помогала режиссёру с выступающими.

Та только пожала плечами, словно, не видя, к чему придраться, но малышка не смутилась, а только вздохнула:

– Жаль, что Ярик не звукарь. Тогда бы Наташа на него постоянно орала. И вообще зачем она его берет? Есть же другие.

– Просто Лёня временами её бесит на репетициях, и она не хочет его брать.

– Он меня постоянно бесит, – на этот раз проблему не осознала Света. – Но он хотя бы на сцене выступать умеет и чушь не несёт. И если он сказал, что придёт в сиреневом, то придёт в сиреневом, а не в голубой рубашке.

– Вы довольны, как всё прошло? – отвлекла меня от интересного диалога Наталья, широко улыбаясь. Не заискивающе, а искренне веря, что сделала своё дело хорошо. Но спросить надо.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться