Блики Артефактов

Инструкция №8 Как получить колечко с аратоном

В дверь так настойчиво звонили, что подниматься и открывать не хотелось с удвоенной силой. К тому же я слишком хорошо укуталась в персиковый плед, пригрелась, а тут требовали вылезать и с кем-то общаться. Да и от книжки совсем не хотелось отрываться. «Некогерентное рассеяние кристаллического непросматриваемого квазисвета» я взяла вчера почитать, потому что не могла заснуть. Думала, книга с таким названием поможет, но неожиданно заинтересовала настолько, что я улеглась только с рассветом, а как только проснулась, захотела вернуться к чтению. Оказалось, там как раз написано про мои кристаллы довольно простым и интересным языком. И как раз то, чего я не знала. Вот уж никогда бы по названию не догадалась.

Опять настойчиво позвонили, раздражая до крайности и отрывая от очередного предложения. Если посетитель – точно не кто-то из моих друзей и не Костя, ибо никто из них не позволял себе так нагло ко мне вламываться – в ближайшее время не подумает, что меня может не оказаться дома, то он рискует поднять соседа за стенкой. Соседа, который работал обычно ночами, мне было жалко настолько, что даже совесть просыпалась. Постепенно.

Назойливый посетитель не только не захотел прекращать звонить, но вдобавок начал стучать. Тут уж пришлось скидывать плед, залезать в мягкие тапочки, которые не успели остыть, и тащиться к двери.
Бывают же назойливые люди! И кому я так понадобилась?

Дверь я открыла резко, без лишних вопросов. Надеялась, что незваный гость замахнётся для очередного удара и упадёт, когда под рукой ничего не окажется. Почти так и получилось. Мальчишка чуть младше меня едва удержался на ногах, но быстро поправился и попытался придать себе наглый вид. Что он здесь забыл, я вообще не поняла и разозлилась ещё сильнее.

Посетитель был немного ниже меня, со светло-русым чуть волнистым каре, и одет с иголочки. Его лицо я, кажется, где-то видела, но нос картошкой и узкие светлые глазки-пуговки припомнить не смогла.

– Так это ты спишь с моим отцом? – без приветствия заявил он, проходя внутрь и оглядывая мою комнату. Мигом в памяти всплыл первый разговор Кости и его друга, после которого мы и познакомились. И тут же захотелось лишить заявившегося ко мне нахала наследства.

– Что тебе надо, мальчик? – спросила я, сохраняя последние остатки терпения. Может Костя его уже простил и не одобрит, если я с ним поругаюсь?

– Для тебя я Анатолий Константинович!

– Для меня ты хам, который не умеет здороваться и представляться! – отшила я, проходя следом. Дверь закрывать не стала – и так все соседи в курсе, кто мой кавалер. Так что секретов у меня нет, орать можно громко – глядишь, кто-нибудь вмешается. – Если намерен так вести себя и дальше, то лучше выметайся сразу.

– Не смей со мной так разговаривать! И отстань от моего отца! Нашего наследства тебе все равно не видать! – Толик, самодовольно ухмыляясь, развернулся ко мне лицом. Но на его беду я как раз остановилась рядом с батареей.

– Вашего? – удивлённо спросила я, приходя в ярость. Костя помирать даже близко не собирался – здоровый интересный мужчина. А дети уже на наследство претендуют. Вот замечательно! – Мне?

Рука сама собой открыла кран, а я силой потянула воду. Водоводчиком я, конечно, не стала, но кое-что умела. Струя холодной в этой время года воды потянулась по трубам, с бешеной для неё скоростью поднимаясь с первого этажа. Всё быстрее и быстрее. Толя ещё не успел подобрать мерзкие словечки, как мощной плотной струёй его окатило с ног до головы. Он вскинул руки, закрывая лицо, отшатнулся под напором. Потом догадался и, спасаясь, в один миг выскочил из комнаты, оставляя мокрые следы. Я же резко прекратила дебош, вода, потеряв опору, опала на пол, а в комнате вдруг стало очень тихо, только капельки с мерным звуком оседали в лужи. Неспешно я подошла к двери, хлюпая по воде вмиг промокшими тапками, и уставилась на замешкавшегося  ошалелого парня.

– Слушай меня внимательно, – предупредила я, видя, как его лицо наливается краской от злости. – Не лезь в чужую жизнь. Я пока на Костины деньги не покушалась. Но если ты предпримешь ещё хоть одну попытку взбесить меня, то я могу захотеть отомстить. Просто из принципа. Поэтому шуруй отсюда и не мешай спать моим соседям.

– И как я, по-твоему, в таком виде пойду по улице?! – наконец, высказался нахал, на что я только пожала плечами:

– А это не мои проблемы, – и хлопнула дверью.

В тишине я отчётливо слышала, как капает со стульев и стола, как возмущённо выпровоженный гость спускается по лестнице, а навстречу ему чуть торопливо поднимается кто-то другой.

– Геля, почему у тебя вода из-под двери течёт? – уверенно, но осторожно постучавшись, осведомился хозяин дома – Пётр Леонидович Грановский, с которым мне полгода назад посчастливилось встретиться в театре.

Сначала Пётр относился ко мне настороженно, с долей предубеждения и скептицизма, но как-то Костя оставил нас обедать за одним столиком, и мы разговорились об артефактуре. После этого отношения кардинально поменялись. Петя перешёл в число приятелей, которые и забежать вечером поболтать могут, и на кружку чая с утра пригласить. Особенно учитывая, что утром у нас с ним называлось примерно одно и то же время. Правда я не знала, как он отнесётся к потопу в одной из своих квартир. Но открывать пришлось – всё равно кота в мешке не утаить. Да и чем больше я мнусь, тем больше вероятность того, что нижний этаж тоже затопит. Я-то живу на втором.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться