Блики Артефактов

Инструкция №13 Как оставить всё тайное тайным

Ни Кости, ни Глеба, ни даже Толи к моему приходу в доме не оказалось. Глядя через огромные окна на сумерки, я немного порадовалась. Самое время было завалиться спать, чтобы никто ничего не спросил, и никто ничему не позлорадствовал, впрочем, последнее относилось только к Толе.

Я уже поднялась на второй этаж, когда обеспокоенный дворецкий окликнул:

– Госпожа, прошу прощения, но сейчас никого из хозяев, кроме вас нет, а на кухне дымит. Не изволите ли посмотреть?

Оставалось только тяжело вздохнуть, потому что, похоже, в игру «а не разбираешься ли ты в артефактах» вступили даже слуги. Надеюсь, непреднамеренно – им действительно в такой ситуации не к кому обратиться.

Несмотря на свои опасения, я быстро спускалась вниз по лестнице, чуть придерживая край платья. На кухню – в самый конец длинного светлого коридора – я неслась чуть ли не бегом, потому что дым дошёл даже до столовой.

Дымила плитка, с которой всё уже сняли и выключили, да только не помогло. Плитка была намного больше, чем у меня в своё время, на несколько конфорок, поэтому задача усложнялась. Но, тем не менее, я прекрасно помнила, что при любом раскладе в ней используется всего три камня, из которых так выйти из строя может только терес, при условии, что он где-то надломлен.

Я оглядела всех слуг, которые собрались на кухне и с ужасом и надеждой наблюдали за мной. Одна даже догадалась притащить ревущего грудного ребёнка. Ещё раз посмотрев на плиту, я поняла, что рванёт так на полдома. И не только на полдома – заденет и помещения слуг. Работников у нас было с полсотни, шанс, что успеют предупредить всех, очень мал. Я только вздохнула. Нет, полдома и пятьдесят жизней не цена моей безопасности, авось никто Косте не сдаст.

– Детей выведите, – скомандовала я, отодвигая заднюю панель, за которой прятались камни. – И приготовьте мне холодный соляной раствор.

Дым, до этого проникавший тонкой струйкой, повалил как из трубы. Не зная, с какой из конфорок беда, я стала щупать все камни. На второй уже мне улыбнулась удача: в как всегда холодном и шершавом тересе я нащупала раскол. Дёрнув со всего маху, я достала дымящий камень, который тут же бросила в поданную мне кастрюлю с солью. И не успела вздохнуть и подумать, как бы деликатней попросить слуг ничего не говорить господам, а из подсобки, расположившейся аккурат напротив плитки, вывалились все три хозяина дома.

– Тридцать секунд! – восторженно заявил Толя, но у меня это такой же радости не вызвало. Во мне начал закипать даже не страх, а злость, потому что я не любила, когда меня водили за нос.

– Геля, пойдём со мной, нам поговорить надо, – с некоторым раздражением Костя глянул на младшего сына, но лучше бы он сейчас смотрел на меня.

– Я никуда не пойду, – спокойно ответила я. – Надо было вообще на всё плюнуть и взорвать!

– Я бы вышел и всё поправил, – попытался успокоить меня Костя.

– Как будто ты знал, когда рванёт, – фыркнула я, обиженная до глубины души. Даже не тем, что я попалась, а тем, что меня специально ловили. Хорошо ещё Арспирова с собой не взяли.

– В среднем тересы взрываются через пять минут.

– Это в среднем. А по факту это среднее получается из одной и девяти, – известила я, а в душе просто клокотал гнев. Руки чесались треснуть по столу, но я сдерживалась. – Так принципиально узнать, что твоя жена преступница? Поймать с поличным?

– Геля, успокойся, и пойдём поговорим. Могла бы все сама мне сказать и никаких проблем.

– Сдал бы меня сразу и никаких проблем! – заорала я на весь дом, теряя терпение, а к глазам подступили слезы. Ладно я, но что станет с моим ребёнком? Если Костя хотел наследства лишить своих родных и благородных, то с сыном или дочерью воровки он вряд ли станет церемониться.

– Геля, не устраивай сцен, – потребовал муж, хватая меня за руку.

И потащил из кухни через весь дом. Я бы сопротивлялась, да только не выстоять хрупкой девушке против сильного мужчины с браслетами на руках. К тому же, по дороге к выходу из дома Костины сыновья и множество слуг. Мы поднялись на второй этаж, а потом направились в конец крыла, к кабинету. Глеб и Толя неотступно следовали за мной, как конвой.

Муж отпустил меня, только когда за нашей свитой захлопнулась дверь. На всякий случай Глеб закрыл её на ключ. Я смотрела на семью затравлено, не зная, что мне делать в такой ситуации. Не скажу, что сразу же я их не узнавала и на их лицах читалась агрессия. Недоволен оставался только Костя, Глеб и Толя же смотрели с любопытством. Не пойми, что у них на уме.

– Геля, не будешь ли ты так любезна помочь мне перебрать эти камни, раз уж разбираешься? – предложил муж, указывая на свой стол, полностью заваленный элементами для личных артефактов и разнообразными баночками.

Вздохнув, я решила хранить гордое молчание. Всё равно уже поймали, так, может, успокоюсь, пока займусь делом. Нервничать в моём положении не рекомендуют. С комфортом я устроилась в рабочем кресле мужа, обвела взглядом стол и методично начала перебирать камни, привычно проверяя на ощупь, на свет, на запах. Шершавые, гладкие, колючие, прозрачные, сверкающие, матовые, чуть отдающие тухлыми яйцами и цветами с полян они проходили через мои пальцы и раскладывались по подготовленным для них коробочкам. Вскоре я рассортировала всё, после чего развернулась к мужчинам, глядящим на меня изумлённо.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться