Блики Артефактов

Инструкция №16 Как не свернуть себе шеюм

До Пети Грановского я к концу того суматошного дня всё-таки добралась, однако единственное, что он подтвердил – Леонид Аркадьевич действительно его отец. От остального знакомый ошалел, казалось, больше меня. Новость о долге он хоть как-то пережил, а вот тот факт, что меня не пускают в совет, озадачил его не на шутку. Косте-то все двадцать три года туда входить никто не мешал. В итоге Петя пообещал уточнить, но надежды я особо не питала.

К ночи мне в голову пришла прекрасная идея: я вспомнила про аратон в обручальном кольце. Не зря придумали эти парные камни носить супругам, ох не зря! С ним я ни разу не работала, но получилось весьма ловко – яркий луч сразу указал направление и по команде же исчез. Я несколько раз, безмерно довольная, провернула этот фокус и уснула в предвкушении.

С утра Глеб выдал мне наличные, список недостающих элементов, длинную инструкцию, что сколько стоит, три подробных карты, на которых значились маршруты до ближайших пограничных городов, которые обычно посещали артефакторы, восемь раз попытался отговорить от поездки… В общем, каким-то чудом я вырвалась из дома. И хорошо, что Глеб не знал, куда я действительно намылилась. Впрочем, об этом не подозревала и я сама, но через неделю обещала вернуться.

В какой-то мере мне повезло с местом жительства: наш Зайцевск располагался очень близко к пограничным Арийский горам, хотя их агрессивные обитатели к нам не лезли. Путь на артеконе – чудесном и манёвренном артефакте, собранном по принципу автоповозки, но больше напоминающим приземистую лошадь с колёсами вместо ног – занял у меня не больше трёх часов. Дальше дело пошло хуже, потому что горы для езды не во всех местах подходили. Почти половину часа мне пришлось тащиться вдоль линии возвышающихся громадин, покрытых редкой травой, в поисках возможности забраться. Но даже когда удача мне улыбнулась, скорость пришлось снизить, потому что дорожка оказалась очень крутой и узкой.

Аратон исправно показывал одно и то же направление. Каждый раз я злорадно с ним сверялась и предвкушала встречу с беглым муженьком. Конечно, сына я оставляла с болью в сердце, но за ним было кому присмотреть, а оторвать Косте голову могла я одна.

Тропка, по которой я ехала, петляла, словно её прокладывал пьяный эльф. Почти столько же времени, сколько я потратила на путь до гор, мне пришлось подниматься. Но после дорога стала лучше и, кажется, вывела меня на более или менее обитаемое место. Хвост обитателя, кстати, торчал из пещеры, не подавая признаков жизни. И так соблазнительно на нём поблёскивали острые шипы, что я не удержалась, пусть они и не значились в моём списке.

Не знаю, сказались ли на моём поведении последствия шока или природная дурь, но я, заглушив и без того не особо громкий двигатель, оставила артеконя за разросшимся кустом волчьей ягоды. Усилители я надела на руки и на ноги ещё дома, так же как и кольца огня и молний и щитовой браслет. А как орудие для данного случая выбрала клинок из рога водяного змея, способный разрезать любое вещество. Не сразу, конечно – мне придётся где-то час горбатиться над самым маленьким шипом, но за прочность они и ценятся.

Стараясь не шуметь, я подобралась к дракону вплотную. Хвост по-прежнему не двигался, а остальной части в темноте пещеры я разглядеть не смогла. Коснувшись рукой тёплого шипа, я примерилась своим клинком и начала его пилить. Какое-то время мне никто не мешал, хотя сам процесс не особо удавался – я даже на сантиметр не продвинулась.

Потом кончик хвоста шевельнулся, хлопнул по земле, поднимая клубы пыли. Я поспешно убрала своё орудие труда и отошла на несколько шагов, настороженно поглядывая на хвост. Он словно скакалка качнулся в мою  сторону, заставив упасть ничком. А когда полностью втянулся в пещеру, и внутри что-то загрохотало, похоже, разворачиваясь, я драпанула со всех ног, но дракон тоже оказался существом проворным.

Зубы щёлкнули позади меня, чуть не отхватив кусок. Спаслась я лишь усилителями – отпрыгнула в последний момент. Поняв, что уже не сбежать, я развернулась к дракону лицом и настороженно начала следить за его движениями.

Огромная голова, высотой в две трети меня, на длинной шее вскинулась и замерла, дав мне возможность прикинуть, что ростом зверь с наш особняк. Коричневые глаза глянули презрительно, а из уголков рта маленькими облачками вылетел дым.

Дракон дыхнул, подаваясь головой вперёд. Я вскинула руку, выставляя щит – пламя прошло в метре с каждой стороны, спалив и без того редкую траву. Увидев меня целой, зверь разозлился сильнее, махнул лапой. Щиты бы не спасли – пришлось отпрыгнуть на возвышение, но таким образом я сама загнала себя в угол. Чем ближе подходил дракон, сверкая на солнце медными боками, тем меньше у меня оставалось шансов сбежать.

– Вот зараза! – проворчала я, чувствуя не страх, а задор. – Что ему, жалко одного шипа?

Который я так и не успела толком повредить.

– А я не понимаю, почему должен отдавать какой-то проходимке мои шипы! – неожиданно загрохотал дракон, после чего у меня подкосились ноги, и я села в позе лотоса, поднимая пыль полами фиолетового редингота.

– Ты говоришь? – удивлённо хлопнула я фиалковыми глазами.

– Нет, я ругаюсь! – возмутился дракон, пришлось мне переформулировать вопрос:

– Ты меня понимаешь?

– Нет, не понимаю! – безапелляционно заявил дракон, впрочем, не спеша меня убивать. – Не понимаю я идиоток, которые пилят мои шипы! Ты действительно думала, что я не замечу, пока ты там надрываешься?! Зачем он тебе вообще сдался?!



Светлана Людвиг

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться