Блики Артефактов

Инструкция №25 Как эффектно сбросить маски

Как вдова, обременённая внезапно свалившимся наследством, я имела полное право уйти в свои хлопоты с головой и не задумываться о внешнем виде в целом и о перевязанном опухшем лице в частности. Но после нашей ночной прогулки, когда Сергей с таким восторгом рассматривал мой правый глаз, я занялась скорейшим выздоровлением. Ведь левый был ничуть не хуже!

На следующее утро мне, конечно, ничего исправить так и не удалось, зато через рассвет я уже любовалась прежним отражением в складном зеркале и воде для умывания. И вообще в любых отражающих поверхностях.

– Вы бы косметикой не злоупотребляли, – скептически посмотрел на меня Лёня, предупредив уже после того, как я покрыла лицо с небольшими покраснениями пудрой и один глаз загримировала тенями.

– А что такое? – поинтересовалась я из праздного любопытства, приступая ко второму веку.

– Мало ли какую аллергическую реакцию может вызывать…

– Оставьте её, Леонид, – посоветовала Наталья, собирая медицинский саквояж и отводя для огонь-травы особое место. – Она позавчера полночи гуляла с Сергеем Фёдоровичем и сейчас спешит показать себя во всей красе. Даже если мир рухнет, вряд ли Ангелина Денисовна обратит вниманием. А какая-то там аллергия, к тому же возможная и когда-нибудь, вообще не считается.

Я улыбнулась, а потом приоткрыла ротик и взялась за тушь. Что ни говори, а Наталья угадала. Аллергия может вылезти позже, чем дороги караванов разойдутся, так что переживу.

Леонид по виду пациентки признал правоту коллеги и с горестным вздохом вышел из моей палатки.

На своё вновь прекрасное лицо и на волосы, как нельзя удачно уложенные сегодня в незамысловатую причёску, в которой две пряди обрамляли лицо, а остальные чуть придерживались заколкой на затылке, я могла бы смотреть долго. Но время не ждало, и я намеревалась ковать железо пока горячо. Окрылённая, я выскочила на свет ясного солнышка и направилась к месту, где завтракали Куприяновы.

– У меня уже есть два сына – к чему мне ещё раз жениться? Да и после Лизы вряд ли меня кто впечатлит. Такую же умницу, красавицу и с характером я вряд ли найду, а для жизни и любовниц хватит, – услышала я слова Фёдора, ещё не видя мужчин из-за навеса полевой кухни. – Кстати, тебе же, вроде, тоже она нравилась?

Я не стала удовлетворять женское любопытство, чтобы разузнать, о той ли Лизе речь, и какие девушки нравятся Сергею, по своему опыту зная, что когда встречаешь действительно симпатичного тебе человека, все выстроенные годами стереотипы рушатся.

– Доброе утро! – поздоровалась я, подбегая к мужчинами и обнимая Женю за шею. – А вот и я! И даже снова симпатичная!

Моя радость быстро сменилась настороженностью. Фёдор и Сергей, глядя на меня, побледнели, словно увидели ночной кошмар, а не красивую девушку. В себя я верила, к тому же Женя ни капельки не удивился реакции родных, так что мне осталось только потребовать объяснений:

– Женя?

Намёк он сразу понял – наверняка, заранее готовился к подобной сцене, только оттягивал. Потому и за огонь-травой меня пускать не хотел, а не просто капризничал. Однако объясняться мой юный друг не хотел, кривился и высказался лишь потому, что не нашлось другого выбора.

– Ты очень похожа на мою умершую маму, – огорошил меня мальчик.

После этих слов стали понятны и взгляды Фёдора с Сергеем, и Женино внимание в день знакомства. Не драконья кожа его привлекла.

– Ага, – только и смогла выдавить из себя, сопоставляя факты. Елизавета недавно умерла – некромант говорила о смерти близкого.

– Вы из одного города, вы её родственница? – предположил Сергей, начав искать разумные оправдания.

Женя молчал, зная мою историю. Факты он сопоставил намного раньше меня и Сергея. Правильно, он располагал полной информацией со всех сторон, к тому же нашёл время подумать, а нам приходилось соображать на ходу, попутно приходя в себя от шока.

– Ей сколько лет? Было бы, – поправилась я, понимая, что только подсчётами могу доказать или опровергнуть свою теорию.

– В этом году тридцать семь, – ответил Фёдор, внимательно рассматривая моё лицо. И каждый раз его взгляд цеплялся за какую-то новую давно знакомую черту, лишая меня надежды на то, что они обознались. Все втроём.

– А замуж она за вас вышла после восемнадцати? – уточнила я, вычтя свой возраст.

– В двадцать, хотя роман у нас начался задолго до этого, но я бывал в Зайцевске лишь проездами.

– Тогда да, скорее всего родственница, – безразличным голосом заверила я, отводя глаза.

– Вы в родне с Медниковыми? – спросил Сергей, но я пропустила фразу мимо ушей.

Не любила я такие моменты, когда уже и смирилась со всем, и сделать ничего нельзя, да и не очень хочется. А всё равно новые факты рушатся на голову и всё переворачивают, разбередив старые раны. Вот нашлась моя мать, которую я не очень-то и хотела видеть. Что дальше?

– Ты же говорила, что выросла в приюте? – запрокинул голову, изумился Женя и случайно сломал все планы по конспиративному вранью об убежавших родителях или о прочей чепухе, которая позволила бы не вызывать подозрений своим лицом.



Светлана Людвиг

Отредактировано: 14.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться