Ближний круг

Размер шрифта: - +

Ближний круг. Продолжение 5

* * *

 

Из проклятого Юркиного поместья я улетела в главный корпус при первой же возможности и почувствовала огромное облегчение. Мы с Олегом заселились в просторный жилой блок, точную копию апартаментов иерарха, но четырьмя этажами ниже, уже под землёй. Пространства было много, но радости маловато. Обслуга и снабженцы готовы были по первому требованию выдать всё необходимое, но через три дня Олег уже выл от сурового гостиничного быта и стандартного пайка. Пайков ему никто не запрещал съесть столько, сколько влезало, но Олег страдал без привычной домашней еды, без своей любимой бритвы и удобных практичных носков финского производства. Через неделю он не выдержал и собрался сходить в Комарово, принести нам немного обычных бытовых радостей. Он звал меня с собой, но мне не хотелось отвлекаться от работы, и я отправила его одного, снабдив списком вещей, которые он должен был взять для меня.

Он ушёл утром, и я думала, ну два часа, ну три. Ну, пять, и то если совсем уж беспомощен в собственных шкафах разобраться. Но чтобы до самого вечера – это было странно.

Когда Олег вошёл и протащил с собой две огромные дорожные сумки, я уже заканчивала изучать последнюю карту дверей в своём планшете.

- Ты что так долго? Думала уже посылать кого-нибудь на розыск.

- А связаться со мной не догадалась? – удивился Олег.

- Неа, - усмехнулась я. – Отвыкла.

- Да уж, мы тут скоро вообще отвыкнем от нормальной жизни, - печально покачал головой Олег.

- Я спросила, почему ты так долго?

- Ну, пока дом проверил, пока счета оплатил. Потом в агентство съездил. Ребята узнали, что ещё неопределённо долго будут существовать без начальства, и сильно взбодрились. Они там опять на налоговый штраф налетели, а так всё нормально. На обратном пути заехал в магазин, купил свиных котлет на косточке. Дома замариновал, обжарил, запёк в духовке и, наконец-то, поел по-человечески…

Я оторвалась от карты и взглянула на Олега. Он блаженно улыбался, как сытый котяра.

- Ну, поел, так поел, и нечего дразниться, - буркнула я. Олег делал мясо так, что сожрать можно было вместе с тарелкой.

Олег открыл одну из сумок и достал контейнер-термос и пакетик с десятком пластиковых вилок.

- Давай, ешь скорее, должно быть ещё горячее.

- Ух ты! – я открыла контейнер. Лежащий там свёрток фольги действительно был ещё горячим. – А нож?

- Я тебе уже порезал, - улыбнулся он.

Я развернула, обжигая пальцы, и задохнулась от невероятного аромата молотых травок, которые Олег смешивал по своему собственному рецепту.

Мяса было много. Я ела, а Олег сидел напротив, подпирая голову рукой, и одобрительно смотрел на меня.

- Олежка, это с ума сойти как вкусно, но в меня не влезет, - жалобно сказала я, осилив половину.

- Влезет, - строго возразил он. - Ты посмотри, что от тебя осталось за эти две недели. Ешь, ешь.

- А Лерка как же? А Юра?

- Юра обойдётся, - отмахнулся Олег. – Поселился в своём поместье, и пусть его там кормят, я ему туда ничего не повезу. А для Лерки отдельный контейнер. Я просил, чтобы он срочно его забрал. Надеюсь, придёт. Не придёт – сами съедим. Так что ешь. Я сейчас тебе чай заварю. Не здешние табачные опилки, а нормальный.

Да уж, когда о тебе заботятся, ничего плохого в этом нет.

В нашем семействе всё было поставлено с ног на голову. У меня по части домашнего хозяйства были большие проблемы. Я ничего не умела, да и не хотела уметь. Виной всему - непреодолимая лень, руки не из того места и голова с крышей набекрень. Если я на некоторое время оставалась одна в доме, то даже не пыталась вынуть что-то из холодильника и разогреть. Я просто забывала о том, что надо поесть, потому что всегда находились неотложные дела, или в жестокий депресняк вообще ничего не хотелось. А уж заставлять меня готовить никто даже и не осмеливался. Результат мог быть опасен для жизни.

В нашем доме хозяйничали мужчины. Юра всё умел и никогда не отказывался, но всё у него происходило как-то нервно, и на кухню, когда он там что-то делал, лучше было не заходить вообще. Там не оставалось ни одного свободного и ни одного живого места, и убирал кухню Юра потом в три раза дольше, чем кашеварил. Олег же был виртуоз. У него всё получалось настолько легко, просто и незаметно, что не успеешь глазом моргнуть, а уже вкусняшка на тарелке, очистки в ведре, плита протёрта, а кастрюли чистые, и всё это точно к ужину.

Мясо я всё-таки прикончила. А потом большую чашку моего любимого чая с мелиссой.

Не знаю даже, что меня больше тронуло: вкусная еда или взгляд Олега, наблюдающего за мной с лёгкой, немного грустной улыбкой.

- О, Лерка пришёл, - встрепенулся Олег и повернулся к двери.

Сын вошёл и тут же потянул носом воздух.

- Я опоздал? – огорчился он, глядя на растерзанную фольгу на столе.

Олег рассмеялся и достал из сумки второй контейнер.

- Спасибо, пап! – повеселел Лерка и в ответ достал из нагрудного кармана маленький носитель данных для планшета. – Мам, это тебе дядя Юра передаёт. Служба безопасности подняла старые архивы последней войны. Там хранились карты, составленные вручную лучшим тогдашним спецом по дверям. Их оцифровали и наложили на самые свежие официальные карты. И вот это, что я принёс, самая полная карта дверей Первого мира. Её надо бы сверить. Не каждую дверь, конечно, это невозможно, но выборочно. И обратить внимание на пустоши. Действительно ли там до сих пор ничего нет.

- А кто будет этой сверкой заниматься, у дяди Юры нет идей? – проворчала я, принимая данные и вставляя карточку в свой планшет. – После того, как он ликвидировал специалистов…

Лерка тяжело вздохнул:

- А вот как раз они бы тут не помогли. Дядя Юра сказал, что главная задача - проверить, не появились ли за последние двадцать лет новые неучтённые двери. А если появились, то как, когда, и чьих это рук дело. Проверять должен независимый специалист, незаинтересованный в подтасовке результатов сверки.



Наталия Шитова

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: