Ближний круг

Размер шрифта: - +

Ближний круг. Продолжение 8

* * *

 

Я прилетела в поместье Юры настолько быстро, что буквально наступала на пятки охранникам, которые занимали свои посты вокруг просторного блока на втором этаже. Лерка действительно отдал все необходимые распоряжения. Меня пропустили без проволочек, и я вошла в блок без постороннего сопровождения.

Юра сидел в кресле под тускло горящим светильником, положив ноги на низкий столик, и смотрел в стеклянную стену. Днём из зала открывался вид на зелёную опушку леса. Сейчас в полной темноте за окном ничего не было видно, и Юра, видимо, любовался своим отражением в стекле. Рядом с его ногами на столике стояла бутылка и пузатый коньячный бокал.

- Собираешься отметить?

Юра приподнялся и обернулся на меня.

- Нечего отмечать. Но надо как-то успокоиться, - он угрюмо взглянул на меня. – Местные седативные я плохо переношу. Остаётся напиться.

- А ты не палил бы из пистолета в людей, так и успокаиваться не надо было бы.

Он скривился, промолчал. Потом опять взглянул на меня и уточнил:

- Тебе налить?

- Не надо. Я не за этим приехала.

Юра снял ноги со стола, взял бутылку, свернул пробку и плеснул немного в бокал.

- Ну тогда садись и рассказывай, зачем приехала. Я ещё даже отдышаться не успел от подъёма по лестнице, а ты уже тут.

Я села в соседнее кресло.

Юра отставил бутылку, откинулся на спинку кресла и отхлебнул из бокала.

- Расскажи мне, почему ты это сделал? Почему убил Мая?

- Так было нужно. И сколько бы ты ни спрашивала, я ничего не смогу тебе сказать, помимо этого. Так было нужно. Всё, Катя.

- Но ведь ни при чём все эти двери, сканеры, превентивные меры. Да?

- Нет. Это были именно превентивные меры.

- Так какую угрозу представлял собой офицер Май? И задверцы?

Юра поднёс бокал к губам, глотнул, взглянул на меня поверх стекла:

- Ничего я тебе, девочка моя, не скажу. Помимо того, что я всего лишь сделал то, что нужно.

Он снова потянулся к бутылке и наполнил бокал весьма щедро.

- Точно не хочешь? – качнул он бутылкой.

- Юрка, если вспомнить, что ты за последнее время сделал, то я столько не выпью, чтобы всё это забыть.

- Тебе не надо ни вспоминать это, ни забывать. Это не твоя проблема. Это моя проблема.

- Юра, ну давай без дыма. Вот ты как считаешь… Я выслушаю это твоё «так было нужно», возрадуюсь и уйду вприпрыжку? Или буду бесконечно задавать себе вопрос «почему»?

Юра отставил опустевший бокал.

- Так что?

Он нахмурился:

- Катя, я знаю, что когда тебе нужна информация, то ты любой разговор превращаешь в пытку. Можешь продолжать меня пытать, конечно, но это бесполезно. Я слишком тёртый калач. Ни тебе, ни ещё кому из вас я ничего не буду объяснять.

- Почему?

- Потому что сказать правду я не могу, а сочинять враньё не хочу.

- Почему не можешь сказать правду?

Юра наклонился к столу, добавил себе ещё коньяка. Полбутылки уже как не бывало.

- Потому что я переживу, если меня сочтут вздорным спятившим стариком-самодуром. Я переживу, если моя семья будет считать меня убийцей и параноиком. Я даже переживу, если вы отдадите меня под трибунал и упечёте в какой-нибудь каземат вместо этого милого домашнего ареста. Но я не имею права провоцировать большие проблемы. Поэтому не пытайся ничего из меня выудить. Я не скажу всё равно.

- Разве нам не положено знать об угрозе, которой мы, по твоим словам, подвергались?

- Катюша, поверь мне, пожалуйста: не в этом случае.

- Кого и от чего ты пытаешься уберечь?

Юра улыбнулся и покачал головой:

- Можешь выворачивать свой вопрос так и эдак, я просто умолкаю.

- Если бы я не знала тебя, я бы сказала, что ты всё это делаешь под давлением. Но я же знаю, что давить на себя ты никому не позволяешь.

- Бывает ещё давление обстоятельств, - опять грустно улыбнулся Юра и, отставив опустевший снова бокал, потянулся за сигаретами. – Тут позволяй, не позволяй – ничего от меня не зависит.

- Ну, молодец ты, что тебе сказать, - слова вырвались с горечью. – Спасибо, ты и нам всем отличные обстоятельства создал. И мне лично. Знаешь, насколько легче, когда есть под рукой человек, который всегда придёт, когда необходимо? Ты сегодня этого человека расстрелял.

- Ты уж меня извини, что приходится напоминать тебе об этом, - с упрёком заметил Юра. - Но может быть ты всё-таки не заметила такую мелочь… У тебя всегда были, есть и будут как минимум трое под рукой, которые всегда придут, когда необходимо. Мало того, им и приходить особо не надо, они вообще всегда рядом и никуда не уходят. Если что, я намекаю на твоего брата, твоего мужа и твоего сына. И такое маленькое неудобство, как исчезновение с горизонта офицера Мая не должно сильно осложнить твою жизнь.

- Маленькое неудобство?! Да как же тебе не стыдно?! Юра, а это вообще ты? Я тебя не узнаю!

Брата всегда коробило, когда я делала или говорила подобные вещи. Хорошее от плохого он умел отличить и огорчался, когда мне это в очередной раз не удавалось.

Он проворчал что-то неразборчивое и пожал плечами.

- Май был наставником и другом для Лерки. Он мне блоки снял, а это вряд ли ещё кому-то было под силу. Он только что Олежку спас. Он нас всех научил очень полезным вещам. Мне с ним было спокойно и надёжно, как будто это Валера снова рядом!

Юра окаменел, глядя на меня с ужасом. Потом резко вскочил. Я тоже поднялась на ноги.

- Ну, вот что, - сурово сказал он. – Хватит бред нести!.. – у него сорвался голос. – Это уже слишком даже для тебя! Не вздумай кому-нибудь этот вздор повторять!

- Я всего лишь сказала родному человеку, что чувствую. Я всего лишь тебе сказала… - хотелось не то разреветься, не то придушить брата. А по правде – хотелось и того, и другого. – Ладно, чего уж там, пусть будет бред.



Наталия Шитова

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: