Ближний круг

Размер шрифта: - +

Ближний круг. Продолжение 13

* * *

 

- Что это за гадость? – я откусила кусочек от огромного серо-коричневого пряника, напоминающего, скорее, сухой собачий корм.

- Чертячий хлеб, - засмеялся Валера. – Примар подкидывает на пропитание.

- Почему чертячий?

- А потому что только чёрт знает, из чего он слеплен… Ты ешь, давай, не привередничай. Съешь, сколько сможешь.

- Нисколько не смогу.

- Значит, ты ещё не голодная. Просто здесь редко можно отыскать что-то другое. Иногда нас балуют нормальной едой, но нечасто.

Я была очень голодная. Но я вернула ему надкусанный пряник, а то, что осталось во рту, скорее запила водой и с отвращением проглотила.

Валера без возражений убрал кусок в свой заплечный мешок:

- Вообще-то тебе надо есть. Так что, когда ты это осознаешь - скажи. Дам его тебе обратно. Это твой кусок, я к нему не притронусь.

Нормальной едой Валера, видимо, называл печенье со вкусом топлёного молока, которым его мешок был набит сутки назад. За эти самые сутки мы вдвоём его прикончили. Сегодня утром вместе с дровами Валера принёс этот страшный на вид, вкус и запах «хлеб».

В Валеркином сарае мы провели уже четыре ночи. Ни внутри, ни снаружи ничего не изменилось. Хорошо ещё, днём было совсем не холодно, и можно было не жечь в тазу палки и сучья.

Умываться пришлось в ручье, который протекал за сараем. Ручей был глубокий, но очень холодный. Согреться после такого умывания было нечем. Переодеться тоже не во что.

Мне больше «кино» не показывали. А Валерка с утра пролежал почти полтора часа с открытыми невидящими глазами, уставившись в потолок. Потом он всё-таки зашевелился, встал, надолго ушёл из сарая, а потом, наконец, вернулся, то я спросила, о чём был его «фильм». Он ответил, что меня это никак не касается. На вопрос, а расскажет ли он, если меня будет касаться, обещал обязательно рассказать. Я ему не поверила.

- Как ты тут выдержал пятнадцать лет?

Он неопределённо повёл плечами:

- Трудно только в том случае, когда понимаешь, что из положения может быть какой-то выход. Тогда начинаешь его искать и тяготишься всем, что тебя окружает. А когда знаешь, что выхода нет, просто плывёшь по течению.

- То есть сдаёшься?

Валера серьёзно посмотрел на меня:

- Скорее, начинаешь принимать обстоятельства.

- Это и есть сдаться. Значит, ты сдался?

- Ну я же вырвался, когда понадобилось.

- Это тогда. А теперь? Вот ты снова здесь. Ты сдался?

Валера промолчал.

- Ты только не обижайся, - сказал он вдруг, отводя взгляд. – Но лучше бы ты позволила Орешину тебя поймать. От него ты сбежала бы, так или иначе. Это было бы для тебя реально и выполнимо... А тут я даже не представляю, как вернуть тебя назад.

- А меня не надо никуда возвращать.

- Тебе не место здесь, - покачал головой Валера.

- Здесь никому не место. И в первую очередь Лерке здесь не место. Я должна его отсюда выцарапать.

- Катя... Всё, на что мы с тобой можем рассчитывать, это на то, что Примар выкинет его в кольцо, а нам удастся его отыскать. И мы хотя бы сможем держаться все вместе. Но, увы, ни на что большее.

- Посмотрим.

Он молча покачал головой. Посидел немного, потом всё же сказал, будто через силу:

- Отсюда нельзя выйти иначе, чем по воле Примара. Если мы хотим вернуть Валарда назад, надо будет просить Примара.

- Я не собираюсь его просить.

- А значит, вам отсюда не выбраться.

- То есть ты сдался за нас обоих сразу? И за меня тоже?

Он печально усмехнулся:

- Просто я кое-что понял об этом месте. Если хозяин кольца выхватывает тебя из естественного хода вещей, это что-то ломает и в тебе, и вблизи тебя. И лучше тебе никуда отсюда не рваться, иначе этот разлом поползёт дальше, к тем, кто тебе дорог. Не хочешь напакостить тем, кого любишь – сиди здесь, смотри кино. Скрипи зубами, сгрызай пальцы, но сиди здесь, в кольце, и лучше не пытайся ничего изменить.

- В чём-то ты прав. Я давно знаю, что меня нигде не должно быть. Если бы не прихоть Примара, от меня давно осталась бы смутная память. Но я никогда не буду просто сидеть и смотреть кино. Учти это, Валера.

Валерий тяжело вздохнул:

- Вот так всегда, сколько тебя помню. Всё поперёк.

- Ладно, Валерка, не переживай. Не представляешь, как меня вернуть – и не надо. Это сейчас не актуально. Я сейчас назад не собираюсь. Это даже хорошо, что так вышло. Я искала способ, как сюда попасть. Я его неожиданно нашла.

Он укоризненно покачал головой:

- Какая же ты упрямая. Никогда никого не слушаешь.

- Да уж, какая есть. Вряд ли кому-то удастся это изменить...

Он вдруг подался вперёд, наклонился и оборвал мои слова поцелуем. Потом обхватил и привлёк к себе, уткнувшись мне в шею.

- Не надо, Валера. Нет.

- Я не сделаю тебе ничего плохого, - прошептал он мне в ухо. – Ты мне очень, очень нужна...

- Отпусти немедленно.

Он разжал руки.

- Почему ты так со мной? – спросил он через некоторое время. – Ведь больше нет нужды притворяться. Можно стать самими собой.

- Я и не притворяюсь. Зачем бы мне?

- Тогда почему?

- Разве это непонятно? Я убила тебя. Двадцать лет назад. Ты забыл? Я тебя убила.

- И что за беда? - просто сказал он. - Я же люблю тебя.

- Может быть, ты и любишь. Но простить, то, что я сделала, невозможно. Поэтому не пытайся.

Валера закрыл лицо ладонью и долго так сидел, почти не дыша.

- Да за что мне тебя прощать? Ты совсем забыла, что я убил тебя первым, - нашёл он, наконец, последний аргумент. - Я первым оставил на тебе отметины от выстрелов. И из-за меня произошло всё остальное.

- Ты делал всё вслепую, оставаясь под властью чужой воли. Меня же никто не заставлял подчиняться Примару. У меня был выбор. И я любила тебя больше всего на свете.



Наталия Шитова

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: