Ближний круг

Размер шрифта: - +

Ближний круг. Окончание

* * *

 

Я проснулась не в больничной палате, а в небольшой светлой комнате, где было тихо, и приятно пахло цветами. В кресле, придвинутом к моей постели, сидел Юрка и читал книгу.

- Юра?

Он откинул книгу в сторону и подался ко мне.

- Где Олег? Что с ним?!

- Ну-ну, сестрёнка, - Юра мягко придержал меня за плечи. – Всё с ним в порядке. Я его прогнал поспать, он всю ночь тут просидел. Придёт сейчас, не волнуйся, - Юра успокаивающе потрепал меня по руке. – Как ты себя чувствуешь?

- Да нормально вроде... – пробормотала я, прислушиваясь к себе, посмотрела на свои руки, пощупала плотную ткань странной сорочки с чужого плеча.

Я ещё раз огляделась вокруг. Небольшая угловая комната с двумя окнами, нежные кремовые стены, огромный вазон с белыми розами на низком столике в углу. Какой-то маленький, почти игрушечный диван под окном, а на нём преклонных лет мягкий голубой заяц с бантом.

Кровать, на которой я лежала, была явно поставлена специально для меня. Она занимала половину комнаты и была тут лишней.

- Юра, где это мы?

- Это была твоя детская... – ответил брат. - То есть Рэсты. Комната маленькой Рэсты. Ты не помнишь, конечно же.

Он очень грустно улыбнулся.

- Нет, не помню, - согласилась я и снова посмотрела на голубого зайца. Комнату я не помнила, а вот заяц почему-то не казался таким уж чужим. – Почему я здесь?

- Тебя пять дней подержали в коме, чтобы ты спокойно лежала, пока снимали воспаление, убирали гематомы и вправляли диски. А вчера сказали, что сегодня ты должна проснуться. А уж мы-то с Олегом знаем, что, если ты проснёшься в больнице, мы огребём по первое число. Забрали тебя сюда.

- Почему сюда? Почему не домой?

- Тебе надо ещё несколько дней полежать.

- Юра, я домой хочу!

Юрка нахмурился:

- Слушай, давай без капризов. Дома за тобой присматривать некому, кроме Олега. А он уже и так еле живой, мне его жалко. А тут я буду за тобой приглядывать, пока Олег на работе. Меня же ты допустишь до своей персоны? Мои руки ведь не чужие?

- Нет, конечно, не чужие, - опять согласилась я.

Я закрыла глаза и замолчала.

У меня ничего не болело, но чувствовала я себя отвратительно. Где-то внутри снова пульсировала невидимая струна, толстая и упрямая. И вроде бы ничего плохого она не делала, просто давала о себе знать «Я тут!». Она поселилась где-то между лопаток и резонанс от вибрации бил по сердцу, по лёгким и даже по желудку.

- Катя, что такое? Ты так дрожишь. Замёрзла что ли? – разволновался Юрка и попытался укрыть мои плечи.

Я резко повернулась на бок и свернулась в клубочек. Дрожь не проходила.

- Нет, Юра, мне не холодно, - пробормотала я. – Но мне очень-очень плохо, Юрка, я сама не знаю, почему. Ничего не болит, но мне плохо. Я не могу тут лежать. Я не могу тут находиться… Я хочу уйти отсюда. Ты мне поможешь встать?

- И думать забудь! – ужаснулся Юрка. – Тебе нельзя! Ни стоять, ни даже сидеть пока нельзя. Никакой нагрузки на позвоночник. Ты что, хочешь, как я, с костылями ползать? Ну ладно, мне, допустим, пули из позвоночника вытаскивали, но ты-то что, хочешь сама себя по глупости своей загубить?!

- Юра, не могу я тут оставаться!

- Вот что, сестра, послушай меня! - сурово и резко оборвал он меня. – Если я тебе это не скажу, никто не скажет. Олег так и будет вокруг тебя порхать, он на тебя дыхнуть боится. Лерка потвёрже парень, он бы с тобой разобрался, но ему не до этого сейчас. А я скажу… Брось над ребятами издеваться! Эти твои «хочу-не хочу» всем уже поперёк горла. Бери себя в руки. Делай то, что нужно. Нужно лежать и беречь себя – лежи и береги. Без нытья!

Юрка смотрел мне в глаза, проверяя, доходит ли до меня.

- Катя, твоего ребёнка еле спасли! Было бы дело не здесь, а дома - всё, беда… Только на четвёртый день нас заверили, что всё обошлось. А трое суток знаешь, что тут творилось? Можешь себе представить, что с Олегом было? И куда ты опять рвёшься? Хочешь ему всё это повторить?

- Не хочу.

Юра перевёл дыхание и заговорил мягче:

- Вот когда врачи разрешат, Олег сразу тебя заберёт. А пока лежи тут, что тебе неймётся? Ты ж не где-нибудь, у брата в доме. Комната такая славная, уютная. Розы какие тебе Бертан притащил, посмотри...

Я всхлипнула.

- Всё будет хорошо, Катюша. Только подумай и о нас немного.

- Юра! – я взглянула на него. - Юра, я пыталась её вытащить. Я правда пыталась!

- Я знаю, - он судорожно сглотнул. – Знаю.

- Я сделала что-то не то. Я хотела, чтобы она просто спряталась и вышла из этой заварухи. Но она полезла сражаться вместо меня. Прости меня, Юрочка...

- Тихо, тихо, всё, - Юра легонько сжал моё плечо. – Всё, не надо об этом.

- Она хорошая девчонка была. Она Лерку собой закрыла...

- Успокойся, сестрёнка. Я же отсюда всё видел, да мне ещё и не по одному разу рассказали, как и что, - вздохнул Юра. – Ни к чему повторять, правда. Тяжелее только становится.

В комнату вошёл Олег, Юрка встал ему навстречу.

- Всё, спасибо, Юра, иди! – сказал Олег и встретился со мной взглядом. – Катюша!

Он тут же забыл про Юрку, бросился к постели и склонился ко мне.

- Привет, птаха! – его губы коснулись моего лба, глаз, виска, щеки... – Что ты плачешь, маленькая? Болит что-нибудь?

Я только расслышала, как захлопнулась дверь за Юркой.

- Олежка!..

- Да? – он чуть отстранился, поглаживая пальцами мою щёку и стирая следы от слез.

- Что со мной, Олежка?

- Ты очень сильно ушиблась. Тебя хорошо подлечили. Полежишь ещё несколько дней, и будешь опять ходить, но медленно-медленно и осторожно-осторожно. И с ребёнком всё в порядке, - улыбнулся Олег.



Наталия Шитова

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: