Близкий враг

Глава 8.

     Через некоторое время адвокат начал оглашение завещания. Там было очень много текста и перечисления имущества, поэтому половину я пропустила. А вместо этого меня все никак не покидала мысль о жене Дмитрия. Мой дядя с женой, тетя с мужем, братья и Килиан - все пришли, но его жены нет. Возможно, она умерла, никто о ней даже ни разу не упомянул, может быть, для них это больная тема.

     Я услышала, что Гродинский начал говорить обо мне:

     - … Своей дочери Веронике я оставляю: дома в Лондоне, Франции, Санкт-Петербурге, Вашингтоне, Стамбуле, Москве и Пекине;  квартиры в Лос-Анжелесе, Нью-Йорке, Новом Орлеане, Анкаре, Токио и Риме; двадцать пять процентов всех имеющихся у меня акций; денежные средства в размере пятисот миллионов долларов, - объявил адвокат. Сказать, что я была в шоке - ничего не сказать. Столько лет он даже ни разу не захотел со мной увидеться, а сейчас … Я просто ничего уже не понимаю, в его поступках полностью отсутствует логика. А тем временем Юрий Алексеевич продолжил. - Но помимо размещения наследства, Дмитрий указал условие для его получения. Если условие не будет соблюдено, все пункты завещания становятся недействительными и все имущество, что в нем указано, уйдет в различные благотворительные фонды.

     - Что? - недоумевал один из моих братьев. Надо выучить их имена, а то так сложновато их различать. - Даже после смерти он продолжает контролировать все наши действия.

     - Дэн! - укоризненно заметил адвокат. Так, хорошо, одного запомнила: вредный, придирчивый зануда Дэн. - Дай мне сначала прочитать условие и потом уже ты будешь выплескивать все свои эмоции, - сказал Гродинский. - Теперь я могу продолжать? - на этой мой братец лишь махнул рукой и демонстративно отвернулся.

     - Он все понял, - сказала женщина, стоящая рядом с моим дядей. - Так что там за условие?

     - Все четверо детей Дмитрия должны проживать в одном доме в течении одного года, - ошарашил всех Юрий Алексеевич. А после этого начался какой-то сумасшедший дом, все стали кричать, что-то доказывать адвокату, а у меня просто очень разболелась голова. Я решила уйти отсюда, все-равно все были очень заняты спором, так что моего отсутствия они не заметят.

     Выйдя в коридор, я увидела открытую дверь в сад и решила осмотреться. И там было, на что посмотреть. Это место напомнило мне сад Бутчартов в Канаде. Мы были там года три назад, и это единственное, что понравилось мне из всей поездки.

     Особенно схожа была лестница, ведущая куда-то наверх и  обросшая разнообразными цветами. Наверное, дом находился на подступе к склону, так как лестница была встроена в землю, как будто вырастая из нее. Мне стало интересно, что находится наверху, поэтому я стала подниматься вверх. И то, что предстало передо мной просто захватывало дух: огромный пруд, вокруг которого росло множество деревьев, почти пряча водоем. Больше всего к себе привлекало внимание дерево на другом берегу, у которого были необычно яркие бардовые листья. Это место было волшебно. Кто бы его не спроектировал заслуживает аплодисментов, это действительно великолепно.

     Не далеко от себя я увидела скамейку и села на нее. Только сейчас до меня начало доходить, что от нас требовал Дмитрий. Да, я хотела позлить их семью, согласившись принять наследство. Но жить с ними? Не думаю, что готова к этому. Да и они тоже не особо этого желают, если судить по тому, как они начали кричать. Но, с другой стороны, мне бы хотелось их узнать. Знаю, многие скажут, что я не в своем уме: сначала хочу причинить им боль, а сейчас говорю такое. Но… Кроме мамы, Александра и Макса у меня никогда никого не было, а сейчас вообще остался один Воскресенский. И пусть все считают меня холодной стервой, но я тоже имею чувства и мне тоже бывает одиноко.

     Когда я узнала про Дмитрия и его семью, то разозлилась и говорила всем, что не хочу их видеть, но в это же время я стала представлять какие они, понравлюсь ли  им. Даже перед этой встречей я сделала маникюр, прическу, макияж. Перемерила половину гардеробы, и в итоге поехала и купила это новое синее платье. Я старалась быть идеальной, хотя продолжала убеждать себя, что мне плевать. Глупо это отрицать, знаю.

     Возможно, затея моего отца не так уж и плоха. У меня будет время узнать их всех поближе. Начав думать о переезде, я вспомнила об отчиме. После того, как нас посетил адвокат, он рвал и метал. Говорил, что это очень опасные люди и пытался меня отговорить встречаться с ними. Но после долгих споров все же разрешил мне прийти сюда, но только с условием, что охранники не отойдут от меня ни на минуту. Кстати, где они? После того как я столкнулась со своим братцем в дверях дома, я их больше не видела. Может быть охрана этой семейки не пустила их в дом? Эта мысль вызвала у меня смех и дала повод задуматься, что я даже не знаю какая фамилия у этой семьи. Нужно будет у кого-то спросить.

     Все мои размышления прервал чей-то спор. Подойдя ближе, я увидела всех троих братьев и Килиана.

     - Ник я не понимаю, чего тебе не нравится, это же просто замечательно, - пытался внушить брату, по-моему, Адам.

     - Что замечательного в том, что мы будем жить с ней? С этой истеричной дурой? - начал кричать Николас. - Она нас ненавидит, ты сам виде, как она меня оскорбляла. Как мы с ней уживемся?



Tessiya

Отредактировано: 13.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться