Близнецы. Взрослые игры

Размер шрифта: - +

КАК ТЫ МОГЛА?

Немного успокоившись, несколько раз вздохнув полной грудью и пересилив свой гнев, подошел к смятому снимку, валявшемуся в углу моей комнаты. Подняв его и распрямив, вгляделся в такое до боли знакомое и до сих пор любимое лицо. Воспоминания тут же ударили в голову, вернув меня в тот самый день, когда было сделано это фото. Я прекрасно помнил его и вряд ли вообще забуду когда-нибудь, вновь и вновь возвращаясь в теперь такое далекое прошлое.

Была середина мая, когда мы впервые встретились, гуляя в парке Кадриорг. Ярко светило солнце, и его лучи нещадно пекли нас, размазывая, как краски на холсте. Весенняя духота извещала нас, что возможно будет гроза. Я сел на скамейку, пытаясь хоть как то уместиться на том маленьком участке спасительного тенечка. Рядом со мной примостились Максим с Витей. В тот же самый момент я услышал заразительный женский смех. Такой звонкий и манящий. Он привлек не только мое внимание. Казалось, что все, кто в тот момент находился поблизости, смотрели на трех веселых девчонок и не скрывали своего любопытства, следили за ними.

Я же в свою очередь, как и мои братья, изможденные духотой, молчал и лениво следил за подругами. Полностью поглощенный изучением и внимательным осмотром девчонок, все чаще и чаще начал ловить на себе любопытный взгляд одной из красавиц. Затем они подошли к нам и попросили их сфоткать. После чего у нас собственно и произошло знакомство, перевернувшее всю нашу с Виктором, дальнейшую жизнь.

Кадриорг стал нашим излюбленным местом встречи. Там мы пропадали целыми днями напролет, дурачась и просто отдыхая на природе. Даже огромные толпы туристов не нарушали нашу идиллию. Максим изредка составлял нам компанию. Он был старше нас с Витей на пару лет. Видимо поэтому наши взгляды и интересы разошлись. Единственное что меня потом удивило, так это то, что он начал встречаться с одной из тех девочек. Ее звали Анна. Она была черноволосой, со слегка смуглой кожей и такими же темными, но узкими глазами. Подружки ласково называли ее «мулаточка». Дело в том, что ее отец был эмигрантом с Южной Африки, а мать азиаткой. Несмотря на это, девочка превосходно знала русский язык.

Вторую подружку заинтересовавшей меня красавицы, звали Виктория. Она была коренной эстонкой. Рыжие брови, пронизывающие серые глаза, веснушки и невероятно острый нос с тонкими губами на лице, не скрывали ее утонченность. Вика была так же невероятно прекрасна и ни в чем не уступала по яркой внешности своим подругам. Именно она сделала этот снимок, который теперь лежал долгое время спрятанным в книгу. Как сейчас, помню, после того как Макс и Анита начали встречаться и покинули наше общество, мы стали проводить время вчетвером.

После того, как это фото распечатали и отдали мне, я понял, что безнадежно влюбился, но боялся признаться в этом сам себе. Каждый вечер, ложась спать, доставал этот снимок и любовался пленительной улыбкой моей любимой нимфы и невероятно чарующим блеском ее глаз. Так продолжалось около месяца. Все изменилось неожиданно. Высокая температура и кашель свалили меня с ног. Я сильно заболел и остался дома. Всю неделю меня мучили подозрения что, что-то произойдет.

Так и произошло. В один «прекрасный» для меня вечер, Виктор пришел домой и внезапно признался мне по секрету, что влюбился. И не в кого-нибудь, а именно в мою любимую. В тот миг, когда он вошел ко мне в комнату, присел на край кровати и поднял на меня свои горящие и радостные глаза, понял, что не готов к такому повороту событий и не намерен сдаваться. Узнав о моих чувствах к той же самой девушке, Витя немного сник. Несколько дней брат не выходил из своей комнаты. Наверное, решал, как быть. Ну, а я, приложил все усилия, чтобы встать с постели и пойти на поправку.

Спустя несколько дней, я наконец-то вырвался на улицу. Первым делом, набравшись смелости, почти сразу позвонил белокурой бестии с зелеными глазами, покорившей меня с первого взгляда и пригласил ее прогуляться. Она с легкостью согласилась. Самое удивительное, что Лида с легкостью различала меня с братом друг от друга и никогда нас не путала, как другие. Возможно, именно это покоряло в ней больше всего. В общем, пригласил ее в кафешку перекусить. Там, набравшись смелости, признался ей в своих чувствах и предложил стать моей девушкой.

Она сидела, склонив голову вниз и закусив губу. Видимо не знала что ответить. А потом посмотрела мне в глаза и сказала, что ей надо подумать. Затем встала и, не говоря больше ни слова ушла, оставив свое, не допитое кофе и недоеденное пирожное. Я сник. Это было так печально и грустно, что мне даже не захотелось ее проводить. Еще через день, узнал, что Витя опередил меня. Зеленоглазая белокурая красавица, покорившая моё сердце навсегда, думала слишком долго. К сожалению, ее выбор пал на Витю, и я остался у разбитого корыта один. Меня будто окотило холодной водой. Своим решением Лида разбила мое сердце.

Я сделал вид, что все отлично, и мы просто остаемся с ней хорошими друзьями. Однако, постоянно делать вид, что все хорошо стало мучительно больно. Они улыбались, обнимались и целовались никого, не стесняясь. Несомненно, это сказалось и на мне. Некогда я смеялся над теми, кто говорил, что любит и ненавидит одновременно, не понимая, как такое может быть. Теперь, столкнулся с этим сам. Возможно поэтому, постепенно все-таки взял себя в руки и начал вести свою игру. По крайней мере, так мне казалось вначале.

Влюбленная парочка не понимала, как тяжело и болезненно я переносил все это. Моя ненависть, а вместе с ней и любовь, набирала обороты. Один раз мне пришлось стать свидетелем того, как брат страстно целует Лиду, а сама девушка, отвечая на его поцелуй, смотрела прямо на меня. Вспышка гнева ударила в голову моментально. С большим трудом я заставил себя остановиться от необдуманного поступка и попросту сбежал от них, чтобы больше не видеть этих лобзаний.

Помню, как вбежал в свою комнату и начал там все громить. В тот момент мне хотелось кого-нибудь убить. Перед глазами все время маячил яркий и пронзительный взгляд Карасовой. Об меня вытерли ноги, как об половую тряпку, все чувства разбились на мелкие осколки. Запутываясь в своих ощущениях, не понимая, что больше всего, люблю или ненавижу. Всем сердцем я возненавидел целый мир, а вместе с ним и своего брата. Тем не менее, всегда находя оправдания для белокурой бестии.



MaliMal

Отредактировано: 02.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться