Блоги

Размер шрифта: - +

Глава 14

Когда я добралась наконец до больницы, до конца часов посещения оставалось всего двадцать минут.

– Вы к кому? – сонно спросила меня дежурная медсестра.

Очки в квадратной роговой оправе и неторопливые движения делали ее похожей на черепаху. Я едва сдерживалась, чтобы не прикрикнуть. Драгоценные минуты уходили, пока она сонно разглядывала меня и пыталась разобраться, кто и я что здесь делаю.

– К Терешиной Людмиле, – сказала я, нетерпеливо поглядывая на часы.

С медлительностью, способной свести с ума, медсестра что-то проверила по большой тетрадке.

– Терешина в реанимации, седьмой этаж, – проговорила она вяло. – К ней пускают только членов семьи.

– Я ее тетя, – быстро сказала я.

Медсестра неторопливо подняла указательный палец и показала на круглые часы, висевшие на стене напротив.

– Сегодня нельзя. Приходите не позднее, чем за полчаса до окончания часов посещения. Следующий.

– Мне надо ее увидеть! – выпалила я. – Пожалуйста...

– Следующий, – повторила медсестра с сонной тупостью и отвернулась от меня.

Я рванула к лифту. Дайте мне добраться до седьмого этажа, а там я сама разберусь.

– Девушка, вернитесь... – донесся до меня недовольный голос дежурной медсестры, но двери лифта уже закрывались за мной.

 

В извилистых коридорах больницы было легко потеряться. Но, свернув пару раз не туда, куда нужно, я все-таки добралась до отделения интенсивной терапии. Я медленно шла по коридору, вглядываясь в одинаковые белые двери и гадая, какая из них ведет в палату Милы. Дверей было семь, и я даже не могла спросить, где лежит Мила, чтобы не возбудить подозрений.

Я дошла до конца безупречно чистого, пропахшего лекарствами коридора. Там, в глубокой нише у окна стояли маленький диванчик, кулер и искуственная пальма в кадке. Крошечный уголок спокойствия для измученных родственников. Я села на диванчик и только сейчас почувствовала, как устала. И морально, и физически.

Я приложила руку ко лбу. Голова пылала, и я едва соображала. Алина, Рита, Мила... Неужели это звенья одной цепи? Милу привезли в больницу в субботу вечером. Как раз тогда, когда я нашла тело Риты в актовом зале...

– Дарья Дмитриевна? – раздался совсем близко дрожащий голос.

Я вздрогнула. Рядом со мной на диванчик садился сухонький пожилой мужчина. На нем был старомодный коричневый костюм, а короткие седые волосы были всклокочены, как будто он несколько дней не причесывался.

– Вы меня не помните? – спросил он со вздохом. – Вы приходили с Милочкой ко мне в автосервис. Я ее дедушка.

Дядя Семен? – поразилась я и присмотрелась к старичку повнимательнее. Ну конечно. Это он, но резко постаревший. Все морщины обозначились на его уставшем лице, а из красных воспаленных глаз исчез былой блеск.

– Здравствуйте, – сказала я. – Как Мила?

– Все еще без сознания, – вздохнул он.

– Что говорят врачи?

– Что они говорят... Надо ждать. Организм молодой. Шансы есть. – У деда Семена задрожали губы – Если найду этого гада, собственными руками придушу.

– Вы не расскажете, что именно произошло?

Он глянул на меня искоса. Я торопливо объяснила:

– Мне только сегодня сообщили. Секретарь директора. Она сама толком ничего не знает.

– Никто ничего не знает. – Дед Семен шмыгнул носом. Он полез в карман, вытащил из кармана носовой платок, протер лицо. – Милочку нашли на лестнице в жилом доме. Восемь часов вечера была. Неудачно упала, ударилась головой. Вроде как ее столкнули. За что, кто это сделал, не ясно. Вещи все при ней были, ничего не украли. Может, кто спугнул гада.

– Вы думаете, это был мужчина?

– Ничего я не думаю. Гад он и есть гад. Неважно кто, мужчина или женщина.

– Что говорит полиция? – спросила я.

Но в полицию дед Семен верил так же мало, как и во врачей.

– Что они могут говорить... Ведется расследование. Толку от их расследования ноль. Камер снаружи понавешали, внутри консьержка сидит, а девчонку чуть не убили, и никто ни сном ни духом.

Он всхлипнул и закрылся от меня носовым платком. Я отошла к кулеру, налила в стаканчик холодной воды, выпила.

– Главное, непонятно, чего ее в этот дом понесло, – сказал дед Семен, и я вернулась на диванчик. – Никто из ее друзей там не живет. Она в школу вечером собиралась, кому-то что-то должна была отдать. Но, видимо, до школы так и не дошла.

Мила собиралась в школу. В субботу вечером.

Я похолодела. Что если Мила все-таки до школы дошла? Она могла следить за Ритой или за кем-нибудь еще. Могла оказаться в актовом зале. Могла увидеть то, что там происходило.

– В каком конкретно доме ее нашли? – спросила я. – Вы знаете адрес?

– Точно номер дома не помню. Это новая высотка на Сосновой. Там она одна такая, мимо не пройдете.

Высотка на Сосновой.

У меня перехватило дыхание. Я была там один раз. Когда навещала Тимофея Никольского.

– Даша, вы в порядке? – настороженно спросил дед Семен. – У вас такое лицо стало.

Я с усилием взяла себя в руки.

– Все нормально. Просто я кое-что вспомнила.

Я попыталась улыбнуться, но от деда Семена было трудно спрятаться.

– Это связано с Милой?

– Может быть, – осторожно ответила я.

Если бы у меня было хоть что-нибудь, кроме подозрений! Мне этих подозрений было достаточно. Я ясно представляла себе, как Мила следит за Тимофеем в школе, может быть, даже видит, как он разбирается с Ритой. Потом идет за ним домой, где он обнаруживает слежку и сбрасывает Милу с лестницы. А между тем удаляет блог Риты – удаленно, но очень своевременно. Это было похоже на правду. Но, прежде чем я скажу об этом кому-то другому, я должна раздобыть доказательства.



Виктория Кош

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться