Блоги

Размер шрифта: - +

Глава 18

Шторы были задернуты, из освещения остались только споты на кухонных шкафчиках. Я ходила по комнате, бесцельно перекладывала вещи с места на место. Майк ничего не говорил, но я знала, что он ждет меня. Ждет, когда я перестану суетиться и наводить порядок там, где его просто невозможно навести. Я чувствовала на себе его взгляд, и от этого приятное вязкое тепло разливалось по телу...

– Даша.

Его руки легли мне на плечи. Я вдохнула еле уловимый запах его туалетной воды – незнакомый мне запах. Стоит ли этому удивляться? Больше года мы жили отдельно друг от друга. За этот год с ним могло произойти все, что угодно. Другая туалетная вода всего лишь вершина айсберга. Что если у него была другая женщина...

– Для меня всегда существовала только ты, – тихо сказал Майк, и его руки скользнули ниже по спине и замерли на моей талии. – Только ты.

Я даже не удивилась. Майк всегда умел удивительно точно угадывать, о чем я думаю. Его дыхание согревало мой затылок. Я закрыла глаза и полностью отдалась ощущениям – его руки на моем теле, его губы на моей шее... как я жила без него целый год? Как я могла поверить в то, что смогу без него жить?

Майк подхватил меня на руки как пушинку. Я почувствовала непривычную силу его мускулов.

– Немного подкачался, – улыбнулся он. – Все равно было нечего делать по вечерам.

Я положила голову ему на плечо, блаженствуя в его крепких объятиях и отгоняя противную мыслишку о том, каким способом были созданы эти мускулы. Майк был рядом. Он улыбался мне, и говорил, что любит, и целовал меня. А я, уже успевшая забыть, какой он чудесный, заново открывала его для себя. Взмах ресниц, поворот головы, усмешка, прячущаяся в уголках губ, маленькая родинка на ключице... Я совсем забыла, как он красив и как он нежен, и было так здорово вспоминать все это...

Я заснула в его объятиях, хотя давала себе слово, что ни на секунду не сомкну глаз в нашу первую ночь. Но я слишком устала. Оказывается, от счастья тоже можно устать.

 

Утром меня разбудил поцелуй Майка, который принес в спальню поднос с блинчиками и кофе.

– Дашка, вставай. Пора в школу.

Я глотнула кофе, откусила сразу полблинчика, горячего, восхитительного, тонкого блинчика, посмотрела на часы... И тут же подавилась и закашлялась.

До звонка оставалось двадцать минут.

Я как пробка вылетела из постели. Заметалась по квартире с зубной щеткой в одной руке и юбкой в другой.

– Может, прогуляешь сегодня? – спросил Майк. Он стоял в двери и с грустью следил за мной. – Мне страшно тебя отпускать.

Я застыла на одной ноге, потому что на вторую я криво натягивала колготки.

– Хочешь, пойдем со мной?

– В школу?

Я кивнула.

Майк осторожно поставил чашку с кофе на стол.

– Если ты разрешишь мне немного поучить детишек...

Я бросилась ему на шею, и мы потеряли целых пять минут из без того короткого куска времени, что оставался до начала уроков.

 

Первый урок Майк мирно просидел за последней партой, игнорируя особо любопытных, которые то и дело оборачивались на него. На втором уроке он предложил сыграть с пятиклассниками в слова, и уже через пять минут вся группа смотрела на него влюбленными глазами, выкрикивая слова из урока с энтузиазмом, какого я никогда у них не замечала. Восьмиклассников он покорил рассказом о встрече с Сергеем Брином, а десятиклассников – о поездке в Голливуд. На самом деле Майк ездил в Кремниевую долину, а в Голливуде оказался на день и проездом, но по глазами учеников (и особенно учениц) было заметно, что они считают его суперзвездой.

У меня самой в присутствии Майка все получалось намного лучше. Обычно мне не хватало простых слов, чтобы объяснить сложные темы. Я сбивалась на трудные лингвистические понятия и только всех запутывала. Но сегодня слова находились сами собой, и даже у отстающих был не такой удивленный и непонимающий вид как обычно. Я чувствовала одобрение Майка. Он смотрел на меня с улыбкой и однажды поднял большие пальцы вверх.

Его появление не прошло незамеченным и для учителей. Когда я спустилась в учительскую, меня встретили градом вопросов.

– Дашенька, что это за молодой человек, с которым вы сегодня шли на работу?

– Симпатичный такой...

– Он наш коллега?

– Он не хочет поработать в школе?

– Кажется, вчера я его тоже здесь видела.

В другое время такие вопросы только бы взбесили меня. Но сегодня я была в слишком хорошем настроении, чтобы злиться. Сегодня эти вопросы были мне даже приятны. Я объяснила, что это мой друг, который полгода жил в Америке и с которым, как мне кажется, школьникам будет полезно пообщаться. Но мой ответ никого не обманул.

– Очень привлекательный юноша, – сказала Елена Николаевна, а ее ехидная близняшка добавила себе под нос:

– Вы прямо роковая женщина...

Но даже это не могло меня расстроить. Со мной был Майк. Какое мне дело до всех ехидных сплетниц мира?

Но испортить мне настроение – то, чего не смогла добиться Светлана Николаевна – сумел сделать другой человек. Когда я поднялась на пятый этаж с журналом и приятным головокружением после комплиментов в адрес Майка, я увидела, что он стоит в коридоре и разговаривает с Игорем. Разговаривает как старый приятель, мирно и заинтересованно. Мои ноги стали ватными, а в груди закололо от неприятного предчувствия.

Я забыла про Игоря. Я была так счастлива после возвращения Майка, что совсем про него забыла.

Я быстро подошла к ним и, не говоря ни слова, схватила Майка за руку и затащила в свой кабинет.

– Ты чего? – возмутился он. – Что о тебе человек подумает?

– Мне плевать, что он подумает! – выпалила я. – Я не хочу, чтобы ты с ним общался. Он ужасный.



Виктория Кош

Отредактировано: 29.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться