Блондинка и африканский бог

Размер шрифта: - +

Босая Наташка!

Голоногая Наташка отстреливается... Еще одна девушка Аврора - очень рыжая, намного выше среднего роста, и мускулистая, несмотря на скудную пайку. Тоже весьма симпатичная девчонка, с роскошными бедрами, подтянутой талией, не по-женски широкими плечами, и высокой грудью.

Крутая Августина ведет бой в одних трусиках и узкой полоской ткани на груди, гимнастерка разорвалась в клочья, и рассыпавшись в прах, а новое обмундирование, через Волгу не поставляют. Дай Бог перебросить еще боеприпасы, и капельку еды, для измотанных советских войск.

Так что Августина почти нагая, ее ноги исцарапаны, особенно колени. В подошву правой ноги попал осколок, и она болит, тяжело ступать.

Рыжая, пыльная, почти нагая Августина кривит свое смазливое, но вместе с тем и жесткое лицо. Девушка, стреляя, произносит:

- Над нами Господь, Москва и Сталин!

И срезает атакующих гитлеровцев, сама едва успевая, откатиться.

Из-за руин и узких улочек, грозным немецким танкам трудно развернуться. Вот почти двухсот тонные "Маусы" и вовсе не могут проехать...

Как и предполагала Светлана "Лев" проехал немного, и уткнулся кучу мусора. Раздался взрыв. Гусеница лопнула, отлетела пара поврежденных катков.

Раненный танк остановился и из его ствола вылетел снаряд...

Где-то громыхнул в отдалении, уйдя в руины. Блондинка Светлана, словно змейка прошипела:

- Вот это мой расчет! Открыли счет...

Девушка-капитан снова вынуждена отползать. Немцы и их сателлиты не могут использовать в завалах свой технический перевес. По вине упрямого Гитлера орды Третьего Рейха увязли в позиционных боях в довольно большом и хорошо укрепленном городе.

Замечательная Альбина швыряет гранату. Заставляя делать подбитых немцев или арабов сальто, перевертываясь. У одного из гитлеровских боевиков отрывает руку, и на ней висят, английские часы с компасом.

Альбина с улыбкой произносит:

- Что компас указует вам - путь в ад!

И красивая девчонка стряхивает с пыльной пятки, кусок прилипшей керамики.

Крутая Аврора тоже отряхивает пыль, со своей упругой, полной груди. Едва прикрытые тканью соски от грязи почти черные, и зудят. А попробуй помыться. Снова приходиться зарываться, когда строчат немецкие пистолет-пулеметы. И проползать по-пластунски.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 10.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться