Блондинка в офисе

Размер шрифта: - +

История вторая: «Упс!»

 

Я никогда не относилась к числу неловких девиц, попадающих в щекотливые ситуации. Пока не попала в приемную своего шефа. И тут неловкие ситуации посыпали на меня как из рога изобилия, словно кто сглазил. И живо прилипло прозвище – «шефова блондинка»…

Я еще от дня всех влюбленных не отошла, а тут 23 февраля и новый конфуз!

Нет, ну это же надо было додуматься заменить слова действиями?! Да еще и какими!

Второй месяц на новой работе, только успели в должности утвердить. Так нет же! Надо было у всех на глазах полезть целоваться к собственному шефу…

Дело было так. Поручили мне его поздравить. Цветы купили сами, мне доверили слова поздравительные произносить. И вот вся дружная толпа – двадцать голов управляющего состава собралась в нашей приемной. Вышел шеф, как всегда строг и сдержан, ни единой улыбки во взгляде. Чувство такое, не поздравляться вышел, умирать! Иные с таким лицом на расстрел идут. Кремень! И ветра, и бури, все таким лицам нипочем. Тем более двадцать рож улыбающихся подлиз и иждивенцев с букетом красных роз наперевес!

Все смотрят на меня, мол, поздравляй уже давай! И он смотрит. Сурьезный, хоть режь его, хоть коли. Тут меня и замкнуло. Забыла все начисто. Сплошной белый лист перед глазами. В этот момент и мелькнула мысль, а может, я его расцелую вместо пустых слов? Он не женат, а лет ему всего сорок пять, а я молодая и говорят «ничего так». Пока можно… и без пива. Мужик ведь! Ему будет приятно. И недолго думая!.. А зачем? Кинулась ему на шею. Звук звонких поцелуев. И все по русской традиции. Лобзала трижды! Но уже между первым и вторым поцелуями, увидав перекошенное лицо главбуха и оскал в тридцать два – юриста, заподозрила, что что-то не так…

Бледнею и отстраняюсь. Гляжу, а мой шеф зеленый. Главное всегда, каждое утро у него лицо нормальное, белое, а тут позеленело как у царевны лягушки! Зубы сцепил, желваки бегают по скулам, в глаза не смотрит. Избегает…

То есть – кошмар полный. Он ведь любитель взглядом давить.

– Благодарю. Можно было ограничиться и одним букетом. – Пресно изрекает, хватает цветочки, и легко кивнув всем в знак прощания, стремительно скрывается в своих хоромах.

Обалдевшая толпа врассыпную. Не сразу, правда. Еще на «пунцовую дуру» поглазели какое-то время. Пока я в туалет от них не сбежала.

Первую половину дня мечтала удавиться, или на худой конец, утопиться в аквариуме с рыбками, что подле меня под стенкой в приемной стоит. Но затем разглядела и в рыбьих глазах молчаливый укор и… Обиделась уже на рыб.

Вторую половину дня просто ждала окончания рабочего дня, чтобы убежать домой, забраться с головой под подушку и никогда больше не появиться в этом треклятом офисе!

Сбылось все, кроме последнего.

Я не буду подробно повествовать про следующие две недели. Потому как их можно описать одним емким словом: «позор»! Даже в буфет не ходила, чтобы как можно меньше людей могли обсудить меня за день. Обедала своим позором. Зато обедала им плотно.

По истечении этих двух недель каторги наступило 8 марта. Этому дню можно и отдельную тему посвятить, но я попробую кратко.

Та же приемная, те же…рожи… Нет, лица… Хотя… вы уж меня простите, но все-таки это были рожи! Только теперь поздравлял уже «он», шеф! А мужики управ состава как немые тени, за компанию с ним. Стоят, мычат. То есть – молчат, но порой что-то еще и «мычат». Итак, шеф! Всем дамам он вручает цветы, конвертики, жмет ручку, целует щечку. А как до меня дело дошло и, естественно, в последнюю очередь, все притихли от переизбытка интереса, а мы оба разом и, не сговариваясь, как покраснели им на радость! Что даже совсем непонятливым и тупым стало ясно, что между нами что-то есть, чего между нами, безусловно, нет! И тут у нашего кремня нервы сдали! Сунул мне конверт вместе с цветами, сухо пожал руку, хотел поцеловать как всех, но на полпути передумал, отчего вышел легкий поклон в мою сторону. А я как китайский болванчик кивнула следом, да силы кивка не рассчитала… Как цокнулись мы лбами!.. Звон стоял упоительный! От моей пустой, безусловно, не от его же – там мозгов полно. Им там даже тесно!.. Я потом остаток дня с пластырем на лбу ходила. Он же, как настоящий мужчина, не гримировался и гордо сиял синяком.

Вот с того дня и поползли черные слухи и уже навечно прилипло ко мне прозвище «шефова блондинка»…

Стала я с того памятного дня ждать, когда же он меня уволит. День жду, два жду, нервничаю, потому что понимаю, что с одной стороны – не будет он слухи про нас терпеть! Это его имидж строгого и непреклонного шефа подрывает. Точнее – разрывает! Вдребезги! На мелкие куски! А он, между прочим, интрижкам на рабочем месте дал бой! Смертельный бой. А тут его самого этим «запятнали»! Разъярится! С другой стороны, скоро ему станет жалко многострадальной оргтехники. Потому как у меня от нервного перенапряжения неумышленная вредительность повысилась. В одну неделю полегли от моих рук и шредер, и принтер, и сканер. Причем два последних в один день. Все! Сижу, каждый день как на мине и жду взрыва. Дождаться не могу. Уже бы уволил – я бы расслабилась, наконец. Другую работу стала искать. Плевать, что второй такой нет! Все же нервам полегче. А нет! Не увольняет. Все-таки не врут, что очень золотой в душе человек. Я поначалу думала, преувеличивают. Такой он с виду грозный! А он на меня смотрит, когда я к нему с очередной запчастью прихожу, сообщить о безвременной кончине его факса, например, и жалко ему меня безрукую, наверное. Боится, что такую никто больше терпеть не станет. Помру с голоду, а со мной заодно и мой сынуля… Потому он традиционно вздохнет тяжко и ничего мне не скажет. Я все мат от него жду, а он его для других случаев вероятно держит. А я упрямо жду и словно умышленно создаю другие случаи…



Taliana

Отредактировано: 08.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться