Блондинка в поиске

Пролог

 

Давид Беркович лежал на постели и смотрел в потолок. Никуда не хотелось идти и ничего делать. Наверное, заболел…

Так он думал. Даже сил сходить за градусником не было. И главное - желания никакого! Как-то все равно…

Покосился на широкую двуспальную кровать, которую редко эксплуатировал для сна, потому как ее ширина болезненно напоминала об одиночестве. Вот и спал обычно в кабинете…

Но сегодня он тут.

Посмотрел на идеально засланное покрывалом пространство и вздохнул. А потом позволил себе то, чего никогда не позволял. Немножечко пофантазировать… Вот вторая половинка постели уже не пуста. На ней лежит женщина, и тепло ему улыбается. Натурально у нее получилось, воплотиться на этой кровати. Да и улыбнуться, совсем как в жизни. И он, он тоже улыбнулся. В ответ…
Затем встал и ушел за градусником. Слишком убедительной вышла галлюцинация. Насторожило… Но не дошел до градусника, вернулся. Бегом пришлепал в спальню. Захотелось еще раз увидеть. Уже больше месяца не видел, не слышал, не знал. Как там она? Как ее ребенок? И что вообще неуместно, волновал даже ее пес? Хорошо ли он ест?.. Хотя тут точно нет повода для волнения, судя по ширине морды и объему пуза - наверняка хорошо. А вот ему, Давиду Эдуардовичу без этих троих уже и не елось почему-то, и очень плохо спалось...

-Да что же это такое! – посетовал он вслух и тут же сник.

В спальне ее не было…

В принципе все верно. Что ей тут делать? Она ведь ушла… Вернее, он сам ее выпроводил.

Повернулся, откинулся спиной на дверной косяк. Задумался. И вдруг увидел - она идет по коридору. Несет стопку белья из ванной. Чистого, накрахмаленного, как он любит. В домашнем халате, босая… Шлепает ступнями по паркетному полу и улыбается. Ему. На него смотрит. А перед тем как свернуть в гостиную, подмигнула. Задорно так, вроде с намеком.

Тут же прореагировал. На намек. Кинулся следом. Но когда достиг цели, оказалось, что в гостиной никого нет. Ни ее, ни любимого накрахмаленного…

-Ужас… С ума схожу. Брежу!

В панике приложил ладонь ко лбу и успокоился. Какое счастье – горячий! Это значит жар. А если жар, галлюцинации - это вполне нормально. Даже хорошо! Если жар высокий. А судя по галлюцинациям уже градусов сорок не меньше…

Шум на кухне. Какой-то стук. Кинулся. Но и там оказалось пусто. Стоял истуканом, чуть не плакал. Почему нет? Почему же ее тут нет?! Ведь кто-то же стучал!..

Хотя, это, наверное, соседи, по батареям…

В этот момент кто-то прыгнул на спину и воскликнул:

-Страшно?!

Резко повернулся…

Стоит, смотрит. И опять улыбается. Все время она улыбается!.. Если не плачет. И как у нее это получается? Где только силы берет постоянно улыбаться? А может быть, это только когда меня видит? Мне улыбается! И так хорошо стало, что потянулся обнять свою галлюцинацию…

И тут же испугался. Попятился даже.

-Чур, меня, чур! Уйди видение! Зачем ты вообще пришла? Ты же ушла!

-Что с тобой? – спросило видение, перестав улыбаться. – Ты меня пугаешь…

-Это ты меня пугаешь! – воскликнул и даже перекрестился, хотя у них не положено. Но у нее было положено вот и подумал, может от нее поможет?

-Зачем ты так?.. – жалобно ответила она и потянулась руками.

-Уходи! Уходи!..

-Ты меня… гонишь? - и так у нее это получилось горестно, так болезненно, что у самого сердце сжалось. Так обижать ни в чем неповинную... галлюцинацию.

Но было страшно, тревожно за собственный разум. Поэтому вновь махнул рукой и истерично потребовал:

-Уходи! Перестань мне мерещиться! – В ужасе зажимал лицо руками и умалял.

-Давид… Что с тобой? – спрашивало видение и ласково гладило его по рукам.

-Уходи! – Беркович взревел в ужасе.

Слезы стремительно потекли из глаз видения. Даже раньше он не видел в них такого горя. Они переполнились им за миг, так что это горе, казалось, затопило все вокруг. А потом, резко развернувшись, она побежала. Быстро и стремительно тая в процессе. Как дымка, как туман. И где-то в районе гардин, растворилась всецело.

-Таня! – закричал Беркович и кинулся следом. А добежав, стал ощупывать стену руками. - Бред… Я кажется, все-таки схожу с ума. Мне, нужен доктор.

Ощупал всего себя. Трижды проверил лоб. Зацепил по дороге в прихожую градусник с полки и заложил под мышку. А потом ушел к доктору…

Первое, что сделал доктор, это забрал все еще торчащий из подмышки Берковича градусник… Солидный терапевт лет шестидесяти. Приятный, круглобокий с проплешиной и в толстых очках. В общем, сразу видно – специалист! Возможно, не исключено, что лучший в своей отрасли! Если судить по ценам в прейскуранте, сомневаться не приходится…

-Что у вас? – спросил он.

-Галлюцинации…

-Так-с… понятненько, - бодро отозвался «лучший в своей отрасли», разглядывая градусник.

-Как там? Много? – взволновано спросил пациент.

-Все в порядке. Тридцать шесть и шесть.

-Досадно… А я-то надеялся жар градусов на тридцать девять, или даже лучше – сорок, поэтому и бред, и она мерещится…

-Простите, кто мерещится?

-Женщина…

-Что, совершенно посторонняя, не знакомая?

-Не то чтобы совсем посторонняя… Она у меня целый год секретарем работала.

-Понимаю. Тогда вам стоит прекратить с ней всяческие контакты в жизни!

-Она уже сама прекратила, сразу после того как мы проконтактировали…

-Понимаю. И, что сразу после этого она стала приходить? То есть являться?

-Не сразу. Примерно через пару недель…



Taliana

Отредактировано: 08.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться