Blue blood on the Aquamarine

6.

- Вас приказано переодеть, госпожа! – мурлычет хрупкое миловидное создание, пряча глаза в высматривании странных туфель. Её белоснежные волосы аккуратно зачёсаны назад, отчего делаю выводы, что служанкам здесь живётся куда лучше, чем женам миллиардеров в Нью-Йорке.

Околдованная серебряными нитями жемчугов, не замечаю, как девушка тянется к моим волосам, и вздрагиваю от робкого прикосновения горячих рук, а резко обернувшись, вижу в её глазах страх и изумление.

- Ваша одежда неподобающая для нас. На предстоящем балу вам предстоит произвести неизгладимое впечатление на представителей иных королевств. От степени вашего благоразумия зависит мир и процветание нашего города. Пожалуйста, позвольте мне..? – её мольба отражается в аквамариновых глазах, и совершенно не понимая ни слова, киваю, полагаясь на судьбу.

Воодушевившись моей покорностью, блондинка быстрыми движениями проходится по змейке на спине, ослабевая хватку поднадоевшего корсета.

- Что ты вздумала!? Что ты делаешь!? - вскрикиваю, ловя кружевную ткань практически у самой груди. 

- Успокойтесь, прошу! – незнакомка протягивает ко мне ладони, но я отступаю назад. – Время ускользает.., госпожа!.. Скоро всё начнётся... Прошу вас! – её умоляющий взгляд дрожью обволакивает моё сердце, и я сдаюсь, присаживаясь на указанное место, позволяя продолжить расшнуровку платья, ведь сопротивляться всё равно бессмысленно.

Послушно отбрасываю в сторону корсет, и выпутываюсь из обширных юбок, оставаясь в одних белых трусиках. По телу прошел холодок, и я прикусила губу. Разворачиваюсь к ней лицом, прикрывая голую грудь обеими руками. Светловолосая набрасывает на мои плечи шелковый халатик, предлагая проследовать за ней.

- Вам следует искупаться, госпожа, чтобы благоухать, как ночная глаоима* (орхидея), и завлекать своим телом наших господ. От этого зависит ваша жизнь и наше мирное процветание. – прошептала она неуверенным тоном, по-прежнему боясь поднять глаза.

Медленно прохожу под белоснежной аркой, охая, заметив неописуемой красоты трапециевидную купальню, наполненную молочной водой. Маленькое помещение источает аромат ванили, мускуса и бергамота. По углам расставлены фарфоровые вазы с необычайными цветами. Бриллиантовый пол обставлен свечами разных размеров и оттенков. Аккуратно пробираюсь сквозь воздушные ткани, свисающие с потолка, не внимая веры в сказочность этого места, и боясь к чему-либо прикасаться, чтобы не развеять милый сердцу мираж.

Девушка незаметно скрылась из виду, предоставив меня нахлынувшему спокойствию бурных размышлений. Полностью расслабившись, захожу в горячую воду, усланную лепестками роз.

- Как же мне хорошо... – томно выдыхаю от наслаждения.

Минуты, казавшиеся вечностью, всплыли незаметно, и та самая девушка бесцеремонно ворвалась в мой воображаемый мир, разрушая парящее волшебство, протянув махровую накидку.

- Прошу вас, госпожа, время пришло!

Нехотя поднимаюсь, позволяя завернуть своё обмякшее тело в тёплый кокон, и следую за ней в тусклое помещение. Контраст с яркого света глухой болью ударяет в глаза, и я жмурюсь. Девушка помогает присесть на стул, продолжая что-то щебетать. Золотой гребень с силой впивается в мои локоны, и я зажимаю губу от непривычной боли. Мои волосы всегда были непослушными после мытья, а в принудительном заточении я не расчёсывалась уже более недели. Гель, лак, мусс и умелые ручки парикмахеров-специалистов наворотили на голове птичье гнездо, как того требовала постановка для глянцевого фото, потому я сейчас действительно сочувствую её костлявым пальчикам. Но не проходит и пары минут, как девушка ловко справляется со взъерошенными волосами, зачёсывая их ровными гладкими прядями назад, и собирая в тугой пучок необычным способом, тем самым золотым гребнем с громадной розой. Я ещё не опомнилась, а пред лицом запорхали белоснежные кисти, наносящие на веки пастельные оттенки. Секунда, и блондинка уже придаёт рельефность моим губам кисточкой с вишнёвым ароматом. Без разрешения вытаскиваю зеркальце из её косметички, и начинаю пристально осматривать себя, совершенно не веря отражению. Лицо осунулось, поблекло, а глаза блестят безысходностью. Пухлые губки превратились в еле заметные ниточки, такие же бесцветные, как и я сама. Даже скудный макияж не в силах разбавить разноцветный колорит фламинго. Очень скоро я превращусь в приведение, и буду шататься по миру полупрозрачная. Томно выдыхаю, закрывая глаза.

Из грустных размышлений выводит настойчивое хныканье, и светловолосая нависает надомной с белой рясой в руках. На воротничку и рукавах расшиты серебряными нитями цветочные лозы, окончание которых усыпано драгоценными камнями. Подгрудная зона выделена красными верёвочками, собранными в оборочку для стягивания тонкой талии. Некое современное одеяние праведных католиков, только вариант праздничного наряда. Ловкими движениями помогает обуться в коротенькие кружевные полусапожки, завязывая на шее жемчуг, и параллельно распыляя по всему телу и странному наряду фиалковые духи. От резкого запаха запершило в горле, и я закашлялась.

- Садитесь. Вы готовы. Принц зайдёт за вами. Ждите. – быстро откланивается и уходит, оставляя меня в неведении дальнейших событий.

- Для чего меня нарядили!? Для брачной ночи? Провожают в последний путь? Я не готова! – резко вскочив на ноги от нахлынувшей паранойи, я принялась расхаживать из угла в угол тесным помещением. Кровожадные картинки со скоростью ветра мельтешат измотанными мыслями, не позволяя полноценно оценить плюсы и минусы нынешнего положения.

Ненавистную тишину разрезает глухой скрежет, и открывается дверь. Я напряглась всеми фибрами своей души, когда в нос ударил аромат ванили и ментола с чем-то ещё, неизвестным. Затаив дыхание, медленно разворачиваюсь, чтобы самолично узреть приближение опасного врага, который повлечёт за собой смерть или более изощрённые мучения. 



Rey Rozalinda

Отредактировано: 20.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться