Blue blood on the Aquamarine

Размер шрифта: - +

7.

Достаточно смелости у человека, чтобы встретиться лицом к лицу со своими воображаемыми страхами? Ужас застывает в сердце при мысли о былом и настоящем, где грань будущего ещё не пресечена. Говорят, проблемы стоит решать по мере их поступления, но что, если это неверная теория? Я заглядываю в глаза прекрасному незнакомцу, но вижу абсолютное ничего: безмятежность, празднество, любопытство. В его холодных зрачках отражается моя печаль, страх и безысходность. Громко выдыхаю, вкладывая руку в ледяные пальцы.

- Не бойтесь, это всего лишь бал! Вы в безопасности, но не доставляйте хлопот, мисс! – говорит блондин, широко улыбаясь, а я не понимаю ни слова. - Я понимаю, что это не скрасит ваше прибывание здесь, но я мечтаю помочь вам адаптироваться. Наш мир не является рассадником злости, ожесточения или вековой ненависти, которую вы пропагандируете на своей планете, но примириться с добротой, отзывчивостью и безмерной любовью порой намного сложнее, и приравнивается по силе к познаниям глубин сокрытой души. Это величайшая наука, мисс, видеть в мире прекрасное, и не желать зла ближнему, строить воздушные замки и наслаждаться карамельными реками созвучных слов. Породив в своём сердце веру в любовь и Амина* (Господа), вы сможете стать частью нашей планеты. Я действительно желаю увидеть искреннюю улыбку на вашем лице! - околдованная бархатным голосом прекрасного незнакомца, чувствую, как загадочный мир колыхается на волнах неизведанности, а я отдаляюсь от берега своего спасения в глубь океана, и тону, тону в глазах цвета моана, пока парень обычным движением кисти творит невообразимое волшебство, вырисовывая в воздухе деревянной палочкой с синим лазером маленькую чёрную шкатулку, и преподносит мне с безграничной нежностью во взгляде. Потеряв дар речи, опасливо провожу ладонью под нависшей в воздухе коробочкой, но пальцы обдаёт пустота.

- Это мне? - неуверенными движениями подхожу ближе, касаясь шестигранного подарка, усыпанного разноцветными камнями. Указательный палец прокалывает острая игла, и я вздрагиваю от неожиданности, прикладывая палец к губам.

- Здесь стоит индикатор распознавания личности по крови владельца. Необходимые меры предосторожности, чтобы ваши секреты находились в сохранности от восторженных вейкеров* (министров). - утешительно мурлычет блондин, открывая шкатулку и зазывая меня полюбоваться вместилищем странного подарка.

На алой пушистой подушечке нежится небольшой родохрозит* (минерал, известный, как роза инков). Каменные розовые лепесточки чудного природного творения пропитывают сердце старинной мелодией забытого детства, а странные ласковые завитки ведут лабиринтами утаённых желаний. Дрожащими пальцами поднимаю душистый цветок, и приоткрываю тоненькую гравированную крышечку, где с теплой постельки поднимается изящная балерина. Беловолосая хрупкая девушка в коротеньком платьице начинает грациозно кружиться по высоким нотам от биения сердца. Замираю от восторга, мысленно восхваляя создателя подобного божества. Парень замечает перемену моего настроения, и воодушевлённо улыбается. Отбросив сомнения в сторону, просовываю руку под его локоть, и мы начинаем неспешно шагать коридорами бесконечности.

Скользкий пол мешает держать равновесие, а потому прижимаюсь к блондину, моля о поддержке. Его невозмутимый вид внушает доверие, и я мечтательно вздыхаю, когда уловив посыл желаний, он накрывает мою ладонь своею, притягивая ближе за талию.    Золотые канделябры на стенах создают атмосферу романтики, и моё сердце затрепетало, вкушая запретный порок вспыхнувшей фантазии. В конце серого коридора под высокой аркой, опоясанной различными цветами, замерли два по праздничному одетых стражника, которые низко поклонились при нашем появлении, и довольно улыбнувшись, распахнули огромные белоснежные двери, пропуская вовнутрь магического мира.

Глаза ослепило от пестроты белого света, и я поёжилась, отступив назад. Принц участливо сжал мою ладонь, обозначая грани терпения от ожидания следующих шагов. Неспешно мы спустились на колоннообразный балкон, и я замерла от предвкушения дальнейшего развития сказки.

Память - довольно тривиальная субстанция, но вероятность того, что мне посчастливилось ранее лицезреть подобные оттенки золота или серебра, равняется нолю. Величественный тронный зал убран в духе Ренессанса, а по зеркальному паркету кружатся разноцветные пионы. Лепестки воздушных платьев завораживают лучами золотой пыли, и кажется, что воздух насквозь пропитан волшебством. В центральной части зала с потолка свисает огромная золотая люстра с миллионом пальчиковых свечей, обдавая свечением на полу серебряную звезду с позолоченными краями, которая кружится вокруг оси, создавая эффект рельефности зрительного миража, где треугольные стенки переплетаются между собой, сооружая трапецевидные ромбы, и проецируются на танцующие пары, которые окутывает пеленой мерцающего обаяния. На стенах со всех сторон развешаны тончайшие ткани персикового и алого оттенков, а девственно-белый цвет мраморной лестницы гармонично переплетается с косичками нежнейших цветов.

На небольшом выступе, усланном лепестками пионов и разноцветными бусами, стоит изумительная женщина в скромном синем платьице. Её губы едва приоткрываются, но голос эхом раздаётся глубинами души, заволакивая в лабиринты дум о любви и сладострастия. Гортанные мондегрины* (непонятные слова в песнях) нежно ласкают ушки, зазывая покорных слушателей к танцу, и кажется, время остановилось, повторяя сегодняшний день тысячелетней кинолентой инди стиля. Покорённую и расслабленную происходящим празднеством, меня снова сковала парастезия* (онемение, покалывание во всём теле, табунок мурашек), и я безмолвно принялась изучать зеркальный паркет и жителей странного королевства, пока принц умилительно осматривал меня, как кошка, которая делает вид, будто любуется птичкой, и мне на миг показалось, что его сердце сделано из взбитых персиковых сливок.



Rey Rozalinda

Отредактировано: 20.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться